Авторизация
 
  • 15:56 – Биатлон 10.12.2016 (10 декабря) прямая трансляция гонка преследования мужчины: где можно посмотреть трансляцию гонки 
  • 15:56 – Андрей Губин сделал сенсационное заявление о том, почему он все еще не женился 
  • 15:56 – Успеть за 24 часа на СТС 142 выпуск 10122016 смотреть онлайн 
  • 15:56 – Вести в субботу последний выпуск 10.12.2016 смотреть онлайн 

Гражданская ядерная ответственность: что дальше?

162.158.78.75

При том, что выход из тупика по вопросу о гражданской ядерной ответственности воспринимается в качестве наиболее значительного результата визита Обамы, из-за акцента на этом узком вопросе исчезает более широкая картина. Со времени окончания холодной войны индийско-американский ядерный диалог стимулировала более обширная основополагающая политическая идея, и, говоря о выходе из завалов, Нарендра Моди и Барак Обама явно имели в виду более важную политическую цель. Прошёл месяц после визита президента США Барака Обамы в Дели в качестве главного гостя на праздновании Дня Республики, когда он провёл знаменитые «беседы за чаем» с премьер-министром Нарендрой Моди. Обзор индийских комментариев по результатам визита Обамы свидетельствует, что наиболее существенным его итогом считают выход из тупика по вопросу о ядерной ответственности. Оба лидера уделили особое внимание этому пункту во время совместной пресс-конференции, а в параграфе 43 Совместного заявления говорится: «Руководители приветствовали понимание, достигнутое по вопросам о гражданской ядерной ответственности и административным соглашениям по сотрудничеству в сфере мирного использования атома, и с нетерпением ждут, когда построенные США реакторы в кратчайшие сроки будут осуществлять свой вклад в энергетическую безопасность Индии».

Учет политической цели Поначалу отсутствие деталей привело к появлению большого количества спекуляций относительно характера прорыва и предоставленных гарантий. Для прояснения ситуации МИД Индии предпринял необычный шаг и опубликовал 7-страничные пояснения «Вопросы и ответы», которые вызвали очередной раунд споров о том, было ли это прорывом или нет. Однако такой акцент на этом узком вопросе заслоняет более широкую картину: со времени завершения холодной войны индийско-американский ядерный диалог стимулировала более широкая основополагающая политическая идея, и, говоря о выходе из завалов, Нарендра Моди и Барак Обама явно имели в виду более важную политическую цель. После встречи в Вашингтоне в сентябре прошлого года оба лидера «подтвердили приверженность полному выполнению индийско-американского соглашения по сотрудничеству в сфере мирного атома». Оба руководителя понимали, что вопрос о ядерной ответственности стал препятствием, которое необходимо преодолеть для развития отношений. Была сформирована контактная группа, которая провела три встречи в течение двух месяцев, предшествовавших саммиту в День Республики. В январе чиновники исчерпали свой мандат в формате контактной группы. Моди и Обама понимали, что вопрос заключался не в том, построят ли Westinghouse и General Electric атомные электростанции в Индии (данный процесс неизбежно займет многие месяцы, даже годы сложных технических и финансовых переговоров), а о том, смогут ли руководители стран взять на себя ведущую роль в данном вопросе. «Индии необходимо активизировать работу со странами-членами Группы ядерных поставщиков (ГЯП), и этот процесс должен координироваться с США, чтобы на пленарном заседании ГЯП в 2016 г. Индия смогла официально вступить в Группу. Это завершит изоляцию индийского атомного истеблишмента». Моди и Обама согласились, что дальше откладывать решение по данному вопросу нельзя. Кроме того, Моди удалось убедить Обаму, что, несмотря на большинство в Лок Сабхе (это нижняя палата парламента Индии — прим. ред.), он не может вносить поправки в закон об ответственности или в правовые нормы. Такой шаг мог вызвать политическую бурю, в которой оказались бы члены его кабинета, включая и министра финансов, и министра иностранных дел, которые были лидерами оппозиции соответственно в Раджья Сабхе (верхней палате парламента Индии — прим. ред.) и в Лок Сабхе в 2010 г., когда обсуждался законопроект. Поэтому переговорщикам были даны указания выработать решение, основанное на политических заверениях и процедурах по уменьшению рисков, которые будут разработаны индийской страховой системой, а не на внесении поправок в законодательство. Вот в этом-то и был скрытый риск. Смогут ли данные соглашения выдержать юридическое рассмотрение в индийском суде в случае, если их оспорят? Тем не менее, два лидера решили, что можно рискнуть, так как оба были убеждены, что двусторонним отношениям следовало выбраться из удавки, создаваемой гражданской ответственностью.

Разъяснительная работа В законе о гражданской ответственности за ядерный ущерб 2010 г. было два камня преткновения. Первым был параграф 17, который предоставляет оператору атомной установки (в Индии это Национальная корпорация по ядерной энергетике) после выплат компенсаций жертвам ядерной аварии право регресса против поставщика при некоторых условиях. Два из этих условий признаются в качестве части международного правового режима, относящегося к ядерной ответственности: во-первых, когда данное право является частью прописанного договора между поставщиком и оператором; во-вторых, когда произошел преднамеренный ущерб из желания нанести вред. Третье условие, отражённое в пункте 17(b), было новацией, и оно давало оператору право на обращение в суд против поставщика, если инцидент произошел из-за «поставки оборудования или материалов с очевидными или скрытыми дефектами или с некачественным обслуживанием». Сообщество поставщиков сочло данное положение двусмысленным и способным сделать его уязвимым к бессрочным искам с претензиями. Новое разъяснение предполагает разрешить этот вопрос путем увязки положения пункта 17(b) с «действиями и основаниями, такими как обусловливание/обстоятельства ответственности производителя перед потребителем или контракт на техническое обслуживание» между оператором и поставщиком и, вследствие этого, рассматривать их в контексте таких договорных условий. Цель этого — ликвидировать бессрочный характер возможных исков с претензиями к поставщику путем лимитирования их обязательствами и условиями по контракту.

Страховка Второй загвоздкой была статья 46, в которой говорится, что положения закона о гражданской ответственности за ядерный ущерб «были приняты в дополнение, но не в ограничение какого-либо другого закона, действующего на данный момент», что вызвало беспокойство среди поставщиков, так как им могут быть предъявлены множественные совпадающие иски с претензиями. Это планировалось решить посредством разъяснений о том, что все гражданские иски будут рассматриваться исключительно в соответствии с законом о гражданской ответственности за ядерный ущерб, так как именно это и было основной целью принятия данного специального закона, и далее, что рассмотрение этих исков будет находиться под юрисдикцией специально сформированной Комиссии по искам. Тем самым исключается какая-либо юрисдикция любого иностранного суда.
Концепция управления рисками, стоящая за идеей создания индийского ядерного страхового пула, была детально разработана в пояснительной записке, где отмечается, что объем страховых выплат будет скромным. При страховом договоре в 15 млрд инд. рупий размер ежегодной страховой премии составит в среднем от 15 до 30 млн инд. рупий (подсчитано по среднему уровню мировой практики в 0,1% и 0,2%), что представляет собой не такую большую сумму при капитальных затратах свыше 100 млрд инд. рупий за реактор мощностью в 1000 МВт. Фонд страхования ответственности может быть задействован при номинальной доплате, скажем, в 5 пайс за каждый блок АЭС, что при нынешнем уровне установленных энергоблоков может составить около 2 млрд инд. рупий ежегодно. Это позволит правительству относительно быстро возместить часть выплат в основной фонд страхования ответственности.

Избавление от наследия недоверия

Адвокаты и специалисты в области анализа рисков могут продолжить дискуссии вокруг юридической силы этих разъяснений, а также о модели оценки вероятности риска, использованной при создании страхового пула, но такой подход скрывает более широкую картину. Для Моди и Обамы достигнутое в январе соглашение является средством для запуска процесса ядерного диалога и доведения его до логического завершения. Эта проблема была источником разногласий в отношениях между странами, и наследие недоверия усложняло продвижение стратегического партнерства. Ни Моди, ни Обама не могут гарантировать то, что американские компании Westinghouse и General Electric построят ядерные блоки в Индии, но они точно смогут окончательно похоронить все спорные вопросы по сотрудничеству в атомной энергетике. Сейчас прежде всего необходимо ратифицировать Конвенцию о дополнительной компенсации за ядерный ущерб, которую Индия подписала в 2010 г.
Разъяснения должны помочь сгладить этот процесс. После ратификации конвенции укрепится позиция индийского правительства по вопросу толкований законодательства, а Национальная корпорация по ядерной энергетике Индии сможет начать предварительные технико-экономические переговоры с американскими поставщиками, предлагая аналогичные заверения другим иностранным поставщикам. Одновременно с этим Национальная корпорация по ядерной энергетике Индии должна будет привести тексты контрактов в соответствие с этими разъяснениями (что пока не делается), чтобы и отечественные поставщики не испытывали беспокойства. И последнее. В 2015–2016 гг. нам представился подходящий шанс, которым Индия должна воспользоваться, для полноценного участия в работе Группы ядерных поставщиков (ГЯП). В 2008 г. был дан толчок, когда ГЯП, при сильном дипломатическом напоре со стороны США, согласилась на исключение Индии из своих требований и разрешила осуществлять гражданские ядерные сделки с Индией. Большая часть этого импульса была утрачена в последние годы и нуждается в возобновлении. С новообретённой дипломатической активностью Индии следует оживить работу со всеми странами-членами ГЯП на множественных уровнях. Данный процесс должен координироваться с США, чтобы на пленарном заседании ГЯП в 2016 г. Индия смогла официально стать членом Группы. Это завершит изоляцию индийского атомного истеблишмента, которая началась в 1974 г., и вернет Индию в качестве участника официальной торговли и коммерции в сфере мирного атома с одновременным подтверждением приверженности Индии режиму нераспространения. На двустороннем уровне поддержка США (при доведении данного процесса до логического завершения) устранит то недоверие, которое подчас омрачало отношения между двумя странами. Обращение Моди и Обамы к методам политической прагматики при устранении такого препятствия, как проблема гражданской ответственности, отражает их готовность заглянуть дальше за горизонт и получить более широкую картину. Сейчас требуется план с ясными целями, который поможет в трансформации индийско-американских отношений в определяющее партнерство XXI века. Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter