Авторизация
 
  • 05:11 – Илью Яббарова отправили в изолятор прямо с лобного места. Видео 
  • 05:11 – Бузова и Тарасов разводятся 2016: Дмитрий спел песню об Ольге 
  • 05:11 – Драка на открытии «Ашана» в Тюмени: вход в торговую зону тюменцы брали штурмом 
  • 05:11 – За живе-3: смотреть выпуск онлайн (эфир от 08.12.2016) 

К нам едет «Поводырь»! Вся правда о новом фильме Олеся Санина

162.158.78.83

К нам едет «Поводырь»! Вся правда о новом фильме Олеся Санина С пророками в родном отечестве сегодня, как и прежде, напряженка, а вот с поводырями - лед тронулся. По крайней мере в сфере отечественного кино. Сегодняшнюю дату украинские синефилы обвели красным кружком в календаре еще летом в Одессе, когда долгожданная картина Олеся Санина « Поводырь » впервые увидела свет. И вот наконец наступил день, когда фильм выходит в широкий прокат. Накануне предусмотрительные авторы фильма устроили презентацию «для своих»: утром был организован смотр для прессы, а вечером – для светской тусовки, и все это – в стенах столичного кинотеатра «Оскар». Меня заинтриговали оба события, поэтому, вооружившись здоровым интересом и солидным запасом терпения, я отправилась к месту сбора. Первым блюдом в кинематографическом меню было, собственно, знакомство с лентой: вдруг кто-то еще не успел посмотреть. После этого самых любопытных пригласили на пресс-конференцию: премьеру обсудить и, как водится, о судьбах отечественного кинематографа поразмышлять. На арене – главные действующие лица: режиссер Олесь Санин, актеры ленты во главе с Джамалой, продюсеры и вездесущий Филипп Ильенко За столом нашлось место и для Алика Шпилюка, который сразу же пояснил свое присутствие: « Премьера фильма состоялась еще в июле, на Одесском кинофестивале. Наверное, именно поэтому меня пригласили модерировать пресс-конференцию » После краткой вводной и представления всех собравшихся слово дали почетному гостю всех кинематографических тусовок последнего времени Филиппу Ильенко, которого Шпилюк от щедрости сердечной окрестил «министром кино». «Это не просто событие в творческом мире, но и шаг к тому, чтобы превратить украинское кино в индустрию, - отреагировал «министр». - Прокат этой картины будет проходить так же, как это происходит с мейнстримовыми блокбастерами. Искренне надеюсь, что «Поводырь» создаст прецедент и развеет миф о том, что украинское кино не интересует украинского зрителя» Со вступительным словом покончили, и до конца мероприятия Ильенко просто украшал собой стол Олесь Санин решил начать с главного - с чего все началось, пардон за тавтологию. Итак, идея «Поводыря» родилась благодаря легендарному американскому актеру Джеку Пэлансу, который по происхождению был нашим соотечественником. Однажды он сказал Олесю, что тот должен снять большую картину об Украине: забыть о собственных амбициях и фестивальных почестях, сосредоточившись на фильме для широкого проката. Пэланс мог даже принять участие в картине, но, к сожалению, ушел из жизни. «Я показал Джеку с десяток сценариев, но лучшим оказалась история мальчика, переехавшего в Украину» Затем слово дали любопытным журналистам, которых в зале собралось пугающе много Главным объектом их интереса с первых же вопросов стала, конечно, Джамала. В фильме ей досталась роль девушки (кстати, тоже певицы), которой предстоит выйти замуж за нелюбимого чекиста. «Я ужасно волновалась, когда получила сценарий и прочла его за два часа. Позвонила своему продюсеру и сказала, чтобы он срочно записывал меня на пробы. А перед ними была встреча с режиссером, и теперь я понимаю, зачем: Санин меня изучал, смотрел на мои волосы, на профиль. Я тогда надела платье, как мне казалось, подходящее героине – в цветочек, подготовилась. А Олесь мне сказал: «Я знаю твое творчество, видел много видеоработ с тобой, но меня меньше всего интересует то, что ты – певица, и Ольга (героиня Джамалы - МН ) – певица. Меня интересуешь ты – как актриса. Конечно, будут кинопробы». Для меня это была самая сильная мотивация – доказать, что я могу». Каким бы удачным ни был кинематографический дебют Джамалы, музыку ради актерской карьеры она бросить не готова «Поводырь» - первый в Украине фильм, которому предстоит обкатать практику тифлоперевода – адаптации картины для незрячих людей. В кинотеатрах им будут раздаваться наушники, с помощью которой они будут слышать еще одну дорожку, комментирующую происходящее на экране. Во время предпоказов Санин возил за собой оборудование с целью опробовать технику. «Очень интересно было наблюдать за реакцией остальных зрителей, когда они видели в зале незрячих людей. Или, к примеру, когда человек с палочкой и в черных очках подходит к кинотеатру и спрашивает, где здесь можно посмотреть кино» Александра Кобзаря поставил в тупик вопрос о том, как ему удалось справиться с ролью главного плохиша картины – чекиста Владимира: по мнению вопрошающей журналистки, это гораздо сложнее, чем сыграть обычного голливудского гада. Актер, впрочем, выкрутился. «Не имеет значения, кого приходится играть: немца, американца, русского или украинца, я вживаюсь в роль одинаково. В первую очередь, все – люди, а обычный это маньяк, или в погонах – для меня разницы нет» Санин счел должным добавить, что играть отрицательные роли куда интереснее, чем положительные: есть, где развернуться. Актеры, похоже, согласны Кроме того, режиссер уверен, что с помощью сильного антипода можно ярче высветить главного героя картины, в этом случае – Ивана Кочергу, которого воплотил на экране Станислав Боклан. И хотя перед съемками тот скромничал, что не умеет ни петь, ни играть на кобзе, тем не менее, роль слепого кобзаря ему удалась. «Я – счастливый человек, поскольку еще не видел фильма, мне только предстоит это удовольствие. Сложнее всего было дождаться, когда с меня снимут не мои глаза: на съемках мы использовали специальные линзы, в которых я почти ничего не видел, поскольку они полностью закрывают глазное яблоко. Не всегда удавалось соблюдать инструкцию и носить их не более четырех часов». Почетное место за столом досталось и самой маленькой звезде «Поводыря» - Антону Святославу Грину. Мальчик, как и его герой, американец (правда, украинского происхождения), и в картине оказался благодаря счастливой случайности, с которой Санин то ли забыл ознакомить собравшихся, то ли намеренно умолчал о ней. «На роль, которую сыграл Антон, претендовало более двух тысяч детей. За десять дней до начала съемок у меня не было утвержденного актера. С Антоном меня свел один счастливый случай, которому я очень благодарен. Кроме того, уже накануне начала работы я узнал, что Антон – внук символа диссидентского движения украинцев Михаила Сороки. Это не только удивило меня, но и лишний раз доказало, что наша встреча – судьба». По признанию восходящей звезды, картина переменила его взгляды на жизнь: если до съемок Антон мечтал стать астрономом, то сейчас грезит актерской карьерой. На обыденную жизнь у него дома, в Детройте, фильм пока не повлиял – широкого проката в США еще не было. Но вот в Украине Антон уже пожинает плоды славы: на улицах мальчика узнают и фотографируются с ним Самым сложным не только для режиссера, но и для всей съемочной группы оказалось банальное, но мучительное ожидание. Шутка ли – картина находилась в производстве с 2007-го года. «Все мои учителя говорили мне, что в нашем кинопроизводстве самое главное – научиться ждать. Сложнее всего оказалось не просто ждать, но и не терять веры в то, что я могу сделать этот фильм» Когда выговорилась творческая часть команды, слово дали тем, кому в отечественных реалиях сложнее всего – продюсерам Максиму Асадчему и Игорю Савиченко. «Было действительно очень сложно. Бюджет небольшой, и то, что вы видите на экране, не соответствует потраченным деньгам – вложено было гораздо больше. Многие люди работали за идею, помогали, чем могли. Нам вообще много помогали: давали паровозы просто за то, что мы заправляли их углем, меняли ради наших съемок расписания поездов и многое другое. Без такой поддержки мы бы не получили того, что видим сейчас на экране», - отметил Асадчий. «Когда мы получили госфинансирование, то просто не поверили в это. Спрашивали бухгалтера: «А точно деньги там?», потому что тогда нам это казалось фантастикой. Олесь прав: самое сложное – это ждать. И если мы, самые близкие к деньгам люди, не могли поверить в то, что они появились, то можете представить себе, каким сюрпризом это стало для остальной съемочной группы – реквизиторов, гримеров, костюмеров…», - выразил Савиченко солидарность с коллегой . После того, как у зала и Шпилюка закончились вопросы, прессу и съемочную группу пригласили на индивидуальные интервью. Журналисты времени даром не теряли, и тут же обступили режиссера Я же, рассудив, что Санин и без того был достаточно разговорчив на пресс-конференции, выстояла очередь к одному из продюсеров картины – Максиму Асадчему. - Максим, вы в проекте с самого начала или присоединились позже? - Я в проекте с самого начала – меня пригласил Олесь. Я с ним работал над его предыдущей картиной «Мамай», где был директором производства, мы давно дружим, поэтому я согласился. - То есть, знай вы, сколько придется работать над фильмом – все-равно согласились бы? - Кино – это всегда авантюра, какой бы ни был проект. Конечно, я бы согласился. Я знал, во что ввязываюсь, на тот момент я уже прошел школу госфинансирования. С «Мамаем» была похожая история: мы запустили его, кажется, в 1999 году, а снимали – в 2001-м. - В чем были основные сложности с « Поводырем »? - Сама работа велась недолго, просто у нас не было денег. Мы подписали контракт с Минкультом в 2007 году и получили совсем немного средств на разработку, а потом финансирование прервалось на четыре года. Вспомните, в те годы украинский кинематограф вообще не финансировался, получить какие-то деньги было практически нереально, несмотря на то, что люди понимали нужность и важность этой картины. Кстати, тогда было ограничение – на производство фильма давалось 10 млн грн, а нам особым указом Ющенко его увеличили вдвое – до 20 млн грн. Даже был инвестор, готовый нас поддержать. Мы планировали грандиозные съемки, должны были снимать в Америке, в Швейцарии, даже в Монголии, должны были принимать участие голливудские актеры, а когда финансирование остановилось – это все рухнуло. И только в 2011 году нас пригласила к себе Екатерина Копылова, сказала: «Я вижу, что у вас есть подписанный, но непрофинансированный контракт. Вы еще хотите снимать свой фильм?» Естественно, мы согласились. - За эти четыре года вы не пытались найти частного инвестора? - Очень сложно искать частные инвестиции, когда нет госфинансирования. И в Европе, и в Украине тяжело запустить кино без поддержки какого-то фонда – нужно показать, что уже есть какие-то гарантированные деньги, просто так частный инвестор не возьмется за проект. Кроме того, был еще один нюанс: контракт с Минкультом предполагал госзаказ, то есть 100% финансирования государством, и попытка ввести инвестора чревата его нарушением. - Вы изначально планировали снять кино для широкого проката? - Да, мы с самого начала понимали, что идем в большой прокат. Мы не собирались делать кино для фестивалей, не планировали арт-хаус, а ориентировались на зрителя, причем именно на украинского. Уже тогда мы понимали, что в Россию нашей картине дорога заказана. - Сколько планируется кинокопий? - У нас планируется прокат по всем городам Украины, включая и маленькие городки. Насколько я знаю, сейчас расписано больше 130 залов, что для украинского фильма достаточно много. Такое количество залов обычно идет на голливудский блокбастер. - Как долго продлится прокат? - Все будет зависеть от того, как пойдет, но я надеюсь, что как минимум месяц, а возможно и два. Первый уик-энд покажет потенциал фильма. - Планируете ли прокат за границей, в частности – в США? - В США пока нет официального проката, сейчас мы его только презентуем, не зарабатывая, а наоборот – тратя: арендуя залы, размещая рекламу в The Hollywood Reporter, Variety. Прокат будет позже, и его размах будет зависеть от Американской киноакадемии. Если попадем в шорт-лист, то прокат гарантирован. - Сложно ли было заманить в проект Джеффа Баррелла? - Нет, совсем наоборот. Ему было очень интересно поучаствовать в нашем фильме. Согласился сразу же, без проблем. - Чем его работа отличается от украинских актеров? - Сложно сказать. У него другая школа, но на работе это никак не сказывалось: он отлично находил общий язык и с Джамалой, и с Сашей Кобзарем, и с Антоном. На самом деле, он очень хороший и позитивный человек, и поскольку наши артисты – такие же, то и складывалось все прекрасно. - Насколько я знаю, он одновременно снимался в «Поводыре» и в «Нимфоманке» Ларса фон Триера. Не приходилось подстраиваться, менять графики? - Был календарный план, были графики, и все даты были согласованы. Если в процессе что-то менялось, то это не проходило без пересогласования. Так что сложностей в этом отношении не было. - Как вы оцениваете шансы картины на «Оскар»? - ( Смеется ) Ну как я моу оценивать шансы? Я верю, что мы получим награду, если бы я не надеялся на это, то все было бы зря. - Как вы можете прокомментировать скандал вокруг оскаровского комитета? - От себя могу сказать, что мы никого не коррумпировали, ни с кем не договаривались, подали фильм, как положено, в оскаровский комитет, а его члены проголосовали за него. Не буду кривить душой, говоря, что нас это не устраивало – устраивало, конечно. То, что моим коллегам не удалось пройти в победители – не моя вина. Я вижу это так: люди честно посмотрели фильм и потом честно за него проголосовали, а скандал, по сути, подняли мои коллеги. - По словам Дениса Иванова, три члена комитета имели непосредственное отношение к «Поводырю»… - На самом деле, это не совсем правда. Первый из них – Игорь Савиченко, действительно продюсер «Поводыря», но он вышел из состава комитета и не голосовал. Второй – Анатолий Кокуш. Его участие в нашей картине заключалось только в том, что мы арендовали технику у его компании «Фильмотехника» - на несколько смен взяли кран. Он не является продюсером или инвестором нашего фильма. Думаю, он даже не знает, брали мы этот кран или нет, это человек другого уровня. Третий человек – Дмитрий Колесник, работающий в компании «Кинотур». Заметьте, не владелец или директор, а просто сотрудник. Эта компания оказывала нам услуги по цветокоррекции и выводу фильма на негатив как обычный подрядчик. «Кинотур», кстати, единственная компания, делающая эту работу, так что неудивительно, что мы обратились к ним. Так что эти аргументы притянуты за уши. Более того, когда фильм «Параджанов» в прошлом году победил на отборе, состав комитета был точно таким же, а производители картины точно так же брали краны у «Фильмотехники» и сотрудничали с «Кинотуром». Тогда у Дениса Иванова претензий к комитету не возникло, ведь он был дистрибьютором «Параджанова». Так что нынешнее решение его не устроило только потому, что оно его не устроило. - Но ведь «Племя» - уже достаточно известный за рубежом фильм, благодаря многочисленным фестивальным победам… - Европейские фестивали и «Оскар» – это разные вещи в плане подхода к отбору фильмов. Совершенно не факт, что картина, собравшая много призов и номинаций в Европе, повторит успех в Америке. Это всего лишь аргументы Дениса Иванова и его желание попасть на «Оскар». - Как по-вашему, условия кинопроизводства сегодня изменились? - Мы сняли «Поводыря» не так давно. Но именно сейчас условия изменились в том отношении, что у государства нет денег для финансирования кинематографа. В этом году еще что-то снимается, потому что бюджеты были заложены еще в 2013-м, а вот в следующем не будет ничего. Соответственно, в 2016-м в Украине не выйдет ни одного фильма. - Работа над «Поводырем» закончилась еще в прошлом году. Почему премьера – только сейчас? - По разным причинам. Во-первых, в связи с событиями, которые происходили в стране, нам было не до премьер. Мы закончили в ноябре, и стало понятно, что ни в декабре, ни в январе или в феврале картина не выйдет – премьера была бы попросту не ко времени. Как только ситуация хоть немного стабилизировалась, мы задумались над премьерой, но это тоже дело не одного дня. Например, весь последний месяц Олесь провел в дороге: он объездил многие города Украины с предпоказами. До этого мы занимались разработкой рекламной кампании, делали трейлеры, плакаты. - Как родилась идея тифлоперевода? - Она родилась у Леся. Я так думаю, что это случилось еще во время съемок, поскольку в нашей картине было задействовано около двух сотен незрячих людей. Мы привозили их из разных городов, причем многие из них действительно музыканты. Думаю, что именно тогда Олесь подумал, что было бы здорово, если бы эти люди смогли сходить в кино на этот фильм. Он продавливал эту идею, а я, честно говоря, не верил, что из этого что-то получится. У нас и на обычное кино сложно найти средства, а тут – тифлоперевод. Но внезапно появился «Ощадбанк», который не просто согласился профинансировать показ нашей картины для слепых, но и взялся закупать оборудование в кинотеатры страны. На этом формальная часть мероприятия подошла к концу, собравшихся ждало главное действо вечера – торжественная презентация «Поводыря». А кто, с кем и в чем на нее пожаловал - расскажу вам чуть позже. Читать больше на ya-zvezda.com


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter