Авторизация
 
  • 05:06 – Танцы на ТНТ 3 сезон 3 декабря 2016 смотреть онлайн 
  • 05:06 – Новый Год 2017: как встречать, что готовить — меню (видео, фото) 
  • 05:06 – Биатлон 2016 Мужчины Спринт 10 км 3 декабря 2016: результаты, смотреть онлайн 
  • 05:06 – Биатлон мужчины Спринт 3 12 2016: результаты, кто победил, смотреть онлайн 

Персона - Дельфина Арно, исполнительный вице-президент Louis Vuitton

162.158.78.175

Персона - Дельфина Арно, исполнительный вице-президент Louis Vuitton Дельфина Арно приходит на встречу в парижский ресторан с трехминутным опозданием и задерживается у соседнего столика для короткого разговора. Извинившись, она объясняет, что это ее давние знакомые, пожелавшие выразить соболезнования по случаю недавней кончины Ива Карселя ? бывшего президента и гендиректора Louis Vuitton ( LV), который проработал с ее отцом Бернаром Арно больше 25 лет. « Печально, ведь он был так молод», ? говорит она о 66-летнем Карселе, который скончался в августе от редкой формы рака почек. По словам Дельфины Арно, его роль в модном доме была монументальной: « Я год проработала в LV и каждый день слышала что-то о нем». Как раз год назад она была назначена исполнительным вице-президентом LV, приняв роль, которая, как многие говорили, была предначертана ей с рождения. Будучи старшей дочерью Бернара Арно ( у нее есть родной младший брат Антуан и три сводных брата от второго брака отца), 39-летняя Дельфина, очевидно, унаследует Moet Hennessy ? Louis Vuitton ( LVMH ), огромный бизнес в области предметов роскоши, принесший ее отцу состояние в $33 млрд. Ее назначение в LV, жемчужину в короне LVMH, и ее работа в совете директоров LVMH с 2003 г. позволяют предположить, что однажды в будущем она возьмет контроль над компанией в свои руки. Определенно дочь уже унаследовала у отца сфинксову невозмутимость и изящную осанку. У блондинки с утонченным стилем впечатляющая фигура, она уверенно несет свои 180 см на шпильках LV, на шее ? большая золотая подвеска-полумесяц. Одета она в трикотажную шерстяную двойку из новой коллекции Николя Гескье, официального креативного директора LV. Правда, на улице 26 градусов тепла и на шерстяной трикотаж даже жарко смотреть, но Дельфину это не беспокоит: « Я все время мерзну, на работе постоянно прошу выключать кондиционер». Выдающаяся внешность не мешает дочери Арно ускользать от внимания прессы, а попросить ее об интервью все равно что приблизиться к забору под напряжением. Порой это нежелание трудно объяснимо. В 2005 г. вышла лавина публикаций о ее свадьбе с Алессандро Валларино Гарсией, наследником богатого итальянского винодела, ? она была в платье от Джона Гальяно, а фотографировал свадьбу Карл Лагерфельд. Но ее развод пять лет спустя и последующий роман с техномиллиардером Ксавье Нилем хранились в строжайшем секрете. Она даже отказывается подтвердить, является ли Ниль отцом ее дочери, не говоря уже о том, чтобы назвать имя дочери. « Я живу очень обособленно, ? объясняет она мягким голосом, который понижается вплоть до едва слышимого, когда она поглядывает на диктофон на столе. ? Считаю, мне лучше сосредоточиться на моей работе. Так что я говорю, когда мне действительно есть что сказать». Есть что-то трогательно-беззащитное в такой манере поведения столь влиятельной особы. По словам одной из коллег, Дельфина в семье Арно от первого брака выбрала роль девы-весталки по контрасту с ролью принца-плейбоя, которую играет ее брат. Конечно, Антуан Арно со своей подругой-супермоделью Натальей Водяновой и репутацией высококлассного игрока в покер более словоохотлив. Я спрашиваю, согласна ли она с тем, что парижский Vogue недавно назвал ее хрупкой. « Не люблю говорить о себе», ? отвечает она с приглушенным смешком.... Читать целиком → Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице. Вместо этого она говорит о меню. « Обычно я беру карпаччо из желтохвостика, которое здесь очень хорошее, ? рассказывает она. ? И я возьму ассорти из сашими». Я заказываю то же самое, за исключением риса и диетической кока-колы, которые попросила Дельфина. «Первую сумку LV я получила в восемнадцать» Kinugawa, спрятавшийся за блестящими флагманскими магазинами на улице Сент-Оноре, ? один из немногих суши-ресторанов в Париже. Такая редкость предназначена для эксклюзивной клиентуры, и в обеденное время минималистский двухэтажный зал бурлит от разговоров между столиками с высшей буржуазией и голливудскими звездами, поглощающими еду без углеводов. « Это рядом с моим офисом, ? объясняет Арно свой выбор места встречи. ? Немного похоже на Nobu. Но в Париже Nobu нет. Я хотела позвать вас в Tch?a, маленький китайский ресторанчик совсем рядом с моим офисом. Там почти все из овощей и все очень редкое. Но я не знала, понравится ли вам». Она смеется: « Ну очень здоровая еда». Сейчас ей гораздо реже придется выходить куда-нибудь пообедать, потому что нужно забирать дочь домой из детского сада в обеденный перерыв, как это принято во Франции. « Не знаю, сколько детей у меня будет, но это важно ? наслаждаться каждым моментом», ? говорит она, прежде чем признаться, что сегодня у нее как у матери важное событие: первый день дочки ? ну хорошо, не день, всего час ? в садике. Одна из причин, по которой мы встретились, ? поговорить о кульминации проекта, которым занимается Дельфина: эксклюзивная коллекция сумок Mon Monogram, в создании которой участвовала она сама, Гескье и шесть знаменитых дизайнеров, которым поручили изобрести заново прославленный логотип дома для кожаных изделий. « У LV большая история совместных проектов», ? говорит Арно, пока мы пробуем легко приправленные ломтики карпаччо из желтохвостика. Действительно, логотип, созданный в 1896 г. Жоржем Вюиттонном в память о его отце Луи, стал прекрасным полем для новых интерпретаций. В 2001 г. расписанный граффити шарф Leo от американского дизайнера Стивена Спруза ( и Марка Жакоба, который впоследствии стал креативным директором LV) оказался одним из наиболее ценимых аксессуаров в новейшей истории моды. В 2012 г. японский художник Яйои Кусама придумал пятнистый логотип ? сумки, обувь и даже витрины магазинов были покрыты яркими графичными точками. Последний совместный проект с шестью « бунтарями», включая обувного дизайнера Кристиана Лубутена и архитектора Фрэнка Гери, привел к появлению веселых, хотя и запретительно дорогих комплектов аксессуаров. Карл Лагерфельд, вдохновившись своим недавним хобби ? спортом, создал боксерские перчатки и грушу, заключенные в пароходный кофр; художница Синди Шерман переосмыслила знаменитый чемоданчик для косметики с выдвижными ящичками, в которых она могла бы хранить свои инструменты перевоплощения ( она знаменита своими постановочными автопортретами в разных образах). « Она хотела сделать кофр для всех предметов, которыми она пользуется, когда накладывает грим, ? рассказывает Арно, которую, похоже, приводит в трепет каждая вещь из этой коллекции. ? Накладной нос, накладные глаза, парики. Она подумала о каждом ящичке и собственноручно подписала их». Яркие желтые и зеленые ящички были « навеяны ее попугаем по имени Мистер Фрида». Остальные интерпретации более прозаичны. Слегка извилистая сумочка от Гери с вышитыми вручную логотипами на подкладке довела до предела возможности технической команды. Для Арно этот процесс был драгоценной возможностью прославить монограмму. « Это важно. Это ДНК Vuitton, ? говорит она, когда я спрашиваю, что это значит для нее. ? Я думаю ? и надеюсь, ? что философия и культура имени Vuitton представляет собой интерес. Это очень логично, интеллектуально, и это великолепные продукты. Это вещи, которые вы захотите передать по наследству, вещи, с которыми вы будете обращаться как с сокровищами». Она продолжает: « В одном из прежних совместных проектов, в 2006 г., одну из сумок делала Аззедин Алайя. Я до сих пор ношу эту сумку Алайи, она фантастическая. Это коллекционные вещи». Если не брать в расчет тему культурного наследия, привлекательность создания всех этих аксессуаров из разряда арт-объектов очевидна. Коллекция, запущенная в октябре вместе с гламурной кампанией американского фэшн-фотографа Стивена Мейзеля, максимально демонстрирует бренд, подчеркивая при этом культурное богатство LV. « Видели новый Fondation? ? спрашивает Дельфина про новое гигантское здание в стиле Гери на краю Булонского леса, принадлежащее ее отцу. ? Это так потрясающе. Гери просто гений». Дочь Арно регулярно посещает студии разных современных художников, особенно тех, что обосновались в Лос-Анджелесе. У нее такая же страсть к коллекционированию, как у Бернара Арно? « Я покупаю некоторые работы. Не назвала бы это коллекцией», ? прыскает от смеха она.?Когда нам приносят блюдо с различными сашими, я спрашиваю, когда инициалы LV впервые отпечатались в ее памяти. Похоже, довольно поздно: « Я очень хорошо помню церемонию по случаю столетия дома, в 1996 г. Была большая вечеринка, и ее звездой была Наоми Кемпбелл, которая прибыла на сцену на жирафе. И я помню первую сумку LV, которую мне подарили, когда мне было 18: это была коричневая Noé». В те дни такая сумка была еще признаком эксклюзивной, преимущественно европейской, клиентуры ? но рынок роскоши с тех пор взрывообразно вырос, направляемый не в последнюю очередь неутолимыми амбициями Бернара Арно. В эпоху, когда все, начиная от пеленальных мешков до велосипедных сидений, помечено логотипом LV, не кажется ли ей, что роскошь стала доступнее для масс? Она холодно смотрит на меня, прежде чем ответить: « Если вам дарят сумку LV на 18-летие ? это по-прежнему значит, что для вас это большая честь». «Важно распознавать таланты и помогать им расти» Прилежная и спортивная в детстве, Дельфина Арно больше увлекалась музыкой, чем модой. Ее мачеха Хелен была концертирующей пианисткой, и юная Дельфина играла на пианино до 20 лет, после чего навсегда оставила это занятие. Отец и братья продолжают играть. « Моя семья очень талантлива в музыке, и отец в ней очень хорош», ? говорит она. Она открыла для себя моду « примерно в 16-17 лет» и первые уроки стиля получила от матери, Анн Дьюаврин ( родители развелись в 1990 г.), которая носила « прекрасные платья и костюмы». Хотела ли она когда-нибудь стать дизайнером? « Нет, никогда, ? смеется Арно. ? Думаю, здорово работать с дизайнерами и очаровательно работать с творческими людьми, но меня очаровал бизнес». Поэтому после школы в Париже ( которой предшествовали три года в штате Нью-Йорк, где Дельфина между семью и 10 годами ходила во французско-американскую школу вместе с братом и в совершенстве выучила английский) она поступила в бизнес-школу EDHEC в Лилле, а затем в Лондонскую школу экономики. Она покинула Лондон в 1997 г., теперь вспоминает, что там было « весело» и даже ? что поразительно для француженки ? ей там попадалась « очень хорошая еда». После выпуска из университета она два года проработала в консалтинговой компании McKinsey. Этот опыт открыл ей глаза: « Я училась там стратегии. В Америке презентации начинают с вывода и объясняют, как к нему пришли, ? я нашла это очень интересным. Все это было прямо в точку». Но до того, как в 2001 г. она начала работать в Christian Dior, еще одном звездном доме из портфеля LVMH, она не могла сказать, что « уже выросла». Там Арно провела 12 лет, начав с обуви и дойдя до позиции заместителя генерального менеджера, учась всему у гендиректора Сиднея Толедано и харизматичного креативного директора Джона Гальяно. « Мне было 26, когда я пришла туда, и 38, когда ушла, ? говорит она. ? Я занималась кожаными изделиями, сумками Diorissimo и Lady Dior, а также стратегией коммуникаций». После внезапного ухода Гальяно в 2011 г. ( после бурной перепалки в одном парижском баре ему поставили в вину антисемитские высказывания) дочери Арно дали карт-бланш на минимизацию последствий скандала. Она также обеспечила гладкий переход Рафа Симмонса на пост креативного директора Dior. Придя в LV, она вела Гескье, его команду дизайнеров и радикально новый имидж бренда. Сегодня вместе с гендиректором LV Майклом Берком она помогает дому пройти через радикальные, хотя и плавные перемены. Ее дипломатические способности должны быть востребованы здесь. Она описывает свой управленческий стиль как « достаточно спокойный» ? факт, возникший, по ее словам, от необходимости договариваться с такими разными подразделениями организации. Впрочем, ясно, что она знает о делах дома все не в последнюю очередь благодаря неожиданным визитам в его различные магазины ? для этого она предпочитает вторую половину субботнего дня, самое загруженное время: « До меня всегда можно дозвониться, но с людьми хорошо встречаться, видеть их. Доносить до них четкий месседж». Дельфина Арно также увлеченно встречается с молодыми дизайнерами и пестует восходящие таланты, такие как Томаc Тейт, недавно получивший приз LVMH для молодых дизайнеров моды на 300 000 евро, или Джонатан Андерсон, основавший марку JW Anderson. У LVMH миноритарный пакет в модном доме этого 30-летнего дизайнера, который только что был назначен креативным дизайнером испанского дома Loewe, тоже входящего в группу. « Для группы действительно важно распознавать таланты и помогать им расти, ? объясняет Арно. ? Очень трудно управлять компанией и одновременно быть очень креативным. Наша ответственность как лидеров ? помогать им». Проводить время за взращиванием имен, которые позже могут быть поглощены группой, ? умная стратегия, но наставнический инстинкт Арно, похоже, не предполагает такого цинизма. « Каждую неделю я встречаюсь со множеством дизайнеров, ? продолжает она. ? Это часть моей работы, и я этим занимаюсь уже долго». Какова главная проблема у сегодняшнего поколения молодых дизайнеров? « У них финансовые проблемы, ? отвечает она, подбирая рис из своей пиалы. ? Им нужно платить за ткани, за производство, за организацию сбыта. Их учат творить, но не учат бизнесу, так что все сложно. И поскольку у них очень маленькие компании, они не могут нанимать людей ? им приходится самим управлять своими продажами, коллекциями и при этом еще и творить. Некоторым из них все это удается, но другие больше сфокусированы на творчестве, чем на рутинном менеджменте». Делает ли ее наставничество мир моды более дружелюбным местом? « Думаю, важно иметь свою точку зрения, ? отвечает она с осторожностью. ? Конкуренции здесь много». Несмотря на почти аллергическую неприязнь к кредитованию ( «Я ни одного кредита не взяла»), она признает, что унаследовала от отца и страсть к сделкам. « Я очень конкурентоспособная. Во всем я люблю конкуренцию, так забавно», ? улыбается она. Дельфина Арно многому научилась у своего отца. Тем не менее она по-прежнему поражается внутреннему чутью, с которым Бернар Арно определяет будущие сумки-хиты: по легенде, он может засечь бестселлер, едва глянув на стеллаж с товаром. « Это почти волшебство, ? смеется она. ? Мы встречались вчера. Он посмотрел на сумку и сказал: вот эта. Он часто так делает, и я всегда впечатлена». А у нее есть такая способность? « Было бы трудно сравнивать, ? загадочно отвечает она. ? Всегда трудно это понять. Но я проделывала такое в магазинах в раннем детстве. Я привыкла разглядывать наши продукты». FT, 10.10.2014, Ольга Проскурнина Читать больше на vedomosti.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter