Авторизация
 
  • 17:26 – На Кубке мира по биатлону в Эстерсунде пройдет женская гонка преследования 
  • 17:26 – Лучше всех 4 выпуск 4.12 .2016 (4 декабря 2016) смотреть онлайн: детское шоу Первый канал 
  • 17:26 – Новогодние подарки своими руками на 2017 год: поделки с детьми 
  • 17:26 – Чеченский танцор умер на сцене во время выступления (ВИДЕО) 

Остров исчезающей свободы

162.158.78.101

Остров исчезающей свободы Рано или поздно сосуществование двух китайских республик станет бессмысленным. Экономический интерес преодолеет идеологические разногласия И в Пекине, и в Тайбэе уже почти 70 лет придерживаются той точки зрения, что Китай — на самом деле един. До 1971 года такая позиция была выгодна властям Тайваня, доказывавшим, что именно их правительство, эвакуированное с материка, является легитимной властью в КР и КНР. Но после того, как ООН признала маоистский Пекин официальным представителем китайского народа, а Тайвань оказался в зоне «территорий с неопределенным статусом», ситуация превратилась в зеркально противоположную. В 1992 году две страны достигли дипломатического консенсуса: «Китай и Тайвань — не отдельные государства», — но дальше слов дело особо не пошло, каждая из сторон продолжала понимать под этим то, что считала нужным. Но в том-то и дело, что за прошедшие двадцать с лишком лет экономики и Китая, и Тайваня изменились настолько, что уже нет смысла говорить об их принципиальной несовместимости. Поэтому одно из интереснейших ожиданий в глобальной среднесрочной перспективе — это проблема возможной реинтеграции «двух Китаев». Тем более что у материкового есть подобный опыт: бывшие колонии Гонконг и Макао вошли в его состав без особых проблем (не считая так называемый гонконгский майдан, явление не массовое и не однозначное). ЖЕЛТАЯ МАЙКА ЛИДЕРА Тайвань — уже давно типичное государство первого мира. По итогам 2014 года сфера услуг дает 67,8% экономики, промышленность — 30,5%, сельское хозяйство — 1,7%. По размеру ВВП по ППС — 22-е место в мире, за чертой бедности — лишь 1,5% граждан, уровень безработицы — 3,8%, рост ВВП — 3,5%. Показатели — более чем пристойные для Европы и Северной Америки, но меркнущие на фоне соседей. Китай все равно развивается быстрее — это даже не принимая в расчет масштабы экономического потенциала стран. Пока что наблюдаемое преимущество Тайваня перед материковым соседом в том, что Китайская Республика раньше ступила на путь ускоренной модернизации. Именно потому крошечный (если сравнивать с КНР) Тайвань входит в число крупнейших мировых экспортеров чипов и жидкокристаллических дисплеев, плат компьютерной памяти и сетевого оборудования. Бренды Asus и HTC представляют Тайвань за рубежом лучше, чем отсутствующие дипломатические представительства. И вот тут кроется еще одна проблема. Официально Тайвань (Китайскую Республику) признают лишь 22 государства — крошечные страны Океании, Карибского бассейна, Африки и Ватикан. Пекин жестко контролирует этот вопрос («или отношения с нами, или с ними»), поэтому Киев, к примеру, с Тайбэем на уровне послов не общается. В экономическом плане эти ограничения Тайвань обошел (еще один довод в пользу того, что экономика важнее политики) — он является членом более 30 международных организаций (в том числе ВТО и Азиатского банка развития), а роль посольств успешно заменяют культурные и экономические миссии. Но главным внешнеэкономическим партнером Тайваня уже много лет является КНР (США, в свое время бывшие ключевым инвестором, лишь на третьем месте). И если лет 30–40 назад драйвером экономического роста выступали инвестиции из США (Вашингтон вкладывал деньги в форпост против коммунизма в Юго-Восточной Азии), то сегодня Тайвань по привлекательности для инвесторов уступает разве что Сингапуру и Швейцарии — и не испытывает проблем с привлечением капиталов. ЖДАТЬ, НЕ ЖДАТЬ? В экономическом плане воссоединение Тайваня и Китая почти состоялось. Китай уже практически прошел стадию «мировой швейной фабрики» и «мировой мастерской»: предприятия легкой промышленности дешевле размещать у соседей по региону (кстати, с тканей начинал когда-то экономический прорыв и сам Тайвань), туда же уходит и производство иного ширпотреба: сектор IT более прибылен и все время совершенствуется в КНР. В итоге Пекин манит Тайбэй практически неограниченными масштабами инвестиций и синергетического эффекта, тайваньцы, для которых резня 40-х годов прошлого века — уже больше предания седой старины, все чаще задумываются о том, что нынешний Китай мало напоминает людоедские замашки Мао. Спешить однако вряд ли будут. Менталитет одной нации, разделенной проливом и политикой, оперирует столетиями. Но фактическое бескровное слияние может произойти уже при жизни нашего поколения. Фото: thinktaiwan.com Читать больше на Comments.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter