Авторизация
 
  • 23:36 – КВН 55 лет Кубок мэра Москвы 04 12 2016 смотреть онлайн 
  • 23:36 – ДТП под Ханты-Мансийском 4 12 2016: число погибших возросло до 12, в реанимации находится 21 ребенок 
  • 23:36 – «Синяя птица» конкурс 2016 выпуск 4 от 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 23:36 – Страшная авария в ХМАО, где погибли 10 детей, попала на ВИДЕО 

«Руководство Киева дозрело до психбольницы»

162.158.78.223

«Руководство Киева дозрело до психбольницы» Не стоит делать из транспортного «комара» боевого «верблюда» — так успокаивает страсти вокруг проезда частей США по территории ЧР в своем регулярном обзоре событий за неделю журналист и аналитик Тереза Спенцерова. В этом вопросе она видит другой момент, по ее словам, гораздо худший. Говоря о событиях на Украине, она отмечает, что инициатива перешла в основном в руки Меркель и Олланда. И они будут отстаивать «свои» минские соглашения. В том числе перед Порошенко. Parlamentní listy: Киевский парламент одобрил закон о предоставлении автономии двум областям Донбасса, которым это гарантировали минские соглашения. Однако Порошенко заявил, что договоренности уже не действуют из-за нарушений сепаратистов. Более того, киевский закон выставляет условие в виде выборов «без участия нелегальных боевиков». Что же это за уравнения с 50-ю неизвестными получается? Пожалуйста, растолкуйте нашим читателям ситуацию. Что происходит законно и фактически, и что будет дальше?

Тереза Спенцерова: Похоже, новыми законами Киев пытается склонить Донбасс к добровольной капитуляции тем, что дает ему право выбрать местное самоуправление с одобрения Киева, а потом получить и некую «ограниченную» автономию, если Киев на то даст добро. Но все это злая шутка, потому что в масштабах целого украинского конфликта Киев, то есть Порошенко, Яценюк и компания воплощают самые жалкие и по своему значению самые слабые фигуры. Они руководят обанкротившейся страной, укрепляют армию, на которую у них нет ни денег, ни людей, угрожают России полномасштабной войной — да еще с победным для них концом... Все это говорит о том, что по сути киевское руководство дозрело до психушки, и если Запад будет его поддерживать, то ситуация будет только ухудшаться. Однако оно признает, что Украина как таковая уже фактически не существует, а правительство Порошенко и Яценюка оказывает на функционирование государства уже очень ограниченное влияние. Кстати, именно поэтому я предпочитаю использовать прилагательное «киевское», а не «украинское» правительство. Мне кажется, что так точнее. Чтобы удержаться у власти, а с тем и у трубы, по которой с Запада потекут миллиарды, им нужно выиграть время, поэтому они и выдумывают фокусы-покусы и делают чрезвычайно самоуверенные заявления. Нет никакого смысла в том, чтобы воспринимать их всерьез, потому что в итоге «Киев» все равно сделает то, что ему прикажут извне. Сейчас главное, возьмет ли верх воинствующий рев из конгресса США и, например, Польши и Прибалтики, или же победят Берлин и Париж. Ангела Меркель и Франсуа Олланд поставили на минские соглашения свой политический авторитет и, конечно, не позволят «какому-то» Порошенко портить им имидж, репутацию и бизнес с Россией. Другими словами, да, Порошенко «разорвал» минские соглашения, но это не означает, что в ближайшее время он снова «не одумается». В конце концов, без западных денег не выживет ни он, ни Яценюк, а тем более Украина и ее рядовые граждане, но США никаких больших траншей не отправляют... Я думаю, что у руля, определяющего дальнейшее направление развития кризиса, стоят Германия и Франция...

— На территории «остальной» Украины, за исключением Донбасса, происходит еще более резкое удорожание всего, что можно, а кроме того, по данным некоторых СМИ, первые симптомы больших проблем появляются в Закарпатье. Насколько все серьезно? Я имею в виду экономику и сепаратистские настроения на западе страны. И раз уж мы говорим о политике Киеве... Какие сегодня царят отношения, альянсы, неприязнь и ненависть между отдельными фракциями власти на Украине? Как в рамках парламента, так и в рамках коалиций власть предержащих фигур. Недавно вы сообщили, что Порошенко уже давно не руководит страной... Тогда кто же? — Это комплексная проблема, которую я могу упростить так: сейчас на территории Украины борются все со всеми. Там идет война с мятежниками в Донбассе, там идет война между олигархами за самый большой куш и власть, потому что в период краха все можно получить за деньги. Кому-то некоторое время удобно быть на стороне Киева, но через неделю все может поменяться, и это прекрасно видно на переливании сил от правительства к оппозиции и обратно в киевский парламент, потому что самостоятельность одного региона, скажем упомянутого Закарпатья, тоже предлагает интересные возможности... Пока наш мейнстрим в СМИ повторяет пустые фразы о свободе, демократии и т. п., на Украине, вероятно, нет той силы, которая не преследовала бы собственных интересов и под разными то «демократическими», то националистическими лозунгами не работала бы лишь на то, чтобы урвать для себя кусок побольше. Во время этой борьбы гибнут люди и теряются миллиарды. В целом ясно, что отдельные регионы находятся в цепких руках олигархов, которым Киев в прошлом году раздал «ленные земли» в форме губернаторских постов. Кто именно руководит в Киеве, ответить труднее, потому что именно там встречаются и борются все эти зачастую диаметрально противоположные группы и интересы, и их синергия определяет дальнейшее развитие ситуации.

— Через нашу республику проедет конвой армии США. Это уже все обсуждают за пивом, так что суть дела вы знаете. Но что вы можете тут дополнить, что привлекло ваше внимание в обсуждениях этой темы, что вы думаете о смысле этой операции, и что скажете о чешских политических аргументах в поддержку проезда колонны? Если бы вы работали в Пентагоне, одобрили бы вы эту акцию, в том числе остановки для общения с населением? — Все это мне кажется, простите, каким-то нелепым: американский конвой из Прибалтики и Польши будет сокращать себе путь в Германию через Чешскую Республику? Заявления о том, что это выражение «солидарности» и нашего членства в НАТО или чего-то там подобного еще более удивительны. Возможно, в Вашингтоне и НАТО действительно полагают, что нас надо как-то морально поддержать, но как-то иначе, чем с помощью бронетранспортеров, они уже не умеют этого делать. И идея общаться с населением тоже веселая: они что, будут при этом раздавать местным жвачки, бусы и ножички? Нет, серьезно, я не понимаю ни идею с проездом, ни волну протеста, которая против него поднялась. Ведь это лишь «проезд», бессмысленный, но все равно лишь «проезд». Не будем делать из транспортного комара боевого верблюда. Я думаю, что публицист Петр Угл обратил внимание в этом отношении на нечто более важное — на слова премьера Богуслава Соботки, который в ответ на новость о планах США расширить военное присутствие в Центральной и Восточной Европе заявил, что «мы должны быть заинтересованы в том, чтобы участвовать в совместных учениях и перенимать при этом опыт других армий НАТО». Неужели мы действительно «должны быть» заинтересованы? Неужели мы находимся на одном уровне с киевскими «правительственными» марионетками? Напрашивается вопрос, зачем нам тогда выборы, если экономикой и без того управляют какие-то там «финансовые рынки», а из Вашингтона нам еще будут диктовать, в чем мы «должны быть» заинтересованы. Если все действительно так устроено, то мы, вероятно, сможем обойтись и без правительства. Короче говоря, проблема не в приезде каких-то бронетранспортеров — проблема намного глубже. И если мы сами себе не признаемся в сложившейся системе, то поменять ничего нельзя. Кстати, я предупреждаю активистов, что резать шины американским транспортерам не имеет смысла: говорят, они самонакачивающиеся.

— Уже обретает форму смелый европейский план по борьбе с российской пропагандой. На российском фронте ЕС хочет создать телеканал на русском языке, поддерживать независимые порталы и другими способами освободить современное поколение россиян из железных объятий контролируемых государством СМИ. По словам главы исследовательского центра, которому поручена эта работа, ЕС дает понять, что «сила Европы в ее демократии, разнообразности, в способности включить людей в события». На европейском фронте свое слово сказал, например, Ян Махачек, который предложил отобрать лицензии на вещание в Европе у русских телеканалов и давить на интернет-провайдеров, чтобы те убирали контент, который «является оружием в информационной войне». Что вы скажете об этих двух направлениях усилий Запада? — Тут есть простой рецепт: все эти недемократические и тоталитарные идеи с цензурой и пропагандой мы могли бы простить, если бы СМИ и политики использовали больше фактов и меньше лжи. Но если этого, учитывая реальные условия, мы не можем себе позволить, то есть если фактов нам крайне не хватает, то нам, конечно, не остается ничего иного, как только «обгладывать» демократию и свободу слова, что парадоксально, опять же ссылаясь на ту же, столь дорогую нам демократию... Кстати, спустя три месяца после событий в Charlie Hebdo и тогдашних ревностных призывов к свободе СМИ и слова все это выглядит просто жутко. Тем отчетливее становится ханжество «демократических» политиков и некоторых фигур вокруг СМИ.

— Владимир Путин «пропал» на 10 дней, чтобы потом появиться вновь. Тем самым он заставил российских и зарубежных наблюдателей гадать, умер ли он, болен ли, или Алина Кабаева родила ему ребенка. Что вы думали в течение тех 10 дней, и почему Путина не было какое-то время видно? Есть мнение, что российский режим стоит на одном единственном человеке, поэтому он уязвим. Какие порядки, по-вашему, царят в политическом, экономическом и силовом блоке, сложившемся вокруг Путина? — У меня, правда, нет особенного представления о внутренних механизмах российского режима, работающих в темных кремлевских коридорах, но пока западный мэйн-стрим публиковал некрологи Путина, было очевидно, что Кремль это забавляет. Самое удивительно тут то, насколько глубоко мы погрузились в проблему «исчезновения» Путина. Я не слежу за тем, как часто на публике появляется Ангела Меркель, Барак Обама (а уж тем более Богуслав Соботка) или кто-то еще. И если бы это не превратилось в «тему дня», я бы и не заметила, что Путин «пропал». Вообще, мне, напротив, кажется подозрительным и не внушающим доверия тот политик, который испытывается потребность каждый день появляться и каждый день что-то заявлять миру.
— Однако я думаю, что наша одержимость Путиным должна поскорее закончиться, потому что он — не единственная наша проблема. Да, он помешал нам в свержении Башара Асада в Сирии, да, он вмешался в переворот на Украине и, конечно, стал причиной еще массы наших неприятностей, но все это на самом деле наши просчеты, а не его. Неужели Запад со всеми его «возвышенными» идеями гуманности и прав человека не в состоянии добиться своего иными средствами, нежели перевороты, агрессия, война и бомбардировки? — И еще одно замечание по поводу завороженности Путиным. Вспомним, как Запад был одержим Усамой бен Ладеном. И пусть его наконец удалось ликвидировать, ничего не случилось — все только ухудшилось. «Аль-Каида» продолжает существовать и делать то же, что и прежде, но зато сегодня мы уже знаем, что во многих отношениях это были «цветочки» по сравнению с Исламским государством. Так что после Усамы фактически все только ухудшилось... — В Казахстане будут досрочные парламентские выборы. В другой стране, входящей в возглавляемый Россией Евразийский Союз, правит Александр Лукашенко, который стремится к хорошим отношениям с Западом. А в Армении, тоже члене союза, как утверждают злые языки, готовится нечто вроде «очередного Майдана». И это не говоря уже, например, о Молдавии, где находится Приднестровье. Что же происходит в республиках вокруг России? Когда «разгорится» новый конфликт между Москвой и Западом? Или все тут останется спокойно?

— Действительно, так называемые цветные революции могут в любой момент начаться в упомянутых вами странах вокруг России, но, с другой стороны, мы уже несколько продвинулись даже от той «оранжевой», что была в 2004 году. Взгляд на цветные революции на Украине, в Грузии, Киргизии и других странах говорит все об одном и том же: на самом деле толпы кричали «Слава демократии!», но для обычных людей ничего не поменялось — уж точно не к лучшему. Если США будут опробовать эту свою «войну» против России где-нибудь в Средней Азии, статисты будут снова заученно воспевать демократию и свободу, но факты это не поменяет. Более того, мы на Западе постоянно используем формулировки типа «весь мир» или все «мировое сообщество» поддерживает то-то и то-то, отказываясь при этом признать, что мир поменялся. Наше «международное сообщество» фактически представляет собой десять стран, по разным причинам сомкнувшихся вокруг США, а другие западные страны начинают смотреть на Вашингтон с большей или меньшей степенью недоверия. Остальной же мир живет своей жизнью и все меньше зависит от Вашингтона. Так что же? Я не призываю к оппортунистической перебежке из лагеря в лагерь. Мне только кажется странным, что мы постоянно «должны быть заинтересованы» в чем-то бок о бок с США — даже в период, когда они не предлагают миру ничего особенно конструктивного, не говоря уже о по-настоящему демократическом. Напротив, на горизонте одни разрушения, и не важно, будут ли это цветные революции, реальные войны и убийства или же «мягкие» разрушения в рамках договора TTIP и прочих навязанных соглашений.

— В конце традиционный вопрос: что из случившегося за последнюю неделю вас удивило больше всего? И за чем в ближайшее время мы обязательно должны следить? — Удивительным было, например, массовое вхождение западноевропейских стран в «китайский» Азиатский инвестиционный банк. Так, Франция, Германия и Италия поступили вопреки ясному приказу из Вашингтона этого не делать... И незадолго до них в море китайских миллиардов бросилась и Великобритания. Это значит, что напряжение в «демократическом международном лагере» продолжает нарастать. Я допускаю, что эти новые альянсы сыграют свою роль, например, и в дальнейшем развитии событий на Украине. Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter