Авторизация
 
  • 07:36 – Страшная авария в ХМАО, где погибли 10 детей, попала на ВИДЕО 
  • 07:36 – ДТП с автобусом в Югре 4 декабря 2016 (4.12.2016): 12 погибших, фото и видео, последние новости 
  • 07:36 – Биатлон мужская гонка преследования 4.12.2016: результаты, лучшие моменты гонки, награждение 
  • 07:36 – Замечательный вокзальный песенный флешмоб! Сегодня и в Кишиневе! 

Один день из жизни Севы

162.158.78.101

Один день из жизни Севы Пианист Эдик Левин, например, ходил в дырявых свитерах, надевая их один на другой, чтобы дырки одного закрывались бы целыми местами другого. Корнетист Роберт Пауэлл был немногословен, говорил редко, по крайней нужде. Обычно это было слово "мудизм", обозначавшее в зависимости от ситуации все, что надо было сказать. Однажды он застал свою девушку с посторонним мужчиной в разгар интима. "Мудизм вообще-то!" - только и произнес Роберт. Мудизм был некой программой жизни, вроде сюрреалистического "дада". Символом "мудистов" была трехногая птица, "Мудушка Кря". Мудисты входили в тайное "кировое общество", которое выдавало им "кировые паспорта", а в паспорте стояла пометка: "Кировой паспорт недействителен без круглого подстаканного талона". Диксиленд с Севой Королевым и Александром Усыскиным я впервые услышал году в 1959-м, и этого мне не забыть никогда. Где-то в глубинах коллективной памяти в интернете можно найти фрагменты черно-белых роликов начала 1960-х, но они немые, их пришлось озвучивать посторонней музыкой. Сева играл на трубе широким, мощным звуком, а Усыскин деликатно вышивал этот звук своим кларнетным бисером. Мы встречались с ними на Таллинском фестивале в 1967 году, где ленинградский диксиленд выступил с блеском. Для справки: в 1967 году состоялась премьера художественного фильма "Семь нот в тишине...". Производство Ленфильма, режиссер Виталий Аксёнов. Найдите и промотайте до 20-й минуты. "Осторожно, люди!" Один день из жизни Севы Новгородцева Для проигрывания необходимо включить поддержку Java-скрипта и установить новую версию Flash Году к 1970-му первоначальный диксиленд размножился, по городу играло не менее восьми составов. От одного из них отпочковались трубач Жора Чиков и тромбонист Г. Лехман, принятые в оркестр Вайнштейна. Грех было не воспользоваться случаем. Так родился еще один диксиленд, придуманный как вставной номер в наш концерт, со шляпами канотье, полосатыми жилетами и т. д. Я играл на кларнете и, стыдно сознаться, пел под Утесова. Для разъездного артиста города - как верстовые столбы, памяти зацепиться не за что. Всплывает всякая ерунда. В городе Грозном продавали соковыжималки, большая тогда редкость. Сыну Ринатику нужны были соки, жена Галя терла-выжимала вручную. Грозненский аппарат сделан был на совесть, корпус из коричневого бакелита, внутри электромотор нешуточной мощности - никакой овощ или фрукт против него не устоит. Весила машина соответственно - килограммов семнадцать, если мне не изменяет память, а она мне изменить не может, потому что я проклял все на свете, пока кантовал неподъемную бытовую технику из одного конца страны в другой. В Грозный мы попали летом. Жалею, что не делал фотографий; сейчас, после нескольких войн и бомбардировок, это были бы бесценные кадры. Возле нашей гостиницы, прямо у входа, стоял ларек чистильщика обуви. Был жаркий день, чистильщик ушел с солнцепека внутрь, в прохладный вестибюль, а чтобы о нем не забыли, оставил лист бумаги, где крупными буквами написал: "ЧИСТКА ОБУВИ ВНУТРИ". В Краснодаре, где народ мерит искусство количеством, местный администратор расклеил наши афиши, соединив три в одну, получалось, что на сцене - какой-то сводный оркестр человек из 60. Ясно, такое событие культуры пропускать было нельзя. В Днепропетровске под моим окном всю ночь вспыхивала неоновая реклама. Забыть ее не смог: "ДОМА ГРОШИ НЕ ТРЕМАЮ, Я ОЩАДНУ КНИЖКУ МАЮ!" В Челябинске, в гостинице, после концерта наши джазмены выпивали с киноактером Анатолием Азо. В Москве или в Питере такого не случилось бы, а тут работники муз были сжаты воедино провинциальным окружением. На телеэкране Азо производил на меня впечатление человека глубокого ума, даже мудрости, поэтому я говорил с ним с некоторым трепетом. В 1965 году вышел фильм "Как вас теперь называть?" - о том, как в поединке с умным и коварным асом фашистской разведки побеждает советский чекист, скрывавшийся под маской повара-бельгийца во время оккупации Поволжска. Азо играл повара-чекиста. Режиссер Владимир Чеботарев хотел избежать обычной "клюквы" и снял экранные диалоги в немецком штабе на немецком языке. Как я понимаю, актеры выучили роли на слух и говорили как получится, а коллеги из ГДР озвучили это потом на своем родном языке. Думаю, Азо тоже пришлось учить эту тарабарщину. К моменту нашей встречи фильму было три года, а со времени съемок прошло почти четыре, но Азо все еще кипел патриотическим гневом. "Вот ведь, - сказал он мрачно после рюмки-другой, - взяли моду, немцев на немецком играть!". Читать больше на bbc.co.uk


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter