Авторизация
 
  • 06:01 – Голос 5 сезон выпуск от 09 декабря 2016 Прямая трансляция смотреть онлайн 
  • 06:01 – Голос 5 сезон: выпуск от 9 декабря 2016, смотреть онлайн, четвертьфинал 
  • 06:01 – Красноярский преподаватель ВУЗа держал у себя на компьютере порноролик 
  • 06:01 – Большинство с Сергеем Минаевым на НТВ 09.12.2016 смотреть онлайн 

Лукашенко. Режимный субъект

162.158.78.101

Лукашенко. Режимный субъект 13 марта Европейский союз продлил санкции, введенные год назад против российских и крымских чиновников и компаний. В списке — 150 граждан и 37 компаний. Зато в отношении многих белорусских чиновников, признанных виновными в репрессиях, санкции отменили. И компании, подконтрольные лукашенковским «кошелькам», тоже вывели из-под санкций вместе с их владельцами. И это во многом — результат работы европейского лобби белорусского режима. В России все это еще будет. Ждите появления в Брюсселе, Варшаве, Лондоне, Праге многочисленных небольших контор со статусом неправительственных организаций и малопонятными бюрократическими названиями вроде «Офиса за свободную Россию» или «Бюро информационной солидарности с демократическими силами России». Это, оказывается, эффективнее и дешевле, чем нанимать европейских адвокатов и пиарщиков. Белорусский опыт, несомненно, не пропадет. Еще несколько лет назад Александр Лукашенко был наивен и за большие деньги нанимал британские компании для создания в Беларуси имиджа диктатуры с человеческим лицом. И если в 2008—2010 годах режим защищали пиарщики-частники за большие деньги, то потом — целые европейские государства, тоже за большие деньги в виде контрактов и подрядов. А сейчас — большинство европейских стран, уже бесплатно. Такой эволюции позавидовал бы и президент Судана Омар Башир, обвиняемый в геноциде, — он тоже обращался к британским пиарщикам, в частности, к Bell Pottinger Group. Но за создание позитивного имиджа Башира на Западе глава компании лорд Тимоти Белл не взялся. А за Лукашенко — взялся. Именно Тимоти Белл был первым наемным пиарщиком белорусского режима. Его посоветовал нанять общий друг Лукашенко и Белла Борис Березовский. Контракт с Bell Pottinger Group был заключен летом 2008 года, перед парламентскими выборами. Это и было первой задачей лорда: добиться признания Западом самих выборов и их результатов и, соответственно, легитимизации палаты представителей — искусственно созданного Александром Лукашенко якобы законодательного органа взамен разогнанного легитимного Верховного совета. Никто этот новый орган не признал, Беларусь лишили статуса в Совете Европы, и спустя десять лет после конституционного переворота белорусская власть решила, что можно добыть признание просто за деньги, заплатив их пронырливому лорду. Сумма контракта не разглашалась и не разглашена до сих пор — лорд Белл в нескольких интервью после подписания контракта называл разве что порядок цифр — «миллионы», которые намерен заработать на Беларуси. Британские журналисты утверждают, что речь шла о десяти миллионах долларов в год, хотя документального подтверждения никто не нашел. Лорд Белл и его проект провалились с треском: те выборы были объявлены Западом жульническими, а единственный журналист The Financial Times, приехавший в Минск с легкой руки Белла, опубликовал после поездки статью под заголовком «Последняя диктатура Европы». Это был провал — и с содержанием, и с заголовком. И в 2009 году контракт продлен не был. Незадолго до президентских выборов 2010 года Александр Лукашенко нашел себе нового лорда. Питер Селвин Гаммер Чадлингтон, глава британского пиар-холдинга «Хантсуорт», известен тем, что два года, с 1995-го по 1997-й, возглавлял Британскую королевскую оперу и успешно довел ее до банкротства. Впрочем, провалить контракт вслед за Беллом Чадлингтон просто не успел — он растворился в лондонском смоге почти сразу же, потому что после разгрома митинга, в день выборов и ареста всех кандидатов в президенты, о позитивном имидже на Западе лучше было просто забыть. После массовых декабрьских арестов белорусскому режиму было уже не до формирования образа Лукашенко. Речь шла о персональных санкциях Евросоюза в отношении силовиков, чиновников и «кошельков» президента: сам он находится в черном списке ЕС с 2006 года — предпоследних президентских выборов. И вот тут без всяких пиар-агентств и многомиллионных контрактов в качестве лоббистов белорусского режима неожиданно выступили два государства Евросоюза — Словения и Латвия. И еще — Литва, но не так открыто. Впрочем, со Словенией все было понятно: она вроде и не выступала совсем уж против санкций, но зато заблокировала кандидатуру ближайшего соратника Лукашенко среди бизнесменов — Юрия Чижа. И Чиж со всеми своими предприятиями не был включен в черный список ЕС. А причина проста — у Чижа был контракт на 150 миллионов евро со словенской компанией Rico d.o.o. на строительство гостиницы Kempinsky в Минске. Эта самая Rico d.o.o. появилась на белорусском рынке после того, как ее владелец Янез Шкрабец в 2004 году за свой счет пригласил Александра Лукашенко, уже ставшего изгоем в Европе, покататься на горных лыжах в Словении. Вот тут-то у Rico пруха и пошла. Поставки оборудования на минские заводы, с легкостью выигранный тендер на строительство гостиницы, контракт на 150 миллионов евро — и вдруг так некстати эти политзаключенные, да еще и громкая смертная казнь после теракта в Минске двух молодых людей, чью вину так и не доказал суд. В конце концов, руководство фирмы обратилось в МИД Словении и потребовало защитить интересы словенского бизнеса за рубежом. И Словения сначала потребовала возмещения будущих убытков от Евросоюза, но, получив отказ, просто воспользовалась правом вето и 27 февраля 2012 года заблокировала Чижа при утверждении в Брюсселе расширенного списка белорусских персон нон грата. Но ровно через месяц — 25 марта 2012 года — Евросоюз вновь расширил санкции. И на этот раз Юрий Чиж и подконтрольные ему компании вошли в черный список — вкупе с еще одним лукашенковским богатеем Анатолием Тернавским и его фирмами, а также очередной партией судей, прокуроров и кагэбэшников. К слову, главный белорусский торговец оружием Владимир Пефтиев и его фирма «Белтехэкспорт» попали под санкции еще раньше — летом 2011 года, сразу после вынесения приговоров участникам декабрьских протестов. Спустя год список стал действительно внушительным: 243 фамилии и 32 компании. В то же самое время Латвия подсчитывала возможный ущерб от санкций в отношении лукашенковских «кошельков». И насчитала почти 500 миллионов евро. Против санкций выступали премьер-министр, глава МИД, министр обороны и другие высокопоставленные латвийские чиновники. Они посетовали на отсутствие механизма компенсации убытков со стороны Евросоюза. В соседней же Литве роль лоббиста Лукашенко взяла на себя лично президент Даля Грибаускайте. Она, правда, не сосредоточивалась на убытках, а просто повторяла, что санкции не изменят ситуацию, но отдалят Беларусь от ЕС. Серьезных санкций и не было, а массовые аресты, политические убийства, смертная казнь, уничтожение газет и преследование инакомыслящих отдалили Беларусь от Европы так, что хоть три года скачи, ни до какого государства не доскачешь, а вот поди ж ты, до сих пор по привычке повторяют. Впрочем, Литва и Латвия — не по привычке. У Беларуси нет выхода к морю, и Клайпедский и Лиепайский порты — давние конкуренты за белорусские грузы. Плюс транзит нефтепродуктов и калийных удобрений… Какие там, к черту, права человека, когда страдает большой бизнес? После того как лоббистами режима Лукашенко стали целые государства, никого уже не удивило появление в Брюсселе никому прежде неизвестных НПО вроде «Офиса за демократическую Беларусь», деловито занявшихся защитой интересов «пострадавших» от санкций. Они же попытались убедить европейских чиновников в том, что Беларусь готова к реформам, прогресс там столь стремителен, что его просто не успевают заметить за границей, а торговец оружием Владимир Пефтиев не должен находиться в черном списке ЕС. Почему именно Пефтиев, а не кто-нибудь другой? Да потому что именно он через своих эмиссаров пообещал ровно миллион долларов тому, кто добьется его исключения из списка. Первым об этом рассказал бывший кандидат в президенты Беларуси Алесь Михалевич, покинувший страну после выхода из тюрьмы под угрозой повторного ареста и живущий в Чехии. Затем информацию подтвердили и другие представители белорусской диаспоры, и брюссельский EUobserver после серии интервью с чиновниками ЕС. Владимир Пефтиев, судя по всему, со своим миллионом все-таки расстался: 30 октября прошлого года его исключили из черного списка Евросоюза. Но если и расстался, то зря потратился — всего из списка исключили 24 человека. В том числе — судей и прокуроров, отправлявших за решетку политзаключенных. Чиновники ЕС вяло объясняли это тем, что исключенные уже не работают на прежних должностях. То есть посадил судья пару десятков человек «за политику», потом ушел на пенсию — и все, больше никаких претензий. Теперь не какая-нибудь шелупонь лоббирует режим Лукашенко в Евросоюзе, а сам Евросоюз. И, естественно, главной причиной тому — война на Украине. На фоне агрессора Путина Александр Лукашенко начинается мниться европейцам почти демократом. И ради мнимой стабильности хотя бы на этом участке буферной зоны между Европой и Россией, оказывается, можно забыть и о тех, кто по-прежнему сидит в тюрьмах, и о тех, кто их туда посадил. Художественный руководитель белорусского «Свободного театра» Николай Халезин — один из тех, кто убеждал руководство Европейского союза в необходимости введения санкций против репрессивного аппарата. Так получилось, что руководители «Свободного театра» после 19 декабря 2010 года вынуждены были бежать из страны, иначе — арест и срок. Они встречались с Кэтрин Эштон и Ангелой Меркель, еврокомиссаром по вопросам расширения и политики добрососедства ЕС Штефаном Фюле и спецдокладчиком ООН по Беларуси Миклошем Харашти, министрами иностранных дел Швеции и Великобритании. И все собеседники говорили: «Да-да, санкции не будут отменены, пока в Беларуси остаются политзаключенные». Политзаключенные никуда не делись. Санкции отменяются. «Санкции ЕС, введенные так шумно, помпезно, практически все отменены, — говорит Николай Халезин. — Осталась лишь пара предприятий, но снятие санкций с них — это лишь вопрос времени. А все решения по легализации этих компаний проводились в период бесславных «минских переговоров», когда лидеры Франции и Германии облизывали Путина под присмотром Лукашенко. Собственно, немецкий лидер Ангела Меркель и является инициатором этого процесса. Но снятия санкций руководству ЕС и международных структур показалось мало, и они решили начать очередной процесс спасения «белорусского экономического чуда» и легитимизации Лукашенко. Весь ближайший график белорусского правителя расписан встречами с представителями международных финансовых институтов, фондов и политиками стран ЕС. И вся эта закулисная муть называется новой европейской стратегией в отношении Беларуси и рассчитана на то, чтобы обогреть Лукашенко, оторвав его от Путина, со скоростью курьерского поезда теряющего средства как на содержание собственной страны, так и на поддержку вассалов. Но любой белорусский школьник знает, чем закончится этот горемычный европейский проект — новыми тюремными сроками для оппозиционеров, вынужденной эмиграцией активистов и разгромом тех редакций, которые еще сохранились». Так уже было. Санкции будут отменять, объясняя это политической целесообразностью. Потом — вводить новые. Политзаключенных и репрессированных в Беларуси меньше не станет, но зачем-то же на свете существуют грабли? Читать больше на Glavcom.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter