Авторизация
 
  • 13:11 – Обратная сторона Луны 2 сезон: 7 и 8 серия смотреть онлайн от 08.12.16 — финал 
  • 13:11 – Битва экстрасенсов 10 декабря 2016 (10.12.2016): смотреть онлайн 15 выпуск 17 сезона на ТНТ: Поиски в цирке 
  • 13:11 – Волчонок 6 сезон 4 серия смотреть онлайн на русском: «Остатки» 
  • 13:11 – Похороны детей, погибших под Ханты-Мансийском в Нефтеюганске: видеозапись уже опубликована в сеть «Интернет» 

Ирма Витовская: "На актеров я всегда смотрела спектически"

162.158.78.178

Имя: Ирма Витовская
Ро­дилась: 30.12.1974 в Ивано-Франковске "Семья моего отца родом из села Медуха Ивано-Франковской области. — говорит актриса. — Там полсела Витовских. Но ярчайший представитель нашей фамилии — полковник Дмитро Витовский, который был министром военных дел Западно-Украинской Народной Республики в 1918 году. Прадед по материнской линии — русский, а его жена, моя прабабушка, — латышка. Для своей деревни они построили школу, больницу, но в 1927-м их раскулачили, прадеда расстреляли, а прабабушка незадолго до этого умерла от тифа. Их детей, мою бабушку и ее брата Андрея, забрали родственники в Латвию. Там после войны бабушка познакомилась с моим дедом, вышла за него замуж и родила мою маму. Оттуда же и мое имя — Ирма". Уже более 15 лет Витовская работает в столичном Молодом театре. На данный момент задействована в 4 спектаклях — "Торчалов", "Хоровод любви", "Маринованный аристократ" и "Четвертая сестра". На март запланирована премьера постановки "Баба Прися". В фильмографии значится 28 киноработ, популярность и награду "Телетриумф" Витовской принес сериал "Леся+Рома". В 2012-м Ирму признали лучшей актрисой года ("Телетриумф" за драму "Лист ожидания"). Замужем за актером Молодого театра Владимиром Кокотуновым. Воспитывают 3-летнего сына Ореста. — Ирма, через четыре дня у вас будет повод в очередной раз услышать о себе много приятных слов — вам исполнится 40. — Честно говоря, пока мне сложно принять эту цифру (смеется). Отмечать это событие 30 декабря в театре никак не буду — только после Старого Нового года. Потому что там все реально уже готовятся к 31 декабря, и меня попросили "перенестись". Несмотря на то что мой день рождения близок к Новому году, подарки я всегда получала разные. Да и поздравляли меня всегда два дня подряд. Сначала звонили 30-го, боготворили, превозносили, а 31-го уже говорили всю правду. — В детстве кем себя представляли в этом возрасте? — Не актрисой точно, ведь мое поступление в театральный не было запланированным. Выбор скорее был спровоцирован моей мамой, а само дерзание и старание — моим отцом. В юности я увлекалась историей, хотела поступить на истфак, меня привлекала археология. На актеров я смотрела как-то скептически. А вообще считаю, что свою коронную роль я сыграю в 75-летнем возрасте (улыбается). — И как из Ивано-Франковска вы попали в Киеве? — Сначала я попала во Львов, где закончила Национальную музыкальную академию имени Николая Лысенко по специальности "Актер театра и кино". На четвертом курсе мы приехали в Киев на фестиваль "Березіль", где заняли первое место. На том показе как раз присутствовал Станислав Моисеев (экс-худрук Молодого театра, ныне возглавляет Театр им. Франко. — Авт.). Увидев мою игру, он пригласил меня в свой театр. Правда, когда мы явились к нему в кабинет с моим педагогом Богданом Николаевичем Козаком, Станислав Анатольевич удивленно и даже немного разочарованно сказал: "В спектакле она казалась высокой, а на самом деле такая маленькая!" — "Не волнуйтесь, на сцене Ирма вытягивается!" — успокоил мой преподаватель. То есть когда я заканчивала учебу во Львове, то уже знала, что меня забирают в Молодой театр. На тот момент мне было 23 года. — И к тому времени вы мало того что успели побывать замужем, даже успели развестись... — Да, есть такой факт в моей биографии (смеется). Этот брак можно охарактеризовать лаконично — студенческий скоропостижный. Этот человек был другом моего детства. Но не из актерской среды. Возможно, именно поэтому наш брак и продержался так недолго, всего пару месяцев. Это сегодня я считаю, что в актерской профессии и, более того, в таком юном возрасте, если уже и сходиться, то с таким же идиотом, как вы (смеется). А тогда я этого не понимала. — Перед тем как стать актрисой, много профессий пришлось перепробовать? — Начало 90-х, как известно, было тяжелым временем, поэтому приходилось подрабатывать где получится. Еще в Ивано-Франковске я подрабатывала в ларьке — продавала жвачки, сигареты, пиво. Во Львове же у нас была попытка возродить местное кабаре начала столетия — я пела в Доме офицеров. Было время, я и нянечкой в детском садике подрабатывала, и секретарем в одном из университетов. Но первые большие деньги я заработала в комиссионном магазине. — А когда переехали в Киев, предложения сниматься сразу посыпались? — Меня сразу начали активно привлекать в театре. Очень плотно вводили во весь действующий репертуар — меня даже прозвали "скорая помощь", потому что я могла быстро "впрыгнуть" в спектакль. В общем, театр занимал одно из главных мест в моей жизни. Кстати, в тот же год, как я пришла в театр, у меня состоялся и дебют в кино — Олесь Янчук взял меня в свою драму "Нескорений", где на свою работу я до сих пор не могу смотреть без содрогания (улыбается). Мне кажется, это все так театрально. Потом у меня было еще несколько работ для телевидения. Кроме того, мне повезло, и меня пригласили озвучивать на телевидении мультфильмы и фильмы. Желтенькую Лалу из "Телепузиков" помните? Это я ее делала (улыбается). Ну а потом закрутились на целых четыре года всем известные "Леся + Рома". — Нашла информацию, что в этот сериал вы попали благодаря мужу. Это правда? — Нет, просто мой муж делал черновой дубляж польского варианта этого сериала, который назывался "Томек и Кася". И придя как-то домой, сказал: "Тут запускается адаптация одного сериала. Знаешь, мне кажется, главная роль — для тебя!" А потом, спустя какое-то время, объявили пробы, которые, между прочим, продолжались около двух лет. — Если бы сейчас вам предложили сняться в продолжении этого сериала, вы бы согласились? — Думаю, да. Но, честно говоря, я не вижу продолжения истории этой пары. Разве только в конфликте с их детьми. После съемок в этом сериале мы с Димой Лаленковым называли друг друга не иначе как брат и сестра. Все ждали, что у нас случится роман, но не сложилось (смеется). Но муж меня нисколько не ревновал, потому что это смешно — в нашей профессии вообще не принято ревновать к партнерам. А если уже роман и случился, то, поверьте, об этом узнают сразу все. Кто действительно сильно переживал за наши постельные сцены с Димой, так это моя бабушка. "Как ты можешь лежать в постели с чужим мужчиной?" — возмущалась она. Я ей объясняла, что это все условность, тем более — вокруг нас находилось 20 человек из съемочной группы. — Правда, что вместо Лаленкова в сериале мог сыграть покойный нынче Виталий Линецкий? — Да, и Виталик, и Дима были главными претендентами на роль Ромы. Меня спрашивали, с кем бы мне хотелось играть в паре, но я не взяла на себя ответственность в принятии такого решения. А с Виталиком я была знакома еще с Ивано-Франковска. Вообще благодаря ему я, наверное, и выбрала актерскую стезю. Ведь когда подростком пришла нехотя в театральный кружок, первым, кого я увидела на сцене, был именно Линецкий. И тогда я сказала преподавателю: "Если вы меня научите играть, как этого пацана, тогда я остаюсь". По сути, Виталик и был той первой искрой, которая зажгла во мне желание попробовать себя в роли актрисы. Последний раз мы снимались с ним вместе в "Офицерских женах", это был апрель этого года. Как сейчас помню наш последний съемочный день, который мы вместе еще дружной компанией отметили. Знаю, что он очень переживал за свою работу в "Гнезде горлицы" Тараса Ткаченко, в которой был задействован параллельно с "Женами". Это его лебединая песня, как говорится — я видела уже кадры из еще не вышедшей картины. Мне вообще кажется, что если бы у нас была киноиндустрия на нормальном уровне, развито промо актеров, то Линецкий имел бы такой же успех, как покойный Богдан Сильвестрович Ступка. Это актеры одного уровня. — С экс-министром культуры Евгением Нищуком вы работаете на одних подмостках. Изменил ли его как-то статус чиновника? — Конечно, сейчас Женя не может себе позволить некоторых вещей, которые делал до того, как стал министром. Но это же абсолютно естественно, тем более когда наступает так называемая узнаваемость. Я тоже через это проходила. Например, я до сих пор не могу зайти в любимые места, в которые ходила ранее. Эта узнаваемость редко, но все-таки немного напрягает. Не то чтобы я не любила людей, просто я предпочитаю быть готовой к общению с незнакомыми. А постоянно себя контролировать, чтоб, не дай Бог, матерное слово не сказать, поверьте, сложновато. — Никогда не хотели податься в политику? — Я думаю, есть много других людей, которые более осведомлены в проблемах культуры. Я не вижу себя в политике, тем более штамп моей Леси еще долго будет висеть надо мной. Я уже даже представляю, как в каком-нибудь периферийном городе кто-то говорит: "Леська в парламент поперлась". Это же смешно! Может быть, с годами люди поймут, что Ирма Витовская и Леся — это две разные личности, и ореол веселой девочки, висящий надо мной, исчезнет. Ведь у нас с Лесей абсолютно разная начинка. Более того: мне абсолютно не нравилось то, что делала Леся в некоторых ситуациях. Я даже шутила: "Как бы не набраться всего этого от нее". А вообще мне кажется, чтобы 138 серий играть дурь, нужно иметь хорошие мозги. — После событий в стране вы принимаете предложения сниматься в российских проектах? — Когда был Майдан, мы как раз были в запуске "Офицерских жен", которые идут не только на украинский рынок, но и на Россию, Казахстан. Еще до масштабных военных действий я успела отсняться в "Ограблении по-женски" и большую часть своего гонорара в этом сериале потратила на лечение бойцов. В начале ноября у меня начались съемки в другом проекте, который тоже продается на российский рынок. Я считала: это же хорошо, что, несмотря на кризис, у меня есть съемки и 80% своего гонорара я могу отдавать нуждающимся. Но спустя два съемочных дня сказала: "Ребята, все, я так больше не могу!" Не могу сниматься на фоне машины с российскими номерами. Честно скажу, некоторые коллеги после этого даже начали мне аплодировать. Но я не могу осуждать актеров, которые и дальше продолжают сниматься в продукции, рассчитанной на Россию. У них, вполне возможно, просто нет другого выбора — семью ведь кормить надо. Но лично я решила взять паузу. Правда, я не знаю, как буду жить на одну зарплату в театре, которая фактически равняется четверти одного гонорара за съемочный день в кино. Но ничего, как-то да будет. — Как относитесь к запрету фильмов с тем же Охлобыстиным, Пореченковым? — Ну если люди придерживаются откровенно украинофобской позиции, то о чем можно говорить? Более того, я считаю, что это не полный список тех людей, которые высказывают шовинистские идеи. Но я верю в то, что в России все-таки есть много людей, которые понимают, где правда. — Вы поддерживаете наших бойцов в госпиталях. Помните свой первый визит к раненым? — Летом я бывала в этих госпиталях достаточно часто. Познакомилась с девушками из "Волонтерской сотни" и к ним, собственно, примкнула. Помогала одной семье, она жила в моей квартире. Это были родители одного из раненых. Я долго думала, как могу еще помогать бойцам, кроме как материально, и решила, что могу делать куклы-мотанки и потом отдавать их на аукционы. За эти деньги, которые поступают от продаж кукол, я покупаю то, что необходимо ребятам. — Знаю, что вы уже много лет отдаете десятую часть своего заработка на благотворительность. — Да, к этому я пришла после рождения сына (Орест родился в 2011-м. — Авт.) — стабильно начала отдавать десятину. Я считаю, что это очень очищает человека и только такой адресной помощью можно сформировать достойное общество. Но мне бы не хотелось на этой теме пиариться — могут упрекнуть меня в "показушности". — У вас был опыт свахи в телевизионном проекте "Давай одружимося". Как работалось с Ксюшей Собчак, которая выступала вашей коллегой по шоу? — Это больше экспериментальный опыт был. И я, и Ксюша понимали, что свахи из нас никакие, и мы, подсознательно, встречаясь взглядами, друг друга спрашивали: "Чего мы вообще сюда приперлись?". С Ксюшей у нас сложились очень теплые отношения, мы даже друг над другом подтрунивали. Помню, я ей что-то сказала на украинском, она спросила как это переводится, а я сказала другое значение этого слова, тем самым ее подколов. Потом Ксюша стала эти слова к месту и не к месту повторять, было очень смешно. Кстати, она говорила, что ей очень нравится, как звучит наш язык. — Многие помнят ваши пародии на Гарика Сукачева и Михаила Поплавского в проекте "Шоумастгоуон". Реакцию самих героев знаете? — С Поплавским мы нигде не пересекались, но мне говорили, что он вроде как обиделся. Хотя это минус, если у него отсутствует самоирония. Нина Матвиенко, на которую я тоже делала пародию, плакала от смеха. Про Сукачева — понятия не имею. — Многие наши читатели до сих считают вас рыженькой. С каким цветом волос вам комфортнее? — Я сразу же сменила цвет волос, как только закончила сниматься в "Лесе+Роме". Даже потом, когда нам заказали еще 18 серий, я была уже блондинкой и в кадре надевала парик. Считаю, что рыжий цвет уж слишком активный, а по природе я светло-русая. — Ни для кого не секрет, что актрисы всю жизнь держат себя в форме и сидят на жестких диетах. Как у вас с этим обстоят дела? — Я "резиновая" женщина (смеется). Могу очень быстро набрать 8 кг и так же быстро их сбросить. Конечно, сложно постоянно держать себя в тонусе, тем более что у меня маленький рост — 162 сантиметра. Камера еще прибавляет 6 кг. Поэтому я уже не удивляюсь, когда мне на улице говорят: "Вы в жизни такая худенькая, стройная, а на экране такая большая". Хотя есть операторы, которые меня умеют снимать, и я получаюсь красоткой (улыбается). — С мужем-актером легко уживаться? Кто первым идет на уступки? — Дома мы стараемся о работе не говорить. А если уже и случилась размолвка, то делаем вид, что ничего не произошло. Спустя несколько минут, как ни в чем не бывало, кто-то спрашивает: "Есть будешь?" И все, перемирие наступило. — Среди актеров очень распространен алкоголизм... — Запоев у меня никогда не было — я просто люблю погулять. Но это не от депрессии (смеется). Я никогда не глушила алкоголем какие-то проблемы. — У вас достаточно редкое имя. В детстве не испытывали из-за него неудобства? — Нет, никаких неудобств не было. Тем более что в Западной Украине очень распространены редкие имена — Злата, Соломия, Эрика. А вообще в детстве у меня была кличка Чача. Просто мне очень нравилась песня Ванессы Паради "Джоле Такси", и там в припеве это слово все время повторялось. Читать больше на segodnya.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter