Авторизация
 
  • 06:51 – Письмо Деду Морозу: образец, текст, адрес, как написать 
  • 06:51 – Дмитрий Тарасов отказался находиться в компании Ольги Бузовой. Видео 
  • 06:51 – Илью Яббарова отправили в изолятор прямо с лобного места. Видео 
  • 06:51 – Бузова и Тарасов разводятся 2016: Дмитрий спел песню об Ольге 

Уоррен Вайнштейн и долгая война дронов

162.158.78.106

Уоррен Вайнштейн и долгая война дронов «Как президент и главнокомандующий, я беру на себя всю ответственность за все наши контртеррористические операции», — заявил в четверг на пресс-конференции в Белом доме Барак Обама. Президент сообщил новость о том, что в результате ударов беспилотников ЦРУ в Пакистане в январе погибли два заложника «Аль-Каиды» — американец Уоррен Вайнштейн (Warren Weinstein) и итальянец Джованни Ло Порто (Giovanni Lo Porto), а также два члена «Аль-Каиды» американского происхождения. Обама добавил: «Я глубоко сожалею о случившемся». Именно об этом должен говорить президент в такие моменты. Это Обаме принадлежит решение поставить на первое место в контртеррористической стратегии смертоносные удары беспилотной авиации. Это на его совести гибель гражданских лиц и прочие потери в результате таких ударов, хотя информация об этом по-прежнему покрыта плотной завесой секретности. Но за президентским признанием вины скрывается один важный и своевременный вопрос: как именно мог допустить такую ошибку контртеррористический центр ЦРУ, и кого за это привлекут к ответственности? Выставив вперед президента и скрыв все, кроме самых общих деталей, администрация Обамы очевидно надеется уклониться от ответа на этот вопрос. Есть косвенные свидетельства того, что сделать такое обвинение администрация готовилась несколько недель. 25 марта информационные агентства сообщили, что с должности снят влиятельный и давний руководитель контртеррористического центра ЦРУ — страдающий диспепсией новообращенный мусульманин с псевдонимом Роджер. Этот центр осуществляет большую часть тайных ударов с применением беспилотников; на долю Пентагона приходится их меньшая часть. Роджер, в полной мере начавший руководить операциями дронов около девяти лет назад, стал, пожалуй, самой влиятельной фигурой в ЦРУ со времен Джеймса Энглтона (James J. Angleton), который, возглавляя контрразведку управления с 1954 по 1975 год, отвечал за поиск и выявление советских «кротов». Когда появились сообщения о снятии Роджера, которого сменил бывший глава резидентуры в Кабуле и оперативник по Южной Азии, анонимные источники начали говорить, что он стал жертвой крупной бюрократической реорганизации. Неужели это все? Когда появились первые крупицы информации о гибели Вайнштейна и Ло Порто, которые были впоследствии изучены и подтверждены, кто документировал и анализировал причины неудачи этого удара? В каком виде проходило расследование? Что показали улики? Где выводы и рекомендации? Мысль о том, что подробные ответы на такие вопросы не должны быть доступны вниманию общественности и конгресса просто в силу секретности операций беспилотников, не выдерживает никакой критики. Когда все детали тайных операций дронов и процесс принятия непростых решений показывают в телесериале «Чужой среди своих», сопровождая это яркими подробностями из объяснений бывших сотрудников ЦРУ, они больше не могут считаться государственной тайной. И уж конечно, они не настолько важны, чтобы можно было пренебрегать демократическими принципами прозрачности и подотчетности. ЦРУ и администрация Обамы проводят свою политику на том основании, что удары с применением беспилотников, а также предшествующая им интенсивная, иногда длящаяся днями воздушная разведка это крайне избирательная форма военных действий. Они утверждают, что во враждебной и недоступной среде, такой как районы проживания племен в западной части Пакистана, беспилотник предпочтительнее других вариантов, среди которых могут быть обычные бомбардировки, удары боевых вертолетов, а также более пассивная стратегия сдерживания во взаимодействии с местными спецслужбами (которые иногда дискредитируют себя). Поскольку за беспилотники ратует лауреат Нобелевской премии мира, исходя отчасти из гуманных соображений, их легитимность как средства будущей войны естественно увеличивается. Но как решение Обамы стыкуется с нарастанием числа роковых ошибок? Этот вопрос необходимо рассматривать в контексте. На самом деле, у Обамы было две программы использования дронов — одна в его первый срок, а другая с 2013 года. В свой первый президентский срок Обама вел необъявленную воздушную войну на пакистанских территориях племен федерального управления (ТПФУ). Эта кампания дронов имела целью не только оказать давление на «Аль-Каиду», но и поддержать наращивание наземной группировки в Афганистане. Частота ударов по Пакистану достигла своего пика в 2010 году. В результате появились серьезные, но неизвестные потери среди гражданского населения. Администрация насчитывает десятки погибших, но на нее оказывает сильный нажим ЦРУ, не желающее получать плохие оценки за свою домашнюю работу. А независимые исследователи, основываясь на сообщениях местной прессы и данных опросов населения, полагают, что погибших сотни. Администрация все эти годы отказывается публиковать данные о гибели гражданского населения для проверки их правильности и исправления положения. В мае 2013 года под давлением правозащитных организаций и европейских стран Обама объявил, что правила нанесения ударов с беспилотников будут изменены. Администрация сообщила, что будет давать разрешение на нанесение ударов только в том случае, если будет «почти полная гарантия» нулевых потерь среди гражданских лиц. После этого количество таких ударов существенно уменьшилось. Но сейчас Обама должен признать, что внесенные им изменения не смогли предотвратить трагическую ошибку со страшными последствиями. Лучший способ для президента признать ответственность состоит в том, чтобы обеспечить прозрачность в расследовании причин и обстоятельств январской трагедии, и в целом признать то, что тайные силовые акции без подотчетности перед обществом, несмотря ни на какие оправдания, не должны играть центральную роль в стратегии «долгой войны» любого демократического государства. Есть еще один аспект этой ошибки в Вазиристане, который вызывает особое сожаление. Уоррен Вайнштейн был забытым человеком в войне против «Аль-Каиды». Он был сотрудником гуманитарной организации U.S.A.I.D, владевшим урду, человеком пенсионного возраста, которого похитили прямо из его дома в Лахоре летом 2011 года за несколько дней до возвращения в Штаты. Похищение было совершено спустя три месяца после того, как «морские котики» ВМС США провели операцию в пакистанском Абботабаде и ликвидировали Усаму бен Ладена. Но несмотря на усилия, которые администрация Обамы назвала в четверг активными, ни один «морской котик» не попытался найти или спасти Вайнштейна, которому на момент гибели было 73 года. Белый дом также не вел никаких переговоров о его освобождении. В мае прошлого года, после продолжительных переговоров с талибами, американский спецназ вылетел в Вазиристан, чтобы забрать солдата Боуи Бергдала (Bowe Bergdahl), который покинул свое расположение на афганской границе с Пакистаном и был взят в плен боевиками из группировки Хаккани, связанной с «Талибаном». Администрация Обамы обменяла Бергдала на четырех талибов, находившихся в Гуантанамо. Вайнштейн в расчеты не вписался, и его бросили на произвол судьбы. Судя по видеокадрам, снятым его похитителями, он было болен и деморализован. Конечно, в печальной участи Вайнштейна виновата «Аль-Каида», а не администрация Обамы. Тем не менее, факт остается фактом: Вайнштейна случайно убила его собственная страна на четвертом году пребывания этого человека в плену, не сделав за это время ни единой попытки освободить его. Это тревожный эпилог в непродолжительной истории войны дронов. Он напоминает нам о том, что проблема беспилотников не только в том, что их операторы иногда допускают ошибки. Проблема в том, что правительство, делая большую ставку на техническую панацею от проблемы терроризма, тратя на нее деньги, время и бюрократические усилия, забывает о людях, находящихся на земле. Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter