Авторизация
 
  • 18:07 – Биатлон, КМ 2016-2017, гонка преследования, мужчины: результаты, кто победил 
  • 18:07 – Гонка преследования биатлон мужчины 10 12 2016: результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 18:07 – Биатлон сегодня 10.12.2016, мужская гонка преследования: результаты оказались ошеломляющими 
  • 18:06 – «Голос» выпуск от 9 декабря 2016 смотреть: теперь певческая судьба участников и в руках зрителей 

Филипп Ильенко: «Фильм «Мазепа» был воспринят как попытка бегства из "русского мира". А за такое "стреляют без предупреждения"

162.158.78.245

Известного украинского актера и продюсера, сына знаменитого режиссера Юрия Ильенко, назначили главой Госкино Теперь судьба украинского кинематографа будет находиться в руках молодого продюсера, старшего сына известного кинорежиссера Юрия Ильенко Филиппа, недавно ставшего председателем Госкино. Это назначение далось ему непросто, в течение нескольких месяцев в структуре шли «бои» за кресло руководителя. Теперь Филипп Юрьевич осваивается в небольшом кабинете с видом на Киево-Печерскую лавру. Впрочем, Ильенко чувствует себя на новой должности вполне комфортно. Признается, что мир кино сопровождает его с детства. Филипп с самого рождения снимался во всех картинах своего знаменитого отца, а последнюю — «Молитва о гетмане Мазепе» — даже продюсировал. Одной из первых поздравила Филиппа Юрьевича с новой должностью его мама, народная артистка Украины Людмила Ефименко. «Мама прекрасно знает, с чем мне придется столкнуться, — признался Филипп Ильенко. — И напутствовала меня лишь одним словам: «Удачи!» «Я помню Параджанова как очень жизнерадостного человека. Он все время что-то рассказывал» — В шесть лет маленький Филипп, снимаясь у отца в картине «Легенда о княгине Ольге», о чем мечтал? — Да о разном, как все мальчишки. По-моему, какое-то время хотел даже стать комбайнером. Но, конечно, с самого детства я был погружен в мир кино, поскольку в этой индустрии работали все мои родственники: папа, мама, родные дяди. Я помню съемки «Княгини Ольги» очень хорошо, потому что мне все было страшно интересно. Вообще, кино — штука заразная. Если ты раз туда попадаешь, то выпрыгнуть уже очень сложно. *Филипп рос в «киношной» семье. Его отец Юрий Ильенко был режиссером, мама Людмила Ефименко — актрисой (на фото Филипп с родителями и младшим братом Андреем) (Фото из семейного альбома) — И тем не менее вам это удалось, когда после окончания школы вы решили стать юристом. — На самом деле я никогда очень далеко и «не отпрыгивал» от кинематографа. Ведь в кино можно работать и юристом, что я и делал много лет. Кроме того, ко всему, что со мной происходит, я отношусь достаточно просто. Стараюсь никогда не загадывать на годы вперед. Спасибо родителям, которые всегда оставляли мне свободу выбора. Хотя свои «университеты» в кино я прошел в семье. Практически все темы, которые касались этой индустрии, отец обсуждал со мной. Я принимал участие в его картинах, мне кажется, с момента своего рождения. Кем мне только не пришлось работать на съемочной площадке — от водителя до генерального продюсера. Я учился у многих наших легендарных режиссеров и актеров, которые часто бывали у нас дома: Леонида Осыки, Ивана Миколайчука, Константина Степанкова, Сергея Параджанова… — Он часто приезжал в Киев после своего освобождения из тюрьмы? — Я помню несколько таких эпизодов. Параджанов приходил к нам домой, а потом собрал всех друзей в столичном ресторане «Дубки». Я запомнил Сергея Иосифовича как очень жизнерадостного человека. Он все время темпераментно рассказывал какие-то истории, половину из которых, наверное, выдумал. Но Параджанов был блестящим рассказчиком, и слушать его можно было бесконечно. Однажды он неожиданно прислал нам из Тбилиси подарок. Это был запеченный поросенок, выложенный на красивом раскрашенном подносе, а на шее у него завязано около 30 галстуков! У папы с Сергеем Иосифовичем на протяжении их жизни складывались достаточно непростые отношения, но это уже их история. Мне бы не хотелось о ней говорить. Оба были очень самодостаточны, темпераментны и харизматичны. Я помню то время, когда они вместе работали над фильмом «Лебединое озеро. Зона». Фактически снимал все Юрий Ильенко, а Параджанов подарил ему сюжет. Отец писал сценарий по рассказам Сергея Иосифовича о тюрьме. Последняя встреча состоялась в Тбилиси, и даже есть фильм «Партитура Христа. До-мажор», снятый одним кадром, длиною 24 минуты. В нем Сергей Параджанов проводит экскурсию для Юрия Ильенко по своему дому, приоткрывая некоторые тайны. Рекомендую посмотреть, там многое разъясняется по поводу их отношений друг с другом. «Давайте дадим режиссерам право на ошибку. Это искусство, а не завод с выполнением плана» — В прошлом году киноиндустрия Украины была профинансирована государством на рекордную сумму — 157 миллионов 600 тысяч гривен. — Действительно, денег было выделено достаточно для того, чтобы дать серьезный толчок экономическому развитию отечественного кинематографа… — Однако назвать, скажем, пятерку громких премьер я, честно говоря, затрудняюсь. — А вы знаете, сколько фильмов снимала Киностудия имени Довженко в год, например, в семидесятые? 25 единиц. А сколько фильмов вы сейчас назовете, которые можно было бы считать классикой? Значительно меньше. Для того чтобы появился хоть один фильм уровня «Тени забытых предков», надо, чтобы выходило по 20—30 картин ежегодно на протяжении десяти лет. Без этого не может быть киноиндустрии и кинематографической школы. Нельзя рассчитывать, что, скажем, профинансировав десять фильмов в год, мы получим столько же шедевров. Давайте дадим режиссерам право на ошибку. Это искусство, а не завод с выполнением плана. Кстати, в прошлом году вышло несколько интересных фильмов: «Иван Сила», «Креденс», «Болезнь любви»… Конечно, когда раньше Параджанов, Ильенко, Миколайчук, Осыка снимали картины одновременно, они создавали конкурентную среду, дыша друг другу в затылок. И сейчас мы должны создать именно такой процесс. У нас одновременно снимают Олесь Санин, Михаил Ильенко, Валентин Васянович, Мирослав Слабошпицкий, Владимир Тихий, Тарас Ткаченко. Думаю, эти люди сейчас вполне способны сформировать новую волну украинского кинематографа. И многих я еще не назвал. — Значит, вы не считаете, что украинское кино переживает кризис? — Конечно, у нашего кинематографа есть серьезные проблемы, но они отнюдь не творческого характера, а скорее финансирования и законодательного урегулирования. Я уже не говорю о ситуациях с государственными киностудиями, материальная часть которых пришла в полный упадок. Хотя ни одна из киностудий Украины не подчиняется Госкино. Но я знаю, что дела на Киностудии имени Довженко очень плохи — нет денег на ремонт помещений, отопление. Деньги от аренды идут в Фонд государственного имущества, и на содержание павильонов уже ничего не остается. Совершенно абсурдные в этом смысле у нас законы. — В каком состоянии вы получили Госкино Украины? — Еще не знаю. На своем новом рабочем месте я всего лишь второй день, и вы видите, что мой стол полностью завален бумагами. Сейчас во всем разбираюсь. Слава Богу, что многих людей в киноиндустрии и Госкино я уже давно знаю. Сейчас как раз идет процесс составления бюджета на следующий, 2015 год. Конечно, мы будем отстаивать хорошее финансирование украинского кино, но без введения сбора на развитие национального кино мы всегда будем зависимы от формирования госбюджета. — Кто должен облагаться этим сбором? — Иностранные фильмы. Налог предполагается взимать с их проката в кинотеатрах, рекламы, показа по телевидению, в кабельных сетях и в Интернете. Причем речь идет не о каких-то грандиозных цифрах, а всего лишь о двух—пяти процентах. «У нас есть моральная ответственность перед теми, кто отдает свои жизни за свободу Украины на востоке страны» — Многие из российских лент уже и так могут оказаться под запретом. Как, например, фильм «Поддубный». — Эта картина не получила прокатного удостоверения, без которого она не может быть допущена к демонстрации в кинотеатрах. Экспертная комиссия, которая существует при Госкино, чуть больше недели назад пересмотрела ленту и решила, что ее нельзя показывать в Украине. Правда, это было еще до моего назначения. Не получила прокатного удостоверения и картина «Белая гвардия». И так будет со всеми, кто попытается использовать против нас кино как информационное оружие, исказив нашу историю. Особенно в тот момент, когда идет настоящая война, гибнут наши парни. У нас есть моральная ответственность перед теми, кто отдает свои жизни за свободу Украины на востоке страны. Я не могу сидеть здесь, в тылу, и их предавать. — Два года назад в прокат вышла пророссийская картина «Матч», которая в совершенно искаженном виде представила историю из Второй мировой войны, обидев многих украинцев. — У меня с этим фильмом личные счеты. В свое время я выступал с протестами против его показа в Украине. Более того, обращался с судебным иском к Госкино. Но закончилось все тем, что на премьере этой картины в Киеве меня задержал «Беркут» вместе с еще 30-ю моими единомышленниками. Согласно классике жанра нас отвезли в Печерское РУВД. Меня допрашивали, даже возбудили уголовное дело. К сожалению, тогда нам не удалось переубедить Госкино изменить свое решение и запретить показ «Матча». В любом случае картина получилась неудачной и прокатного успеха не имела. Сейчас в связи с ее явной антиукраинской направленностью, думаю, никому и в голову не придет ее показать. — В свое время история с запретом случилась и с картиной Юрия Ильенко «Молитва о гетмане Мазепе» — уже на российской территории. — Кстати, сейчас абсолютно все об этом забыли. А ведь действительно в 2002 году министр культуры Российской Федерации, родившийся в городе Львове, Михаил Швыдкой специально собрал пресс-конференцию после премьеры «Мазепы» на Берлинском фестивале и провозгласил фильм антироссийским. Кстати, интересно, что начало информационной войне с картиной Юрия Ильенко положил журналист Дмитрий Киселев, в то время работавший еще на канале ICTV. Швыдкой тогда сказал, что не будет рекомендовать российским прокатчикам к показу этот фильм. Хотя лента на самом деле просто антиимперская. Россиянам очень не хотелось возвращаться к некоторым страницам истории. Например, к Батуринской резне, когда карательный отряд князя Меньшикова вырезал абсолютно все население города Батурина. Тогда тоже были свои гиркины. История повторяется. К окончанию съемок «Мазепы» Россией уже руководил Путин, и эта картина была воспринята российскими властями как попытка к бегству из «русского мира». А за такое там принято «стрелять без предупреждения». — Ваш отец дорого заплатил за эту попытку… — На него была буквально устроена травля. Думаю, это повлияло на то, что он так рано ушел из жизни. Я тоже сыграл в этом фильме — Мазепу в раннем возрасте. Главная роль была у Богдана Ступки. Но в течение пяти лет после окончания съемок фильм практически не показывали — он принадлежал одной из компаний, которая просто положила картину на полку. Только когда я с отцом создал компанию «Ильенко-Фильм», нам удалось сделать новую версию «Мазепы», продюсером которой я и стал. Премьера фильма «Молитва о гетмане Мазепе. Новая версия» состоялась уже после смерти отца. — В свое время вы стали идейным вдохновителем популярного кинофестиваля «Открытая ночь». — На самом деле его основателем и идейным вдохновителем является Михаил Герасимович Ильенко. Я же в определенный момент стал продюсером фестиваля. Теперь я им не занимаюсь. Я также продал свою часть компании «Ильенко-Фильм». Не буду уже продюсером и картины Михаила Ильенко «Толока». С точки зрения юридической, да и моральной тоже, я не имею права объединять гос­службу с продюсерской деятельностью. — Ваш рабочий график изменился в связи с новым назначением? — Никаких особых перемен не произошло. Я и так все время был очень занят и уже не помню, когда уходил в отпуск. Разве что я люблю работать ночью, а мои новые сотрудники не очень этому рады. Так что мне, наверное, придется менять свои привычки. Читать больше на fakty.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter