Авторизация
 
  • 17:51 – Говорим и показываем (НТВ) выпуск 08/12/2016 смотреть онлайн 
  • 17:51 – Наедине со всеми последний выпуск 08 12 2016 смотреть онлайн 
  • 17:51 – Прямой эфир выпуск (08.12.2016) Россия1 смотреть онлайн 
  • 17:51 – Мужское / женское на Первом выпуск 08.12.2016 смотреть онлайн 

Путин доит страну

162.158.78.78

Путин доит страну Роберт Хатчингс (Robert Hutchings), бывший председатель Национального совета по разведке и советник президента Джорджа Буша, не опасается возобновления холодной войны. Он считает, что США должны сократить влияние ИГИЛ на Ближнем Востоке, и называет главными проблемами США социально-экономическое неравенство и расизм. Он считает, что главная угроза для США исходит не от исламского терроризма и не от Китая, что группировка ИГИЛ в скором времени сгинет так же быстро, как и появилась, что президент США Джордж Буш, предшественник Обамы, ошибся, не закончив вторжение в Ирак быстро, и что президент России Владимир Путин вверг страну в пучину проблем, когда поддался националистическим настроениям и вторгся на Украину. Роберт Хатчингс, который был главой Национального совета по разведке, комиссии, консультирующей президента, при Джордже Буше, сегодня занимает пост декана школы общественных наук в Техасском университете в Остине. Хатчингс пришел в правительство из сферы международных отношений и занимал разные правительственные посты. Он выступает на конференции в Герцлии, которую 7-9 июня проводит Институт политики и стратегии при Междисциплинарном центре Герцлии. Среди других участников конференции — бывший президент Франции Николя Саркози и экономист Нуриэль Рубини (Nouriel Roubini). Хатчингса не пугает отсутствие прогресса в мирном урегулировании палестино-израильского конфликта. «Нет ничего многообещающего, но самое важное — не допустить ничего, что могло бы помешать прогрессу в будущем», — сказал он в телефонном интервью The Marker. — «Так случалось уже не раз. Иногда казалось, что прорыв вот-вот произойдет, но в итоге надежды не оправдывались. Нужно избегать ухудшения ситуации и ждать подходящего времени». — Для многих взлет ИГИЛ стал неожиданностью. Были ли спецслужбы готовы к этому? — Я не работал в спецслужбах в это время, но мне кажется, что элемент неожиданности был. Угроза ИГИЛ очень сложная, более сложная, чем другие. Простым военным способом ее не устранить. Нужно ограничить распространение ИГИЛ и ослабить ее контроль, не позволить группировке угрожать соседним странам и США. Одновременно необходимо сохранять целостность Ирака, не допустить усиления режима Асада и роста влияния Ирана. Если это удастся сделать, то ИГИЛ будет ликвидирован. У них нет положительной идеологии, они привлекательны только для фанатиков, им нечего предложить, кроме военной силы. Это способствовало взлету ИГИЛ, но это же их и обрушит. Сегодня ИГИЛ контролирует богатые земли и может финансировать себя. Но они лишь извлекают ресурсы и перераспределяют их. Они не в состоянии создать жизнеспособное общество и производить блага. США и Израиль должны помешать экономическому развитию ИГИЛ. Санкции не приведут к быстрой победе, но это правильные действия, с моей точки зрения. — Не слишком ли рано США ушли из Ирака? — Я считаю, что туда вообще не следовало вторгаться. Президент Обама действовал не слишком поспешно, наоборот, он все спланировал. Ожидалось, что мы останемся там навечно, но нам бы все-таки пришлось уходить. Не думаю, что Обама совершил какую-то ошибку. Китай — это вызов, а не угроза Хатчингс возглавил Национальный совет по разведке за месяц до американского вторжения в Ирак в 2003 году. Совет должен готовить аналитические обзоры для правительства, в том числе, специальные доклады для президентов до того, как они входят в Белый дом. О том периоде Хатчингсон рассказывает, что «вскоре после вторжения в Ирак мы увидели, что мятежи набирают силу». По его мнению, причиной была американская оккупация. Но администрация Буша не приняла эту оценку. Он сказал, что рассчитывал на быстрое прекращение оккупации и передачу всей полноты власти иракскому правительству, с превращением американской коалиции в международную. Это произошло, но, по его мнению, слишком поздно. — Как вам кажется, какие главные угрозы стоят сегодня перед Израилем? — Таких угроз несколько. Часть из них проистекают из нестабильности, спровоцированной «Аль-Каидой» и, ранее, вторжением в Ирак. Мы не ожидали начала Арабской весны, но смогли определить, на какие страны она распространится — слабые экономически государства с авторитарными режимами. Израиль со всех сторону окружен разными угрозами. — А чего должны опасаться США? — Часть угроз имеет внутреннее происхождение. США во многих смыслах отстают от экономического и социального прогресса. Нам следует сосредоточиться на внутренних, а не внешних проблемах. Исламский терроризм — внешняя угроза, но, в отличие от холодной войны, которой я занимался большую часть своей карьеры, это небольшая угроза. У нас растет неравенство, это провоцирует встречную реакцию, не решены социальные проблемы и проблема расизма, система просвещения не справляется со своими задачами. В прошлом США были лидером во многих областях, но сегодня это не так. Многие американцы считают главной угрозой Китай, который оспаривает у США право называться самой большой экономикой в мире. Но это на самом деле вызов, а не угроза. Китай — ценный экономический партнер США, который одновременно соперничает с Америкой за влияние в мире. — Стоим ли мы на пороге новой холодной войны? — Возможны отдельные элементы, напоминающие холодную войну, но не будет ничего подобного прошлому советско-американскому противостоянию. Россия не вернет себе все потерянные территории. У нее нет тех сил и влияния, которыми располагал СССР. УКитай также не заинтересован в формировании нового Восточного блока, вместо этого Пекин хочет интегрироваться в мировую экономику и лидировать в ней. России я опасаюсь больше, чем Китая. Путин встал на позиции национализма, и будет следовать этим курсом, совершив при этом трагическую ошибку. Это плохо для России, даже если это хорошо для амбиций Путина. Он пытается использовать политическое недовольство населения и направлять его в удобное для себя русло. В 1990-х годах похожим образом действовал Слободан Милошевич в Югославии, а сегодня так же действует ИГИЛ на Ближнем Востоке. Когда цены на нефть были высокими, Россия должна была вложить полученные деньги в модернизацию экономики, чтобы занять место среди мировых экономических лидеров. Но вместо того чтобы вкладываться в инфраструктуру, они просто доили государство. — Есть ли экономические причины у роста фундаментализма в Европе? — Мы предупреждали об этом десять лет назад, но нас не слушали. Мы предупреждали, что террор будет главной угрозой для Европы, а не для США, по целому ряду культурных причин. Американские мусульмане в основном интегрированы в общество, а не изолированы. Согласно анализу ситуации и опросам, мусульмане бежали в Европу из своих стран, но не смогли интегрироваться на новом месте. Они живут в гетто и склонны к радикализации. Это серьезный вызов для многих европейских государств. Я не ожидаю распространения исламского фундаментализма в США, и в рядах ИГИЛ почти нет американских граждан. В заключение беседы хочу сказать, что я настроен оптимистично, даже если создалось иное впечатление. Для США ситуация вовсе не так критична, какой была на пике холодной войны. Израиль в сложном положении, но он намного сильнее, чем был раньше. И мы, и вы в состоянии справиться со своими проблемами. Читать больше на inosmi.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter