Авторизация
 
  • 17:36 – Прекрасный музыкальный фильм 1973-го года «Днестровские мелодии» 
  • 17:36 – «Тайны следствия» 16 сезон 1 и 2 серии от 5.12.2016 смотреть онлайн 
  • 17:36 – ДТП с автобусом в Югре 4 декабря: в Ханты – Мансийске задержан организатор перевозки детей 
  • 17:36 – Унчеые олеипрелди поохежиирнсде Гбора Гонподся в Ирлеумсиае (ВЕДИО) 

Директор Дворца "Украина": "Из-за Поплавского я плакала и много раз хотела от него уйти!"

162.158.78.89

- Инна, на должности директора « Украины » вы всего несколько месяцев, а чего только за это время о вашей персоне ни говорили! Хорошо помню, как ваш предшественник Михаил Кулиняк на полном серьезе уверял, что для него ваш приход был полной неожиданностью. Он ушел в отпуск, потом - на больничный... А вскоре появились вы. Поскольку вы эти разговоры публично никак не комментировали, трудно было разобраться, что из этого - правда. Для вас назначение тоже было неожиданным или вы к нему шли целенаправленно? - Для меня это стало неожиданностью. Я, честно говоря, не знала, что буду директором, но, когда раньше приходила во Дворец, у меня всегда возникало ощущение, что для меня это что-то родное. Кстати, я первая женщина-директор «Украины» за многие годы. Еще я не ожидала, что это предложение будет в такое тяжелое время для Дворца. Впрочем, по большому счету, я сейчас не директор, а кризис- менеджер. - Говорят, что это место для вас выхлопотал Михаил Поплавский … - Нет, за меня никто не просил. Мне позвонили и пригласили на собеседование в Государственное управление делами при Администрации Президента Украины. После этого я встретилась с Министром культуры и членами парламентского Комитета по вопросам культуры и духовности. У них, по-видимому, были еще какие-то кандидатуры кроме меня, возможно, они им не подошли. Но я, как мне кажется, понимаю, почему остановились именно на моей... В университете я работала с молодежью, будучи проректором в течение трех лет сумела реализовать много проектов. Думаю, это определенные достижения. Возможно, именно поэтому меня и пригласили. И потом, многие меня в этих кругах знали, я же не «с улицы» пришла. Меня знали в Комитете, в Министерстве. Они знали, что я не создаю из ничего проблем: если есть задача - стараюсь ее решать. И в Администрации меня знают не один год, потому что предприятие подчинено Госуправлению делами. - А кто вам позвонил, чтобы предложить эту должность? Ходят слухи, что на тот момент это был и.о. Президента Украины Александр Турчинов. - Давайте не будем об этом. Один известный человек «из телевизора». Я знала его по другим вещам, за руку много раз здоровались. Во всяком случае, мое имя ему было известно. Знаете, я ничего не боюсь, но политических моментов стараюсь не касаться. - Ваш скачок вверх по карьерной лестнице можно сравнить с должностными успехами советского Министра культуры Екатерины Фурцевой. Как думаете, можно ли только с помощью влиятельных мужчин получить заветную должность? - Почему меня критикуют, если сейчас все стараются переформатироваться и дать возможность проявить себя молодым? Куда ни посмотри - кругом молодежь. Первому замминистра образования – 29 лет. Да, возможно, мы набьем шишки, но мы открыты для подсказок и конструктивной критики… Все мои заместители, например, старше меня. Да, решения принимаю я, но ко всем прислушиваюсь. Я – пахарь: в 9 утра я уже работаю, а заканчиваю - ближе к 22. В выходные почти ничего не меняется. Это я только с виду такая милая и улыбчивая девушка, а вообще в управлении я человек жесткий. В работе мне никто не задает лишних вопросов. Я работала с профессурой, с педагогами, и у меня никогда не было конфликтов и трений. Я прямо говорю, чего ожидаю от подчиненных. Задачи на планерке поставлены - и все, пошли работать. Демагогии и долгих разговоров я не приемлю. Мне нужна конкретика: что мы делаем, куда движемся, что получаем осенью. Планируем открытие сезона? Почему в понедельник, а не в пятницу? Пришли, посоветовались и приняли решение. А дискуссии ни о чем ни к чему и не ведут. - Не могу вас не спросить о Михаиле Поплавском, у которого вы много лет работали, были, как все говорят, его правой рукой. Как вы, приехавшая покорять столицу из глубинки, попали в поле его зрения? - Я училась на режиссерском факультете его института, поэтому мне сложно было с ним не познакомиться. А сама я родом из Кировограда. Еще в студенческие годы пришла в информационный отдел и сказала, что я студентка первого курса и готова работать на общественных началах. Меня отправили решать какие-то вопросы на «Первый национальный», на канал «Киев». А до этого с 13 до 16 лет я работала в родном городе на местном телевидении. Потом меня и нескольких моих одногруппников пригласили в театральную студию. А еще вела утреннюю детскую программу на радиостанции. Я была очень активной: ездила на разные фестивали, окончила музыкальную школу, в хореографический ансамбль ходила с пяти лет на народные танцы, участвовала в КВН. Я настойчиво занималась личным развитием в области культуры. Родители отговаривали, не хотели, чтобы я занималась творчеством. Когда я поступила на режиссуру в театральный - для них это стало сюрпризом, они ведь видели меня юристом. Но я за компанию с подругой пошла поступать в театральный. Подругу не приняли, а я прошла. Я не знала, как об этом дома сказать. В общем, так жизнь повернула меня в правильное направление. Эта сфера стала для меня родной. Этим живут и члены моей семьи. Для них сходить на хороший концерт классической музыки - это естественно. Моя 8-летняя дочь, когда едет в школу по утрам, в машине слушает классическую музыку. И я ей этого не навязываю, у нее самой возникает такое желание. Она сама себя записала в школе на танцы и в «музыкалку». - А сколько лет вы работали с Поплавским? - Ой, много! Правда, уходила от него на несколько лет, работала в Верховном Совете, в Академии при Президенте. Мне хотелось узнать, как работает государственная машина. И я не жалею, что полтора года в магистратуре там проучилась, написала магистерскую работу. А потом защищата диссертации в институте им. Драгоманова. Ее тема «Политико-идеологические приоритеты Управления культуры в период независимости». Так что я кандидат политических наук, но считаю, что культура без политики, как и политика без культуры – не может существовать. Поэтому, когда кто-то начинает меня критиковать, я воспринимаю это не более чем шутку. - Когда я первый раз попала в ваш кабинет, очень удивилась. У вашего предшественника Кулиняка были шикарные апартаменты. Где ваши картины, дорогие шторы и мебель? - Для меня кабинет не важен. Главное, чтобы было уютно, чистенько и светленько (смеется). Что мне досталось, то досталось. Мебель я не покупала. В этот кабинет я просто въехала и тут решила остаться. Здесь сидел Николай Петрович Мозговой. - Но вы же могли и в кабинет бывшего директора перебраться? - По поводу того помещения решение пока не принято. Там много негатива, а я человек верующий. Бог всегда со мной. И потом… когда у меня не приведены в порядок гримерки для артистов, я не могу жить красиво. Что касается помещения, где он хотел построить сауну, то его демонтировали. - Ну а с Кулиняком у вас был какой-то конструктивный разговор? Публично он делал из себя такую жертву, что узнал о своем уходе из газет… - Для меня слышать такое было странно… Он подписал заявление по собственному желанию. Разговора между нами не было, но мы с ним давно и хорошо знакомы. Когда он был министром, много с ним пересекались. - Раз уж вы верующий человек, вам было тяжело первое время находиться в этой обстановке, где было столько грязи? - Ну, во-первых, здесь грязи я не ощутила. Большинство людей восприняли меня, улыбаясь. Может быть, и не рады были меня видеть, а просто улыбались, не знаю. Но в коллективе у нас все спокойно, все работают. А если находится кто-то, кто что-то там говорит, то что поделать? Люди всегда о чем-то судачат. Сначала всем трудно, но мне было легче, потому что мы все друг друга знали не один год. В целом, у нас есть взаимопонимание. Я человек компромиссный, думаю, сотрудники тоже в этом уже убедились, за какое-то время узнали. Например, я никогда не рублю с плеча, сама стараюсь разобраться в ситуации. У меня нет практики кого-то увольнять. Я всегда стараюсь оценивать людей по их профессиональным качествам. Если человек на этом участке не справляется, то он должен перейти на другой. Есть люди, которые во Дворец «Украина» пришли как члены команды предыдущего руководителя, но по сегодняшний день работают. - А как у вас проходило прощание с одной работой и переход на другую? Как отреагировал ваш ангел-хранитель Михаил Поплавский? - Он отреагировал негативно, потому что не хотел, чтобы я уходила. Сказал: «Принимай решение». Что еще руководитель может сказать в такой ситуации? Мог не отпустить. Но у него много проректоров помимо меня, просто я была активная, поэтому на виду. Но мне нужна не публичность, а конкретная работа. Если я работаю и получаю результат - вот это для меня жизнь. Если я не вижу результата - значит, я не понимаю, что я вообще делаю. - Но человек уходит ведь не только, когда видит будущие карьерные перспективы, но и хорошую разницу в зарплате. - В 30 лет мне предложили возглавить Дворец «Украина». При этом и вчера я была не непонятно кем, а проректором университета. У меня был выбор: сказать «нет», остаться проректором или подняться на ступеньку выше. Я выбрала последнее. Хотя в университете зарплата у меня была выше, чем здесь. Ненамного, но выше. Я получала как проректор, плюс кафедра, доплаты… Михаил Михайлович не обижал меня. Но у него все заведующие, преподаватели получают приличные зарплаты. Он к этому стремился и работал много лет над тем, чтобы люди у него зарабатывали хорошо. А я пришла сюда как кризис-менеджер. - В кулуарах говорили, что вы были не только помощницей Поплавского, но и дамой его сердца. Соседи Поплавского рассказывали, что много раз видели вас у него в доме под Киевом… - Как пошутили ребята из «95 квартала», «если это так, то как же теперь он будет кушать и пить». Самое ужасное, когда это перешло на личности. Я не знаю, кто там что говорит. У меня есть семья – муж и ребенок. И мне очень неприятны эти разговоры. У всех моих домашних округлялись глаза, когда об этом говорили. Я очень люблю своего мужа, он очень много для меня делает. Мы уже восьмой год вместе. Муж относился к этим разговором с улыбкой, да и Поплавский давно к этому привык. Когда читал про себя такое, сам удивлялся. Говорит, посмотри, какой я любвеобильный. Михаил Михайлович для меня больше отец, поэтому говорить о том, что у меня с ним какие-то отношения – глупо. Он всегда посоветует, скажет, как делать... А управленец он очень талантливый и профессиональный. Его можно критиковать за многие вещи, но с точки зрения менеджмента ему нужно отдать должное. - А какие советы он вам дал напоследок? - Он сказал, чтобы я оставалась такой, какая есть, что у меня есть стержень и неплохое качество - получать от жизни все по максимуму, чтобы всегда у меня присутствовала мудрость, чтобы я прислушивалась к старшим людям и решения всегда принимала взвешенно. - Супруг у вас тоже не из простых, был генеральным директором « Артека »… - Да. Он получил в «Артеке» два серьезных сердечных приступа, для него это больная тема. Сейчас он занимается бизнесом. Знаю, что это приносит ему больше дохода, чем государственная служба. Он и раньше этим занимался, но как человек с определенными амбициями, хотел работать и видеть, как развивается страна. - Одним словом, вы можете позволить себе не думать о завтрашнем дне и превратить работу в хобби. - Работа никогда не была моим хобби. Естественно, когда мы ходим на работу, то хотим зарабатывать. У меня есть возможность реализовывать свои здоровые амбиции, поэтому я могу себе позволить не думать о зарплате. Деньги зарабатывает муж. - Давайте вернемся к Поплавскому. Он когда-то говорил вам в глаза, что считает вас своей любимицей? - Боже упаси! У него этих красавиц - тысячи... Он и кричал на меня, и плакала я от него. И ругались мы с ним. По-разному было. Сколько раз такое было, когда, думала, все - пишу заявление и ухожу. Он ведь строг по сумасшедшему с теми, кто его знает. Это он только с виду такой мужчина, поет себе... Он страшно требовательный, ему все не так. У него на совещаниях бывает такой полет фантазии… Если он тебе улыбнулся после совещания, это еще ни о чем не говорит. Но если ты не пройдешь такую школу, как у него, то ты не сможешь идти дальше. Михаил Михайлович – это закалка! - А Поплавский не обращался к вам уже как к директору площадки за помощью организовать в « Украине » свой концерт? - Нет, пока не просил. Мы даже не обсуждали это (смеется). - Из-эа политической ситуации пострадал гастрольный рынок, концерты отменились, а многие организаторы скрылись с деньгами. У вас есть план, как вернуть людям деньги? - Я максимально делаю все для того, чтобы вопрос был решен в пользу зрителей. Сейчас этим занимаются соответствующие органы. И шансы есть. Проблема в том, что многие из беглецов ликвидировали свои фирмы и найти их по юридическому адресу невозможно. У нас тоже отменялись концерты. Например, всего за несколько дней до мероприятия одна из компаний прислала нам письмо, что концерт отменяется. У нас был шок... - Когда, по вашим прогнозам, украинский гастрольный рынок выкарабкается и встанет на ноги? - Думаю, на это уйдет год. - Казна « Украины » при Мозговом всегда была полной. А после ухода Кулиняка она осталась пуста. За счет чего тогда сейчас живет Дворец? Такое ощущение, что был некий план довести Дворец до убытков, а потом его продать. - Все может быть. Дотаций от государства никаких нет, это полностью хозрасчетное предприятие, оно живет только за счет мероприятий. Есть деньги, которые были заработаны. Все понимают, какое время на улице, все затянули пояса. Раньше были времена, когда сотрудник Дворца получал надбавки, премии, а сейчас, как и вся страна, все сидят на окладах. - Какую должность сейчас занимает супруга Николая Мозгового, которая прекрасно справлялась со всеми задачи еще до прихода новых людей. - Виолетту Борисовну никто никуда не теснил. Она работает заместителем, как и прежде. - Дворец раньше жил за счет западных и русских гастролеров. Кулиняк, который грозился регулярно устраивать сольники украинских артистов, потерпел фиаско: концерты Павлика, "Кроликов", Кричевского по кассовым сборам провалились. Вы тоже тяготеете к украинским артистам, но этим Дворец не прокормится… - Ну, почему же! На зарплату и другие вещи будет достаточно. Если будем жить правильно, то Дворец сможет себя содержать. И потом, я не все перевожу в коммерцию. Считаю, что все должно быть рентабельным. Коммерция для многих – это зарабатывание денег, а для меня главное, чтобы мы провели мероприятие, и оно не было убыточным. В этих рамках мы и движемся. Раньше на украинских артистов вообще никто не хотел идти, они находились в вакууме. А сейчас начинаем заключать контракты, дело хоть как-то стало двигаться вперед. Есть заявки на концерт Тамары Гведрцители, Елены Ваенги, есть западные музыканты, но это пока в планах. Главная задача, чтобы они не сорвались. Вообще такой люфт во Дворце возник, потому что график был выстроен исключительно на западных исполнителей. Когда они слетели, у Дворца возникли проблемы... Но мы уже работаем над осенним графиком. От того, как мы его спланируем, такие перспективы и будем иметь. Нам бы хотелось, чтобы разные исполнители выступали. На данный момент все делаем для того, чтобы выступали наши артисты. Планируем концерты Ирины Билык, Натальи Могилевской, Ани Лорак и др. В разработке концерт Александра Злотника. Многие артисты сейчас в раздумьях, переживают насколько это сейчас актуально, продадутся ли билеты. Кстати, стоимость билетов будем снижать, чтобы цена была более доступной. - Аренда Дворца стоила дороже, чем многие западные площадки, достигала 200 тысяч гривен. Многим она была недоступна. Правда, что вы решили ее тоже снизить? Насколько? - Да. Снизили на 20% для украинских артистов и чуть меньше для зарубежных. Нужно жить в реальном времени. Поднимался этот вопрос много лет. Какой украинский исполнитель потянет эту цену? Конечно, он поедет в маленькие залы по городам Украины, где дешевле. Да, я понимаю, что это самая лучшая площадка, но наши артисты идут куда угодно, но только не в «Украину». Меня это тоже как руководителя задевает. Почему других это не задевало? Мне интересно, чтобы на этой площадке работали лучшие исполнители, и зрители понимали, что они пришли во Дворец «Украина». Украинское искусство – это то, что должно поддерживаться в первую очередь. Без этого нет будущего. Да, сейчас тяжелое время. Все могут говорить, что не время для этого, что война в стране. Но нужно заниматься конкретными вещами для того, чтобы даже в такие тяжелые времена объединяться и не стоять на месте. Украинские артисты приходят ко мне со словами: "Давайте что-то делать. Вы – первый директор, который хочет что-то делать". Я хочу не громких слов об украинской культуре, а чтобы она была представлена во Дворце. У нас достаточно своих исполнителей, которые могут делать качественный продукт, и нужно дать им эту возможность. - Мне рассказывали, что раньше за аренду Дворца можно было запросто рассчитаться "черным налом" в конверте и договориться о скидке… - Я на это никогда не пойду . У меня есть амбиции, я человек молодой. Если я приду, и буду заниматься здесь подобными вещами, мне будет грош цена. Большую часть жизни я работала в сфере культуры. Я и в секретариате Комитета по вопросам культуры работала в парламенте, и с администрацией Президента сотрудничала. Я понимаю, как работает эта машина, как она должна управляться с точки зрения современного менеджмента культуры, с точки зрения режиссуры. У меня есть план, поэтому для меня важно, чтобы эта была действительно главная концертная площадка страны, чтобы здесь был украинский исполнитель, чтобы здесь были национальные продукты, классическая, иностранная музыка. - Михаил Кулиняк внедрил электронные билеты и требовал от организаторов, чтобы все билеты продавались только в « Украине ». Вы будете придерживаться этого правила? - Мы все это отменили, это искусственно придуманная штука. Она очень хорошая, но в наших реалиях пока невозможна. Реализаторов билетов сейчас очень много, и с ними хотят сотрудничать организаторы. Когда приходит директор того или иного артиста и говорит, что хочет сотрудничать с определенными людьми, потому что ему с ними удобно, они его партнеры, я что должна сказать: «Нет, продавайте только у меня»? Так ведь не бывает, нужно находить компромиссы. А есть те, кто приходят со словами: «Вот вам билеты, реализовывайте, как хотите и где хотите». Поэтому мы заключили два договора. Мне кажется, это компромиссное решение. - Вы так все говорите грамотно. На кресло министра не замахиваетесь? - Почему нет? - А как вам назначение Евгения Нищука? Не кахется ли вам, что хотелось бы видеть на этой позиции более зрелого человека от культуры. - Я к Евгению Николаевичу очень хорошо отношусь. Он в кресле министра очень хорошо выглядит. Мне кажется, он справляется со своими делами, несмотря на многие разговоры. Мы все где-то были, что-то делали. Кто-то - на Майдане, кто-то без него... Он – министр, у которого свое видение. Но, тем не менее, он министр, который четко управляет аппаратной машиной. И я видела, как он ею управляет. Когда к нему приходишь, он всегда очень быстрый, мобильный и решительный. - Вас называют еще и самым красивым молодым чиновником. Вы всегда в дорогих и строгих костюмах… - Вкус мне прививали родители, поэтому я всегда знала, что должна хорошо выглядеть, волосы укладывать. Когда начала работать в сфере культуры, встречаться с послами, уже выработался какой-то собственный стиль. Как любой женщине, мне нравится красивая одежда. Но не могу сказать, что много времени этому уделяю. Есть украинские дизайнеры, которые шьют мне: Ольга Навроцкая, Елена Бернацкая… Есть вещи, купленные у Лилии Пустовит, мне импонируют ее разнообразные решения с тканями. Люблю обувь. Для выходного дня в кругу семьи предпочитаю джинсы и балетки. Но на работе вынуждена ходить в той одежде, которую требует положение. В таком обществе ты всегда должен не только выглядеть красиво, но и в настроении всегда быть хорошем. Читать больше на segodnya.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter