Авторизация
 
  • 07:21 – Осколки счастья: смотреть 173-174 серию онлайн 
  • 07:21 – Вести в 20:00 последний выпуск 07 12 2016 смотреть онлайн 
  • 07:21 – Вечерний Ургант. Наташа Королева и Pet Shop Boys (07.12.2016) смотреть онлайн 
  • 07:21 – Отель Элеон 9 серия (08.12.2016) смотреть онлайн 

Пережившие ад

162.158.78.139

Пережившие ад

Каким бы шатким не было очередное перемирие, города Донбасса получили ощутимую передышку. Конечно, на линии разграничения продолжаются перестрелки – например, в Донецке в районе аэропорта война будто бы и не прекращалась. Но все же разница с январем – временем моей последней поездки, когда казалось, что ад сошел на Землю, заметна существенная. Страшные обстрелы, имеющие единственной целью уничтожение мирных городов, стихли. Трудно сказать, сколько продлится перемирие, но власти и простые жители Донбасса используют его на полную, чтобы прийти в себя.

Я был в Горловке совсем недолго еще зимой. Тогда этот город стал одним из символов стойкости человеческого духа и победы. Несмотря на то, что в самом городе не шли бои, в нем не было целей, которые с военной точки зрения представляли бы интерес для украинской артиллерии, Горловку «утюжили» из всех видов оружия практически круглосуточно. Хотя, все же не совсем. По утрам Горловка переводила дух – интенсивность обстрелов значительно снижалась. Но лишь приблизительно до половины второго. После этого жизнь в городе замирала, и на улицах практически не оставалось людей – город оставался во власти огня и стали до утра. Тогда мне довелось побывать в Горловке, и это было по настоящему страшно – город буквально рвали на части, терзали, мучили и жгли, в том числе с помощью запрещенного оружия – кассетных боеприпасов и фосфорных бомб.
Ехать из Донецка в Горловку чуть более часа. Раньше туда шли автобусы сразу на север с Западного автовокзала. Но дорога проходит в непосредственной близости от аэропорта и Авдеевки, занятой «укропами» – теперь она не используется, и автобусы идут в объезд, через Макеевку. Время в пути увеличивается и за счет большого количества блокпостов на дороге. На въезде в город большая надпись «Укропы, добро пожаловать в ад!».
В этот раз мне довелось увидеть другую Горловку – живой, дышащий город, зализывающий страшные раны. Надо отметить, что Новороссия вообще пытается делать это как можно быстрее. Проезжая по ЛНР, я обратил внимание, как быстро восстанавливается частный сектор в сильно разрушенных деревнях Новосветловка и Хрящеватое под Луганском. Сейчас о том, что летом здесь шли жестокие бои, когда «укропы» пытались прорваться к границе, чтобы взять ее под контроль, напоминают лишь немногие разрушенные здания, сгоревшие танки и другая бронетехника вдоль дороги.
Горловка тоже уже совсем не похожа на тот город смерти, который я видел в январе. Жители стараются своими силами восстановить разрушенные дома, залатать дыры в их стенах, поставить новые стекла, засыпать воронки от снарядов во дворах и на дорогах. В городе кипит жизнь почти до самого вечера. Залитая солнцем весенняя Горловка встречает меня гулом машин, многочисленными прохожими на улицах, троллейбусами, работающими магазинами и даже кафешками. Жизнь сюда постепенно возвращается. Возвращаются и многие горожане, правда, главным образом те, кто не смог найти себя в других местах и покидал город лишь в период совершенно невыносимых и страшных обстрелов.
Конечно, на то, чтобы окончательно ликвидировать следы преступлений карателей, уйдут годы. Многие дома по-прежнему несут на себе печать войны в виде пробоин в стенах (там, где было прямое попадание), иссеченных осколками, а кое-где просто вырванных с корнем балконов и россыпью стекла, кирпича и арматуры на улицах. Во дворах сгоревшие автомобили. Во многих местах оборваны снарядами газовые трубы (в Донбассе газ идет не по подземным, а по надземным трубам). Когда зимой были самые жесткие обстрелы, трубы рвались и освещали окрестность огромными ревущими факелами.
Глубокая воронка зияет посреди рынка. Пешеходный переход взорван и обрушен. Неподалеку остановка, смятая в гармошку взрывной волной – зимой здесь погибло сразу несколько человек. Особо запомнился двухэтажный деревянный, обложенный кирпичом дом барачного типа на несколько квартир – в него угодил снаряд от ГРАДа точно по центру, буквально вспоров его по всей высоте, расщепив и вывалив наружу внутренности. В соседних, целых квартирах люди продолжают жить. А вот дом полностью черный от копоти – следы применения фосфорных бомб. Пережившие ад
На снимке: Горловка, март 2015/ Фото: Дмитрий Родионов
Торговый центр стоит без стекол, с посеченными стенами. Груды кирпича аккуратно сложены в кучи, словно мусор. Перед торговым центром три огромных ели. Одна из них повалена взрывом. Еще один ТЦ - с огромной пробоиной в стене под самой крышей – продолжает работать! Гаражи с дверьми, вырванными с корнем. В один из гаражей было прямое попадание – трудно сказать, была ли там машина в тот момент – в бесформенной куче обломков не разглядеть.
Всюду воронки. Их засыпают, конечно, но не везде – их слишком много. Одна из них прямо под качелями рядом со школой. Видеть это вживую намного страшнее и тяжелее, чем с экрана телевизора…
Едем в один из поселков, который лишь недавно открыли для свободного перемещения. Блокпост убран, но на перекрестке по-прежнему дежурят ополченцы с пулеметом, установленном прямо на тротуаре. Здесь была шахта, которая кормила весь поселок. Сейчас она в запустении. Законсервирован «на всякий пожарный» завод «Стирол» – один из крупнейших в Европе химических заводов, флагман советской промышленности, доставшийся олигарху Дмитрию Фирташу. А ведь он давал работу не только большей части Горловки, Енакиево и других окрестных городов – сюда ездили работать даже из Донецка.
Насколько я понял, многие шахты закрыли еще до войны – они оказались нерентабельными. Кругом много терриконов. И полей, через которые приходят «укропские» диверсанты – никакими блокпостами их не остановишь. По городу периодически перемещается бронетехника, выпуская в воздух черную копоть и разбивая гусеницами и без того разбитые дороги.
Рядом с городом действующая «зона». Сюда тоже прилетало – крыши некоторых бараков сильно повреждены. Говорят, заключенные рвались в ополчение, но местные власти пока не спешат прибегать к их «услугам», давать возможность зэкам «искупить кровью» на войне – это больше в стиле украинской стороны.
Врезался в память взорванный мост над железнодорожными путями. Врага здесь ждали – вокруг вырыты траншеи и обустроены блиндажи. Вот и мост взорвали, чтобы противник не смог войти в город. Враг, впрочем, к городу не смог даже приблизиться, так что с мостом поспешили.
Дальше едем в ставшее знаменитым на весь мир в ходе январской операции Дебальцево. По пути проезжаем Углегорск. Города, как такового, практически не осталось – он в руинах. До войны многоквартирных домов здесь было мало - в основном частный сектор. За окном несколько минут проплывают страшные развалины магазинов, кафешек, сгоревшая заправка. И снова степь…
Блокпост на въезде в Дебальцево. Перед ним еще одна сожженная заправка. Рядом танки. Наши. Сразу за блокпостом перекресток. Дорога прямо ведет через Дебальцево, далее на Перевальск, Алчевск и Луганск. Налево дорога на Артемовск, Славянск и в итоге – Киев. Направо – на Красный Луч и Антрацит и к российской границе. На перекрестке разгромленный пост ГАИ, магазины, придорожное кафе, еще одна груда сожженного железа, в которой с трудом угадывается бензоколонка.
Здесь же остатки «укропского» блокпоста. Заваленный набок, перекошенный самодельный щит с надписью «Украина», блиндажи. На бетонных блоках надписи - от «Слава Украине» и матерной «кричалки» до названий городов, чьи представители некогда стояли здесь. Все больше западных – Ровно, Тернополь, Умань. Через дорогу у сожженной кафешке такая же сожженная БМП…
В самом городе поражает своим видом вокзал – огромное и красивое здание, построенное в конце XIX века и ставшее одним из символов города. Когда-то русский учёный-механик, горный инженер Иван Августович Тиме сказал о нём: «В Дебальцево устроен щегольский вокзал». И это не пустые слова. Вокзал был сильно поврежден в годы ВОВ, но в эту войну оно остался почти нетронутым. Выбитые стекла быстро восстановили, и, кажется, что войны здесь и не было. Но это только кажется. Напротив – за путями длинный дом с пробитой крышей. Рядом сильно посеченное осколками локомотивное депо.
Станция Дебальцево является важнейшим узловым пунктом Донбасса: сюда сходятся поезда из Харькова, из Ростова-на-Дону, из Москвы, из Луганска, из Таганрога и Мариуполя. До войны пассажирское сообщение здесь было круглосуточным. «Без Дебальцева Д/ЛНР у нас на транспортном крючке» - писал у себя в твиттере посол МИД Украины по особым поручениям Дмитрий Кулеба. Кроме того, «дебальцевский выступ» фактически грозил отрезать Донецк от Луганска, так что взятие этого города стало для ополчения вопросом выживания.
Дебальцевский железнодорожный узел практически уничтожили отступающие каратели, однако власти ДНР за неполные две недели смогли восстановить его практически полностью.
Пережившие ад
На снимке: Дебальцево, март 2015/ Фото: Дмитрий Родионов Масштабы разрушения города потрясают. По словам мэра Александра Афендикова, разрушения достигают 80-85% домов,70% жилого фонда непригодны для жилья, системы жизнеобеспечения города разрушены на 70-80%. Впрочем, восстановительные работы тут начались на следующий день после установления контроля над Дебальцево. Однако город все еще нуждается в крупномасштабном восстановлении, превосходящем по некоторым параметрам то, которое было осуществлено после его освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Ополчение продолжает ремонтировать железные дороги, детские сады, больницы и городскую инфраструктуру, уничтоженные украинской армией.
Силы т.н. «АТО» вошли в город в конце июля, продержав его под своим контролем полгода. О том, что здесь творилось, могут рассказать жители, пережившие оккупацию. Силовики грабили горожан, угоняли машины, мародерствовали, насильничали. Если кто-то думает, что Донбасс еще можно вернуть Украине, пусть едет в Дебальцево и посмотрит на реакцию местных жителей на слово «Украина». Она показательна. После пережитого об Украине здесь и слышать не хотят. Особенно колоритно описывают тот факт, что «укропы» пьянствовали без остановки. Сначала употребили все имеющееся в городе в магазинах и на складах спиртное, потом пошли по деревням «экспроприировать самогон». Именно самогоном, откупившись от грабителей, многие люди спасли себе жизни, но повезло далеко не всем.
Сейчас в Дебальцево распоряжением мэра введен «сухой закон», за появление на улицах в нетрезвом виде можно «загреметь» на 15 суток общественно-полезных работ. Впрочем, спиртное в магазинах и не достанешь. Тем более что лично я во всем городе отыскал всего два работающих магазина с минимальным набором жизненно необходимых продуктов. Никакого городского транспорта, разумеется, не ходит (не считая такси). Впрочем, город небольшой. Тут предпочитают пользоваться велосипедами и стар, и млад.
Главная улица – улица Ленина – в руинах пяти и многоэтажек. Тем домам, что стоят с выбитыми стеклами и выкорчеванными балконами, а то и пробоинами в стенах или с разбитой крышей,– еще «повезло». От некоторых домов остались только стены. Памятник Ленину напротив ДК железнодорожников почему-то разрушить не смогли. Проломили голову и намалевали жовто-блакитный флаг.
За всю войну подобные по масштабам разрушения я видел лишь в январе - в практически в стертом с лица земли Первомайске. Почти на всех дорогах страшные воронки, кое-где торчат со свисающей «бахромой» снаряды от ГРАДа и с «опереньем» - от «Урагана»
Несмотря ни на что, город после освобождения буквально ожил. На улицах появились многочисленные прохожие. Странно видеть тут, в этом местном Сталинграде, гуляющие молодые парочки, мамаш с колясками и детей, мирно беседующих бабушек во дворах на скамейках. Вот двое детишек дошкольного возраста проносятся мимо меня вслед за кошкой с криками «Киса!» и намерением ее поймать и погладить. С трудом верится, что с момента освобождения города не прошло и месяца.
Не менее сюрреалистично смотрятся автомобили, припаркованные во дворах под выгоревшими черными проемами окон и рядом с грудами того, что еще недавно было частью дома. Женщины развешивают белье во дворах и даже выбивают ковры. Горожане разбирают завалы, жгут прошлогоднюю листву и мусор. Тем не менее, на все сил не хватает – мусора слишком много.
Гуманитарку сюда завозят бесперебойно. Со светом проблем нет, только с водой. Местные жители набирают воду, похожую на техническую, из кранов, выходящих из подвалов домов. Ее же и пьют, подвергая многократному кипячению, к чему призывает через листовки администрация города.
Две пенсионерки, набирающие воду, рассказывают мне о том, что, отступая, каратели обстреливали город из всех наличествовавших стволов. Из ГРАДов, минометов, ствольной артиллерии. Даже когда полный разгром был очевиден. Просто тупо уничтожали город, стремясь оставить как можно больше разрушений и убить как можно больше жителей. По городу по уже неоднократно опробованной в городах Донбасса схеме ездили на джипах и палили без разбору из минометов. Только не прикрываясь, как в Донецке в январе, а в открытую.
Сопротивлялись до последнего, то ли еще не осознавая, что «котел» замкнут, то ли в припадке какого-то дьявольского фанатизма. На окраинах города круглосуточно работали экскаваторы, окапывая танки. Судя по всему, самые отчаянные планировали здесь умереть вместе с местными жителями. Когда те просили их уйти и дать им выжить, каратели говорили, что погибнут только вместе с ними…
Каратели ушли, но остались мародеры. В частном секторе на многих заборах надписи «Здесь живут». На закрытых магазинах таблички «Здесь пусто». На хозяйственных постройках и гаражах можно увидеть надпись типа «Твари, здесь ничего нет!». Несмотря на страх наказания (расстрел), мародеры продолжают свирепствовать. Впрочем, это не только здесь, но и в других городах, пострадавших от войны, даже в самом Донецке.
Под вечер курим с ополченцами у крыльца комендатуры. Рассказывают, что только что обнаружили два трупа – подорвались на растяжке на путях. Несмотря на то, что большая часть города давно разминирована, процесс полного превращения его в безопасное место – вопрос долгих месяцев. Тем более что война так и не закончилась, и линия фронта совсем рядом. В воздухе до сих пор стоит устойчивый запах пороха. Темнеет – пора уезжать. Оставаться в городе и ехать по ночным незнакомым дорогам все еще не безопасно…


Дмитрий Родионов Источник: svpressa.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter