Авторизация
 
  • 09:21 – Х-фактор-7: смотреть 15 выпуск онлайн (эфир от 03.12.2016) 
  • 09:21 – ТНТ Битва экстрасенсов 3 декабря 2016: смотреть онлайн 14 выпуск от 3 12 2016 
  • 09:21 – Ледниковый период 2016, выпуск 3 декабря: на льду стремительный 21 век, смотреть онлайн 
  • 09:21 – ТНТ, «Танцы» 3 сезон 19 выпуск: смотреть онлайн эфир 3.12.2016 

Ирина Билык: "Деньги на дом в Киеве мне одолжил Данилко"

162.158.78.159

Поговорить по душам с Ириной нам не удавалось несколько месяцев — она была занята концертами, встречами, съемками в мюзикле, текущими делами... Наконец-то встреча назначена и певица приезжает в один из киевских ресторанов. В длинном черном кардигане, почти без косметики она вовсе не похожа на звезду сцены. Официанты ресторана на час взяли тайм-аут и выстроились у барной стойки понаблюдать за нашим общением. Благо, поводов для беседы накопилось много. К тому же Билык решилась выпустить свежую пластинку в такое непростое для страны время. — Ирина, не хочется начинать наш разговор с политики, но эта тема сегодня ворвалась во все сферы нашей жизни, включая культуру, литературу, музыку... Вы следите за последними новостями? — В последние годы, до этой войны, все жили легко, весело, искали себе любовниц и любовников повеселее, побогаче. Когда случилась такая беда в Украине, люди по-новому оценили свое состояние в этом мире. Каждый сейчас хочет настоящего друга иметь рядом, чтобы дети были рядышком, никуда не уезжали. Какие-то новые темы в обществе возникли, очень актуальные. По телевизору я сейчас смотрю исключительно политические программы и новости из Донецкой области. Для меня они очень важны, потому что у меня многие подруги и друзья живут там, некоторые пишут мне смс-ки прямо с фронта. Кто-то, конечно, в связи с непростой ситуацией, переехал в Киев и в другие города Украины. Но я очень переживаю, что будет с их домами, детьми и мужьями, которые остались там. — Многие ваши коллеги довольно часто выезжают в зону АТО, выступают в госпиталях. У вас не было желания тоже принять участие в таких концертах? — Об этом практически никто не знает, но я выступала перед ранеными в двух киевских госпиталях. Фотографии остались только у мальчиков на телефонах. Когда волонтерская бригада предложила мне посетить госпиталь и поддержать пострадавших, то мне осталось только выбрать свободный день — не было даже никаких сомнений. Мне хотелось только одного: чтобы эти мальчики забыли хоть на короткое время о своих страданиях и проблемах. Когда видишь, что человек лежит и не может даже поднять голову, чтобы на тебя посмотреть, а может только слушать, то испытываешь боль. Я выступала не на сцене, а на асфальтированной площадке, и в этот момент между нами стерлась границы. Мне самой было интересно с ними пообщаться и я даже получила от них сувениры: один боец собирал военные нашивки, но так проникся моим присутствием в палате, что подарил мне всю коллекцию из своего кошелька. Я взяла и пообещала, что одна нашивка непременно появится на костюме. Потому что у меня есть уже один концертный наряд с нашивками в стиле милитари. У меня у самой были разные ситуации в жизни. Сколько раз случалось такое, что тяжело было даже выйти на сцену. В прошлом году я месяц лежала после операции, не работала. И знаю, что такое не сдаваться ни при каких обстоятельствах. Хотя в тот месяц у меня переманила гитариста одна наша известная группа и мне было очень неприятно. Но в итоге ко мне пришел еще более талантливый музыкант. Так что все, что ни делается, — к лучшему. — А вы бы отпустили своего сына служить в зону проведения АТО? — Я даже не хочу думать о том, что мой сын попадет в такую ситуацию. Когда он вырастет, не будет войны. А пока он еще учится, я каждое утро завожу часы на восемь утра и сама провожаю его в школу, делаю ему чаек, контролирую, чтобы он обязательно покушал с утра. — Сейчас в самом разгаре предвыборная гонка в Верховную Раду. Вам не предлагали поддержать кого-то из кандидатов? — Предложения были — я их обдумываю. Считаю, что в этом нет ничего плохого. Вообще, сейчас очень тяжело разобраться, кто говорит правду: люди, которые ведут нечестную игру, есть во всех партиях. Такого не бывает, что есть правильная, "хорошая" партия, и есть "злая". Это же политика! А вообще, я хотела бы посоветовать политикам, этим мужикам, которые каждый день с экрана убеждают нас, что будет лучше и сообщают, что погибло столько-то людей, такие-то события произошли на Востоке Украины, чтобы они взяли вещмешок, положили в него зубную пасту, белье, кусок хлеба с колбасой и поехали в Донецкую область. И если бы эти все люди были уже там, думаю, что военные действия прекратились бы давно. А рассказывать можно много всего — умирают ведь другие. — Не было мысли уехать из Украины на какое-то время, пока ситуация не стабилизируется? — У меня есть предложения работать в Германии, Америке для украинской диаспоры, которая очень хочет слышать уже давно полюбившиеся украинские песни. А уехать из страны... У меня были мысли не работать в Украине в 2000-х, когда люди вообще перестали ходить на украинских артистов. Даже в украинские мюзиклы в первую очередь приглашали русских звезд, а наших брали только на вторые роли. Помню, я тогда даже уехала на год в Польшу. Выучила польский и в принципе хотела продолжить свою жизнь рядом с Украиной. Сейчас же надеюсь, что после событий, которые произошли у нас за последнее время, отношение к украинским артистам будет куда более уважительным. — Вы недавно выпустили новый альбом "Рассвет". Не было опасений, что вроде как сейчас не до песен? Неизвестно, будет ли он продаваться, поймут ли люди такой поступок. — Если сейчас не будут рожать детей, ходить в школу, издавать газеты, журналы, а на всех обложках будут только фотографии трупов, крови, то это еще больше нас поглотит, в любой стране народ тогда будет еще более несчастным. Поэтому мне кажется, что мои песни могут отодвинуть страх, боль, смерть немного дальше и приблизить людей к чему-то хорошему и светлому, сделать их ближе к любви. К тому же меня убедили друзья, что это нужно сделать. На днях сидела в компании моего лучшего друга Гарика Кричевского — я его называю братом, а он меня своей сестрой. И когда я поставила свои новые песни, мне сказали: "Ира! Надо, чтобы срочно люди это услышали. Мы уже два дня слушаем только твой диск — таких песен у тебя еще не было". — В вашем клипе "Люблю его" снялся Ван Дамм, в ответ на это вы ему со сцены подарили ключи от гостиничного номера. Смелый жест! — Я ему очень нравилась и на съемку он приехал только потому, что у него была симпатия ко мне как к человеку, как к женщине. Я попросила Ван Дамма сняться в нашем клипе с Олей Горбачевой и он не смог сказать "нет". Но не думайте — интимных отношений у нас не было. Денег за свое участие, кстати, он не взял. Я ему рассказала, что ролик все увидят и это станет большим культурным событием для Украины. В итоге он согласился, но в назначенный час на съемки не приехал. И тогда Оля сказала мне: "Ну, все включаем наши организаторские способности". Мы узнали по телефону о его планах на день: сначала у него была встреча с Кличко, потом — обед в ресторане, после которого со своей девушкой отправился в гостиницу. Мы послали за ним водителя и когда Жан-Клод все-таки приехал, это стало удивлением даже для Юрия Никитина. На съемках, кстати, наш парикмахер Лена Твелина сделала Ван Дамму стрижку — он спал в кресле, а она его стригла. Потом мы дали ему для съемок полосатую футболку, которую он сперва даже не хотел надевать, а после сказал: "А можно, я ее заберу — она мне так идет". После мы несколько раз виделись в ресторане — он учил меня делать свой любимый слабоалкогольный коктейль. — Когда вы объявили, что решили расстаться со своим продюсером Юрием Никитиным, для многих эта весть стала громом среди ясного неба. Как вы решились? — Я собиралась уйти от него три раза — мне хотелось работать на новом уровне, а его компании моя качественная работа была не нужна. Юрины мысли и всю работу заполонили фонограммные группы, которые зарабатывают на жизнь не музыкой, а чем-то другим. Он перестал обсуждать со мной новые тенденции, новые концерты. Все шло по накатанной и я решила, что если многие вопросы решаю сама, то зачем мне ждать, пока кто-то даст мне совет — я сама знаю ответы на все вопросы. Тем более, что в этом бизнесе я уже 25 лет. У нас никогда не было с ним контрактов — были только бумаги, которые мы подписывали на использование авторских прав. Я всегда ему доверяла и никогда не перепроверяла, хотя многие мне говорили, что напрасно. Но я щедрый человек и не хочу думать о том, что мои родные люди могли меня обманывать. Я всегда доверяю и говорю спасибо за то, что были со мной вместе. Сейчас мы очень редко общаемся. Юра такой человек, который никогда не скажет, что у него на душе, — только улыбнется. Он недавно во второй раз стал папой, и я очень хотела бы, чтобы между нами не было ничего плохого, если ему будет необходима моя помощь — я всегда ему помогу. Кстати, недавно я видела сон, что бегут ужасные черные люди и расстреливают всех, кто бежит впереди. И тут я бегу в этой толпе и вижу Юру. Он стоит такой красивый, улыбается. Я его увидела таким, каким он был, когда мы познакомились. Ему было 20 лет, он был такой счастливый... Но я понимала во сне, что убегаю и вижу его в последний раз в своей жизни. И я ему кричу: "Юра, знай, что я все равно тебя люблю!". И побежала… А когда проснулась, у меня был шок: оказывается, я его очень сильно люблю как человека, как друга, что бы ни было у нас с ним в жизни. Обожает готовить. "Дома у меня работает ресторан "У Ирины". — После вашего творческого тандема с Филиппом Киркоровым у многих появилось опасение, что вы, по примеру Ани Лорак, переориентируетесь на российский рынок. — Ничего подобного. Чаще всего меня просят российские коллеги написать для них песни. И у меня всегда есть одна отговорка: "Я сейчас не влюблена, поэтому даже не знаю, как мне это сделать". Мои песни и так все знают, а платить за эфиры на радио и телевидении в России я не хочу. Если песни красивые и нужные, пусть их просто крутят, но у меня нет цели делать это специально. Что касается сотрудничества с Филиппом, то он сам позвонил и сказал, что хочет исполнить мою песню "Снег". И то, что было дальше, всего лишь его благодарность, обычная дружба. Мы иногда созваниваемся, но у нас нет такого, что кто-то просит у кого-то что-то сделать, договориться о чем-то. — Ваш новый альбом называется "Рассвет". Значит ли это, что вы сейчас испытываете рассвет и в личной жизни? — Хвастаться не буду, потому что как любой человек, как женщина, боюсь сглазить. Хочется пожелать, чтобы у всех было так, как у меня сейчас в жизни: спокойно, светло, красиво и волшебно. Самое главное, когда за тобой ухаживают, говорят хорошие слова. Когда звонят, переживают, дарят маленькие подарочки. Я всем женщинам желаю такого отношения. — Вы до сих пор не назвали имя своего возлюбленного. Думаете, что этот ваш союз — навсегда? — Мы живем одним днем и не хотим думать, что когда-нибудь расстанемся. Мы все время смеемся, шутим на эту тему, но хотим, чтобы счастье продолжалось вечно. Почему нет? Мы — романтики, а такие люди всегда отличались от обычных людей. — Много писали о вашем новом загородном доме, после — о том, что вы снова переехали в город... — Сейчас живу на два дома — за городом и в киевской квартире. Немного переживаю, что зимой в загородном доме может быть холодно. Думаю, как с газом будет, сколько будут выходить коммунальные услуги, смогу ли я все это содержать. Мысли крутятся в голове, как и у обычных людей. — Сыну оставите квартиру в центре Киева? — Ничего я ему не собираюсь оставлять. Хочет — пусть живет со мной, хочет — отдельно, пусть сам себе заработает. Дарить ему квартиру я не собираюсь. А может быть, он женится на дочке Гарика Кричевского, Вике, а у Гарика есть где им жить (смеется). С сыном Глебом. "Оставлять сыну квартиры не собираюсь". — Глеб делится с вами своими сердечными переживаниями? — Какие у него могут быть переживания? У него обычная, нормальная детская жизнь (Глебу — 15 лет. — Авт.). Симпатии у него есть, но мальчики сейчас сутками сидят в интернете. Знаю, что есть у него бывшая одноклассница Диана, с которой он переписывается и созванивается каждый день. Но я буду только рада, если у моего сына будут нормальные друзья, нормальная девушка. Я все это приветствую, всегда приглашаю детей к нам домой. Нет такого, что у нас "звездный" дом и он недоступен. — А еще детей не хочется? — Я хотела бы, может, и троих иметь. У меня есть где жить, чем их кормить. Чего не хотелось бы — так это, чтобы дети думали, что мама на гастролях и ее не хватает, а воспитывает их няня. В общем, я не знаю, как там троих, но еще одного точно хочу. И, возможно, так случится. Мы живем один раз и нужно использовать все хорошее и приятное для себя и других, поэтому я не останавливаюсь, не боюсь выпускать альбомы и не думаю о том, что завтра будет война. Я думаю о том, что силой своей мысли ее нужно остановить! — Говорят, вы видите вещие сны, обладаете экстрасенсорными способностями. — Силой мысли я могу испепелить человека, сделать то, что я хочу. И для этого мне не нужно ругаться и показывать свой гнев. Я просто могу сказать себе, что с этой минуты человек пожалеет — и я вижу, как он начинает жалеть. Многие знают, что такое мой гнев, и стараются быть аккуратными. С теми людьми, кто меня обижал, происходили неприятности. Это касается и некоторых коллег, которые делали специально что-то для того, чтобы я не попала в эфир или выглядела в неправильном свете. У этих людей было потом маленькое наказание. — Семен Горов в своем недавнем интервью рассказал, что когда у него не было денег на покупку квартиры своей мечты на Подоле, ему одолжил деньги Константин Меладзе. Были в вашей жизни люди, готовые по первому зову броситься на помощь? — Да, мне тоже однажды очень сильно помогли с деньгами. Это был Андрей Данилко. Я очень хотела купить дом, но мне не хватало денег на него. И Андрюша дал мне беспроцентный кредит. Это был шаг настоящего мужчины. Еще у меня были друзья, которые в 1996—97 году оплатили аренду Дворца "Украина", чтобы я сделала там концерты. Трое моих друзей. Мы до сих пор дружим и они готовы мне помогать. Так что люди есть в этой жизни, просто нет рядом такого человека, который дарил бы мне, как другим девушкам, шубы, украшения, машины. Все это я всегда покупала себе сама. — Вам от этого грустно? — А мне уже не нужно это. Мне просто нужно, чтобы то, что у меня есть сейчас, оставалось со мной и дальше. Здоровье близких, любимый человек, мои любимые люди, мои зрители... — На презентации альбома "Рассвет" вы кормили гостей котлетами, которые сами делали. Вы и правда любите возиться на кухне? — Готовка — это мое хобби. Я не собираюсь открывать ресторан, но у меня на дому работает ресторан "У Ирины". Все смеются, потому что я готовлю каждый день много и вкусно, угощаю друзей. Сегодня, кстати, придумала новый рецепт. Берете две баночки консервированного тунца (в масле или в собственном соку), 2 стакана риса (его предварительно нужно отварить до полуготовности), 4 яйца, приправы, 2 зубчика чеснока. Все смешиваете и ставите в духовку. Это очень вкусно! И я делаю все это легко, в удовольствие. Одни люди любят кушать, а я люблю вкусно готовить. Для меня это примерно такое же наслаждение. — Во время нашей беседы вам звонил бывший возлюбленный Дмитрий Коляденко. Как вам удается оставаться в хороших отношениях с "бывшими" и "нынешними"? — Я просто очень дружелюбный человек, не люблю, когда кто-то ругается. Не люблю, когда люди не созваниваются, злятся друг на друга... Даже в среде коллег стараюсь с теми людьми, с которыми у меня были напряженные отношения, дружить. Поэтому на сегодняшний день у меня нет на сцене ни врагов, ни конкурентов. Читать больше на segodnya.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter