Авторизация
 
  • 21:41 – Опекун сериал 2016 1,2,3,4 серии смотреть онлайн 
  • 21:41 – Youtube видео лучшее на сегодня: мужчина ударил кенгуру в челюсть, чтобы отбить свою собаку 
  • 21:41 – Елена Кравец поделилась секретом стройной фигуры после родов 
  • 21:41 – Мама Таты Абрамсон взбесилась из-за слова Блюменкранца. Видео 

ФАНТОМЫ

162.158.79.42

ДВОЙНИКИ ПОЯВЛЯЮТСЯ И ИСЧЕЗАЮТ Отрывок из книги писателя кандидата исторических наук Александра Горбовского «Колдуны, целители и пророки» Этот странный случай, происшедший с камергером шведского короля, бароном Зульцем, показался ему столь необъяснимым, что он постарался возможно подробнее записать его в своем дневнике. «Я встретил, – писал барон, – у входа в парк моего отца в его обычном костюме, с палкою в руках. Я поздоровался, и мы с ним долго говорили, направляясь к дому; уже войдя в его комнату, я увидел в постели крепко спящего отца; в этот момент призрак исчез; через несколько минут отец проснулся и вопросительно посмотрел на меня». Среди тех, кто так или иначе соприкоснулся с подобным феноменом, кто оказался действующим лицом или жертвой (провести различие здесь невозможно), есть люди, чьи имена вошли в историю и хорошо известны. В 1810 году, когда Байрон, находясь в Греции, лежал с приступом жестокой лихорадки, люди, хорошо знавшие поэта, несколько раз видели его на лондонских улицах. Статс-секретарь Пиль писал Байрону, что в те дни он дважды встречал его на Сен-Жерменской улице, причем один раз видел, будучи вместе с братом самого Байрона. Отвечая на это письмо, Байрон писал с присущим ему сочетанием серьезности и иронии: «Не сомневаюсь, что мы можем – как, это нам неизвестно – раздваиваться: причем возникающий при этом вопрос о том, какой из близнецов в данное время действителен, а какой нет, предоставляю на ваше решение». Вопрос о реальности двойника, заданный Байроном как бы вскользь, достаточно противоречив и парадоксален, чтобы не вернуться к нему еще раз. Тем более в свете тех фактов и сообщений, речь о которых пойдет дальше. Как-то во время поездки Марка Твена по Канаде в день, когда ему предстояло выступление в Монреале, в его честь был дан прием. Там среди присутствовавших он заметил миссис Р., давнюю свою знакомую, которую потерял из виду лет двадцать назад. Он видел ее совсем рядом, разговаривающей с другими приглашенными, но, что удивило и несколько озадачило его, она даже не поздоровалась и не подошла к нему. Вечером, когда он готовился к выступлению, ему передали, что какая-то дама хочет видеть его. В посетительнице он узнал миссис Р., которая выглядела и одета была точно так же, как когда он видел ее днем. Миссис Р. была крайне удивлена: – Меня не было на приеме. Я только что, не позже чем час назад, приехала из Квебека. «Ее не было ни на приеме, ни даже в городе, – заключал Твен свою запись об этом событии. – И тем не менее я видел ее там, видел совершенно ясно и безошибочно. Я готов поклясться в этом. Я совершенно не думал о ней в тот момент, как я не думал о ней в течение многих лет. Но она, несомненно, думала обо мне в то время. Возможно, ее мысли, пролетев то расстояние, которое разделяло нас, принесли с собой такой четкий и приятный образ ее самой. Мне представляется это так». Запомним это соображение, высказанное писателем: интенсивная и эмоционально окрашенная мысль могла породить, вызвать к жизни двойника. Как-то в студенческие годы известный ирландский поэт Йитс (Йитс Уильям Батлер (1865–1939) – ирландский поэт и драматург, лауреат Нобелевской премии) узнал новость, которую ему очень нужно было срочно передать своему приятелю, живущему в другом городе. Он собирался написать ему, и в то самое время, когда он интенсивно думал об этом, его приятель увидел вдруг Йитса среди большого скопления народа в холле гостиницы, где он тогда жил. Не сомневаясь в его реальности, приятель попросил Йитса зайти к нему позднее, когда разойдутся собравшиеся. После этого, по рассказу его друга, двойник исчез, но появился снова в полночь, сообщив ту новость, которую поэт хотел передать ему. При этом сам Йитс, находившийся в другом городе, не имел ни малейшего представления о происходившем. Приведу еще один случай, зафиксированный в исторических источниках и повествующий об Альфонсе де Лигоре (1696–1787), настоятеле одного из католических монастырей. Как-то в 1774 году во время многодневного сурового поста, находясь в своей келье, он впал в забытье. Когда же вышел из него, объявил, что присутствовал у смертного одра папы Климента XIV. Тем, кто слышал его, это представилось делом совершенно невозможным – резиденция папы находилась на расстоянии не менее четырех дней пути. Однако рассказ Альфонса де Лигори неожиданно подтвердили другие лица, присутствовавшие при кончине папы. Они видели его при последних минутах папы, а затем во время погребальной службы, причем некоторые даже разговаривали с ним, не догадываясь при этом, что общаются не с самим настоятелем, а с его двойником. Известно множество достаточно документированных подобных случаев, относящихся не только к прошлому. Двойники появляются и в наше время. Назову два таких случая. И тот и другой произошли с очень сильными экстрасенсами – А.В. Мартыновым и Е.А. Дубицким. Вот как рассказывает о том, что произошло с ним, Мартынов: – В Крыму, под Феодосией, есть завод «Электроприбор», где одно время я часто бывал в командировках. 2 апреля 1982 года я находился в Киеве и как раз вспоминал, что очень бы хотел оказаться в тех местах снова. И вот в тот день, когда сам я, повторяю, был в Киеве, под Феодосией, именно в тех местах, о которых я думал, меня на улице встречает хорошая моя приятельница по туристским походам Ирина Игнатьевна, которую я знаю много лет. Бросается ко мне, расспрашивает, что я и как. Я (или, вернее, мой двойник) подробно рассказываю о себе. Говорю, в частности, что теперь у меня в Ленинграде появился телефон, и называю его номер. Она записала его. Другим человеком, который встретил меня, вернее, моего двойника в тот же день, был военпред завода. Ему нравятся мои стихи, и мы стояли и долго беседовали с ним о стихах. Так рассказывал он мне потом. Но самым удивительным было вот что. Когда я вернулся из Киева в Ленинград, недели через две мне телефон действительно установили. И только тогда мне стал известен его номер. Оказалось, это был тот самый номер, который мой двойник дал за несколько недель до этого. Как был одет мой двойник? Я поинтересовался и узнал, что одет он был так же, как я в то время в Киеве. Через месяц-другой я поехал в командировку в Феодосию. Мне там говорят: «Ты опять приехал?» Когда я стал убеждать, что не приезжал, мне никто не поверил: видеть меня видели, а ни в какую мистику они не верят. Что объединяет эти случаи? Мартынов очень хотел попасть под Феодосию. Знакомая Марка Твена думала о встрече с ним и с волнением ожидала ее. Байрон, болея вдали от родины, очевидно, вспоминал о ней и о Лондоне, который покинул. Общее для всех этих случаев – сильный эмоциональный настрой, желание оказаться в тех местах. Не этот ли настрой послужил тем импульсом, который породил двойников? Если эту ситуацию обозначить как «посыл», то другую, о которой я собираюсь сказать, можно было бы обозначить скорее как «вызов». Вот что рассказывает о происходящем Е.А. Дубицкий: – Когда я лечу кого-то, в некоторых случаях я практикую дистанционную помощь. Пациент мысленно или вслух «вызывает» меня по определенной схеме, которую я ему сообщаю. «Вызвав», он просит меня ему помочь. При этом у него возникают те же ощущения, как и при непосредственном контакте: чувство тепла, холода, проходит боль и т.д. Кроме этого, порой возникает ощущение моего присутствия. С некоторых пор отдельные пациенты стали говорить и писать мне, что это ощущение присутствия сопровождается появлением и физического образа, который они видят. Об этом сообщили мне человек десять. А вот как описывает появление двойника Дубицкого одна из его пациенток. Она рассказывает об этом в своем письме-свидетельстве на имя руководителя эксперимента, академика АМН В.П. Казначеева: «В тех случаях, когда двойник появляется днем при ярком свете, окружающее кажется как бы прозрачным, даже колеблющимся. Сама же фигура двойника – плотной, совершенно реальной. Двигается не бесшумно – слышно шуршание одежды, прикосновение подошв к полу и пр. Двойник имеет тот же облик, что и Евгений Анатольевич: одет, как обычно одевается он, иногда закутан чем-то темным. Вызов длится от получаса до 50–60 минут. Двойник подходит, иногда садится рядом, в таких случаях диван немного прогибается под ним. Ощущается тепло его рук, когда двойник прикладывает их к болезненным местам – шершавость кожи на пальцах. Одежда двойника на ощупь ничем не отличается от реальной ткани. Болезненные ощущения исчезают через некоторое время, независимо от того, прикасался ли к этим местам двойник. Были моменты во время обострения остеохондроза, когда двойник, касаясь верхних шейных позвонков, несколько раз довольно чувствительно зацепил и дернул волосы». Какую аналогию вызывает внезапное появление двойника в местах порой совершенно неожиданных и удаленных? На ум невольно приходит феномен, связанный с телепортацией. Если представить себе, что это явления одного плана, то внезапное появление двойника в одном месте должно было бы одновременно сопровождаться исчезновением «оригинала» в другом, как это происходит в тех случаях телепортации, о которых мы знаем. Если эта схема верна, тогда вопрос Байрона о том, который из таких «близнецов» (двойник или оригинал) реален в большей мере, обретает парадоксальный смысл. Если «оригинал» исчез, то «действителен», реален двойник, сколько бы далеко ни объявился он. Такого-то двойника (при дематериализовавшемся, исчезнувшем «оригинале») и считают действительной, реальной личностью, обозначая то, что произошло, – телепортацией. Но вернемся к двойнику Дубицкого. По словам пациентки, общаться, разговаривать с ним она решилась только месяца через три после его появления. «Голос двойника слышу явственно, с обыденными интонациями Е.А. Двойник отвечает на вопросы не всегда, может и промолчать. Неохотно отвечает на вопросы, касающиеся других». На вопрос, в Москве ли родился Дубицкий, двойник ответил: «Под Москвой. Ты сама жила там». И действительно, как выяснилось при проверке, пациентка какое-то время жила в Краскове, где родился Дубицкий. Самому Дубицкому не было известно, что пациентка когда-то жила там. Как и она не знала, где родился он. Однако и то и другое оказалось известно его двойнику. Не такую ли осведомленность, превышавшую то, что знал сам Мартынов, проявил и его двойник, назвавший номер будущего его телефона. Продолжим, однако, рассказ Дубицкого: – Одна моя пациентка сказала, что, «вызывая меня», она запиралась от дочки, чтобы та не помешала ей. Ребенок начал недоумевать – мама остается в комнате одна, зачем же она запирается? Однажды дочь догадалась посмотреть в замочную скважину. И после этого сказала, что знает, почему мать запирается от нее: «К тебе приходит дядя. Я его видела». После этого она полностью описала меня, как я выгляжу, как одет. В другом случае, в Новосибирске, женщина так же «вызвала» меня. Появился, как это бывало не раз, мой двойник, стал с ней работать, и она уснула. Подчеркну одно важное обстоятельство. В каждом третьем случае, когда появляется мой двойник, пациент «отключается» или засыпает так быстро, что это равносильно тому, как если бы он вдруг потерял сознание. В случае, о котором я говорю, когда она «вызывала» меня и появился мой двойник, дома оказался ее муж. Когда потом она проснулась, он ее спрашивает: «Слушай, а что это за мужик к тебе приходил?» И описывает мою внешность. Другая моя пациентка, которая активно общается, беседует с двойником, решила записать, что происходит, что он говорит. Спросила его. Он сказал, это и это – можно писать. А это – нет. Причем сама женщина «непрошибаемая», не поддается никакому внушению, никакому гипнозу. Я попросил ее и другую женщину спросить моего двойника, могу ли я встретиться с ним. Мне бы хотелось просто пожать ему руку. Но и там и там ответ был дан отрицательный. И тот и другой (или это был один и тот же) ответил, что делать этого не следует, невозможно. А один из двойников сказал: «Если вздумаешь меня фотографировать, я уйду и больше меня не увидишь». Как-то в присутствии двойника пациентка, не говоря, кому она звонит, стала набирать номер телефона Дубицкого. Если они не могут встретиться, почему бы им не поговорить друг с другом по телефону? Ей осталось набрать последнюю цифру, когда двойник остановил ее: стал отрицательно качать головой, прикладывая палец к губам. После этой попытки, предпринятой как бы против его воли, он исчез и не появлялся несколько месяцев. ОПАСНЫЕ КОНТАКТЫ, РИСКОВАННЫЕ ВСТРЕЧИ О причине нежелания двойника встретиться со своим «оригиналом» можно только догадываться. Догадываться, обратившись к случаям, когда такие встречи все-таки состоялись. Среди свидетельств о прижизненных призраках-двойниках особое место занимает эпизод, связанный с П.А. Вяземским (Вяземский Петр Андреевич (1792–1878) – князь, русский поэт, эссеист, литературный критик). Случай этот важен не только тем, что тогда произошла его встреча с собственным двойником, но и тем, что двойник оставил князю некий текст, то есть реальный, физический след своего присутствия. Рассказ этот сохранился в записи петербургского епископа Порфирия (Успенского), сделавшего ее со слов самого поэта. «Однажды, – рассказывал Вяземский, – я ночью возвращался в свою квартиру на Невском проспекте у Аничкова моста и увидел яркий свет в окнах своего кабинета. Не зная, отчего так произошло, вхожу в дом и спрашиваю своего слугу: «Кто в моем кабинете?» Слуга сказал мне: «Там нет никого» и подал мне ключ от этой комнаты. Я отпер кабинет, вошел туда и увидел, что в глубине комнаты сидит спиной ко мне какой-то человек и что-то пишет. Я подошел к нему и, из-за плеча его прочитав написанное, громко крикнул, схватился за грудь свою и упал без чувств; когда же очнулся, уже не видел писавшего, а написанное им взял, скрыл и до сей поры таю, а перед смертью прикажу положить со мною в гроб и могилу эту тайну мою. Кажется, я видел самого себя пишущего». Встреча с двойником завершилась исчезновением (уничтожением) двойника и тем, что сам Вяземский потерял сознание. Обратимся к еще одной такой встрече. Случай этот произошел в гвардейском полку старой русской армии. Рассказ приводится со слов очевидца, офицера: «В полку ожидали приезда вновь назначенного полкового командира. В один из вечеров увидали, что приготовленная для него квартира освещена. Полковой адъютант, дав знать товарищам о приезде начальника, поспешил ему представиться. Его примеру последовали и другие офицеры. Когда все собрались в зале, полковой командир вышел из кабинета, поговорил с офицерами и, сделав некоторые распоряжения, отпустил всех домой. На другой день утром вновь дали знать о приезде полкового командира, и удивленные офицеры опять собрались по-вчерашнему в зале. Опять вышел командир из соседних дверей, говорил то же самое, что вчера, отдал те же приказания и в сопровождении адъютанта, продолжая разговор, направился в кабинет. Подойдя к дверям, он вздрогнул и, остановясь, спросил адъютанта: «Видите ли вы?» Получив утвердительный ответ, командир сделал рукою знак офицерам подойти. Когда все приблизились, то увидели: за письменным столом сидел другой командир полка – его двойник. Тогда действительный командир быстро подошел к своему двойнику, и, когда последний моментально исчез, он мертвый упал на пол. Случай этот, записанный адъютантом и засвидетельствованный подписями всех присутствовавших офицеров, хранится в полковом архиве». Как видим, события развивались по той же схеме, что и в первом случае. При встрече двойник исчезает, аннигилируется, сам же «оригинал» подвергается какому-то сильному воздействию – «упал без чувств», а во втором случае – гибнет. Здесь, возможно, есть смысл вспомнить не только о двойниках, но и о встречах с фантомами другого порядка, с привидениями, призраками умерших. Ограничусь двумя примерами, имеющими, как видится мне, отношение к тому, о чем идет здесь речь. Я выбрал их потому, что и в том, и в другом случае была сделана попытка вступить в непосредственное физическое соприкосновение с призраком. В одном из них действующим лицом и жертвой оказался не кто иной, как Ф.М. Шаляпин. Как-то вместе с двумя приятелями-художниками Шаляпин гостил недалеко от Орла (По другим источникам, дело происходило на даче художника Константина Коровина под Владимиром). Хозяин рассказал гостям о достопримечательности этого места – кургане, который пользовался дурной славой. Говорили, будто в полночь на нем появляются огоньки и тень женщины в белом. Дождавшись позднего часа, Шаляпин и художники отправились к тому месту. Вернулись они растерянные. Все трое ясно видели огоньки, которые вспыхнули на кургане, но горели странно, не давая света вокруг себя. В полночь же на вершине появилось белое облачко, которое приняло форму женской фигуры. На следующий день к гостям присоединились три соседских помещика и хозяин. Ночь была ясная. Расположившись в нескольких шагах от подножия, все семеро ясно видели, как зажглись огоньки и, заклубившись у вершины, облачко приняло вскоре очертания женской фигуры. Когда белеющая фигура стала спускаться вниз, в их сторону, все невольно попятились. Кроме Шаляпина. Он, наоборот, бросился навстречу призраку. В момент, когда они соприкоснулись, Шаляпин упал, а фигура исчезла. Все бросились к нему. Артист лежал и глубоком обмороке. Столь же рискованный опыт провел однажды и Стефан Самбур, русский экстрасенс начала века. Во время одного из своих сеансов ему удалось вызвать подобную же призрачную сущность. Когда фигура обозначилась достаточно четко, так что ее ясно видели другие присутствовавшие на сеансе, Самбур, расставив руки, бросился к ней, пытаясь то ли схватить, то ли удержать ее, заключив в объятия. Однако, едва они соприкоснулись, фигура исчезла, сам же он едва оправился после этого и долго болел. Очевидно, такая встреча, физическое сближение призрака и человека, а тем более человека и его двойника, опасна для обоих. Если такая закономерность действительно существует, возможно, это и есть причина, по которой двойник Дубицкого не захотел встретиться со своим «оригиналом». ПОРФИРОНОСНЫЕ ДВОЙНИКИ Мысль об опасности, а может, и о гибельности таких встреч подтверждают и другие случаи. Приведу те из них, которые связаны с именами, хорошо известными в истории России. Из «Воспоминаний графини А.Д. Блудовой»: «Один из родственников деда моего, князя Андрея Николаевича Щербатова, рассказывал, как очевидец, об известном, неразгаданном явлении перед смертью Анны Иоановны (Анна Иоановна (1693–1740) – российская императрица, племянница Петра Великого). Вот как рассказывал мой дед. Его товарищ был дежурным со взводом солдат в карауле вечером за несколько дней до смерти Анны Иоановны. Это было во дворце на Фонтанке у Аничкова моста, в том самом доме, где теперь Троицкое подворье, в покоях митрополита Московского. Караул стоял в комнате подле тронной залы; часовой был у открытых дверей. Императрица уже удалилась во внутренние покои. Все стихло; было уже за полночь, и офицер уселся, чтобы вздремнуть. Вдруг часовой зовет на караул, солдаты вскочили на ноги, офицер вынул шпагу, чтоб отдать честь. Он видит, что императрица Анна Ивановна ходит по тронной зале взад и вперед, склоняя задумчиво голову, закинув назад руки, не обращая внимания ни на кого. Часовой стоит как вкопанный, рука на прикладе, весь взвод стоит в ожидании; но что-то необычайное в лице императрицы, и эта странность ночной прогулки по тронной зале начинает их всех смущать. Офицер, видя, что она решительно не собирается идти дальше залы, и не смея слишком приблизиться к двери, решается наконец пройти другим ходом в дежурную женскую и спросить, не знают ли намерения императрицы. Тут он встречает Бирона и рапортует ему, что случилось. «Не может быть, – говорит герцог, – я сейчас от императрицы, она ушла в спальню ложиться». «Взгляните сами: она в тронной зале». Бирон идет и тоже видит ее. «Это какая-нибудь интрига, обман, какой-нибудь заговор, чтобы подействовать на солдат!» – вскричал он, кинулся к императрице и уговорил ее выйти, чтобы в глазах караула изобличить какую-то самозванку, какую-то женщину, пользующуюся некоторым сходством с ней, чтобы морочить людей, вероятно, с дурным намерением; императрица решилась выйти, как была, в нудермантеле; Бирон пошел с нею. Они увидали женщину, поразительно похожую на нее, которая нимало не смутилась. «Дерзкая!» вскричал Бирон и вызвал весь караул. Молодой офицер, товарищ моего деда, своими глазами увидел две Анны Иоановны, из которых настоящую, живую, можно было отличить от другой только по наряду и по тому, что она вышла с Бироном из другой двери. Императрица, постояв минуту в удивлении, выступила вперед, пошла к этой женщине и спросила: «Кто ты, зачем ты пришла?» Не отвечая ни слова, та стала пятиться, не сводя глаз с императрицы, отступая в направлении к трону и, наконец, все-таки лицом к императрице, стала подниматься, пятившись, на ступеньки под балдахином. «Это дерзкая обманщица! Вот императрица! Она приказывает вам, стреляйте в эту женщину», – сказал Бирон взводу. Изумленный, растерявшийся офицер скомандовал, солдаты прицелились. Женщина, стоявшая на ступенях у самого трона, обратила глаза еще раз на императрицу и исчезла. Анна Иоановна повернулась к Бирону, сказала: «Это моя смерть!» Это один из самых достоверных рассказов о привидении. Офицер, который был очень близок к деду, сам передавал ему все подробности этого неразгаданного случая». Неизвестно, что поняла, что почувствовала императрица в миг встречи со своим двойником, но слова ее: «Это моя смерть!» исполнились вскоре и точно. Существует ли связь между этой встречей и тем, что она увидела своего двойника? Догадку эту подтверждает еще один случай – точно так же завершилась встреча со своим двойником другой русской императрицы, Екатерины Великой. Об этом со слов своих подданных, вхожих во дворец императрицы, упоминал в «Воспоминаниях» Людовик XVIII. «За 2 дня до смерти, – писал он, – фрейлины, дежурившие у дверей спальни Ее Величества, увидели, что государыня, в ночном костюме и со свечой в руках, выходит из своей спальни и идет по направлению к тронной зале и входит туда. Сперва они были очень удивлены таким странным и поздним выходом, а вскоре начали тревожиться ее продолжительным отсутствием. Каково же было их изумление, когда они услыхали из спальни государыни звонок, которым обыкновенно призывалась дежурная прислуга! Бросившись в спальню, они увидели государыню, лежавшую на кровати. Екатерина спросила с неудовольствием, кто это ей мешает спать. Фрейлины замялись, боясь сказать ей правду, но императрица быстро заметила их смущение и в конце концов заставила-таки рассказать подробно все происшествие. Живо заинтересованная рассказом, она приказала подать одеться и в сопровождении своих фрейлин отправилась в тронную залу. Дверь была отворена – и странное зрелище представилось глазам всех присутствующих: громадная зала была освещена каким-то зеленоватым светом. На троне сидел призрак – другая Екатерина!.. Императрица вскрикнула и упала без чувств. С этой минуты здоровье ее расстроилось, и два дня спустя апоплексический удар прекратил ее жизнь. На фото: Императрица Всероссийская Анна Иоанновна Фото из архива автора Описанное событие имело стольких свидетелей, что было невозможно скрыть его, и я был одним из первых, кто узнал об этом». Приведя эти эпизоды, я вовсе не исчерпываю ими случай появления двойников исторических личностей, известных в русской истории. Есть, например, запись современника о том, что «недавно до кончины императрицы Елизаветы Петровны Шуваловы Петр Иванович и Иван Иванович и многие другие видели призрак императрицы Елизаветы Петровны, гуляющей в Летнем саду и в другие комнатах, когда наверное знали, что она в своих покоях находилась…». И опять, мы видим, за появлением двойника императрицы следует ее смерть. Появление двойника, особенно когда это относилось к царственной особе, не могло не ставить окружающих в некоторое затруднение. Единственное, что оставалось им, – это констатировать, что происшедшее выходит за рамки понимания и того, что вообще дано знать человеку. Утверждение это остается справедливым и по сей день. ДВОЙНИК ЛЕНИНА ПОСЕЩАЕТ КРЕМЛЬ В отличие от правителей, управлявших Россией до большевиков и веривших в существование души и в иные планы бытия, коммунисты, столкнувшись с подобной ситуацией, попали в большое затруднение. Я имею в виду ситуацию, когда на глазах у всех по залам и служебным помещениям Кремля прошелся безгласный двойник Ленина. Изложу версию этого события, как слышал ее ребенком. Рассказывал нашему соседу какой-то его родственник, появлявшийся у него время от времени, пока он не исчез окончательно в годы Большого Террора. Был он совершенно лыс, а может брил голову, и одет был в полувоенную гимнастерку и галифе. Впрочем, так ходили тогда многие. Появление его сопровождалось всякий раз застольем и водкой. Так было и на этот раз. Не помню, почему оказался я тогда в их комнате. Может, играл с его сыном, а может, мои родители, уйдя куда-то по делам, оставили на это время меня на его попечение. Такая взаимная выручка среди соседей существовала в Москве в те трудные годы. Я не слушал, о чем говорили они за столом, и, наверное, не запомнил бы и этого, если бы сосед не стал шумно убеждать своего гостя, что, мол, может не опасаться говорить и при мне: «Он мал еще и ничего не понимает!» Именно эта фраза, видно, показавшаяся мне обидной, и насторожила меня, заставив прислушаться. Когда же потом по детской непосредственности я стал рассказывать дома, что мне привелось услышать, родители встревожились и попросили никому не пересказывать этого, забыть. Наверное, и эта реакция помогла мне запомнить то, что услышал я в тот день в комнате соседа. – Я служил тогда самокатчиком, – говорил гость, – развозил пакеты на велосипеде из Кремля и обратно. На улице холодно уже было, я зашел в караульное помещение, стал за печкой погреться. Начальник, нерусский, не видел меня, наверное. А мне слышно было оттуда, как он по телефону говорил. Спрашивает: «Почему Ленин без охраны в Кремль прибыл?» Потом, видно, сам отвечает кому-то на том конце: «Нет, никакой с ним охраны нет. Один он. Я проверял. Хорошо. Позвоню в Горки». Говорит, чтобы соединили его с Горками, откуда Ленин приехал. Что ему там сказали, не знаю, только опять он звонит тому, с кем разговаривал: «В Горках сказали, что Ленин никуда не уезжал! Говорят, на месте он. Да. Точно». И назвал фамилию, с кем говорил в Горках. Забыл я, известная тогда фамилия. Что тут началось! Я за печкой стою, ни жив ни мертв. Лишь бы не увидели меня. Подумают, что нарочно подслушивал, подослал кто. Но не увидели. Я улучил минуту и выскочил. Такое вот дело. – А что, – подхватывает сосед более понятную ему тему. – Увидели и шлепнули бы. И правильно бы сделали. – Убежденно заключил он. – Не слушай, чего не надо! Пей! Таков тот скудный проблеск информации о событии, которое не могло, очевидно, не вызвать величайшей растерянности среди тех, кто окружал Ленина. Двойника Ленина, внезапно объявившегося в Кремле, видели, очевидно, достаточно много свидетелей, чтобы случай этот возможно было бы просто замолчать. Но люди, видевшие его в тот день, не догадывались и не могли знать, что в действительности настоящий Ленин безвыездно находился в это время в своей резиденции, в Горках. Чтобы правда о странном этом, немарксистском эпизоде не вышла наружу, нужно было утвердить всех в мысли, будто это был действительно Ленин. Так появилась официальная версия внезапного, неведомо зачем приезда его в Москву и появления в Кремле. Версия эта отражена в воспоминаниях вдовы Ленина Н.К. Крупской и личного его охранника А. Бельмаса. И она, и охранник сопровождали якобы Ленина во время этого визита. Если бы это было действительно так, логично было бы ожидать, чтобы оба рассказа их совпадали. Однако кричащие несовпадения наводят на мысль о не очень согласованной попытке построить некую версию события, которого в действительности не было. Так, Крупская пишет, будто из Москвы Ленин и она вернулись в Горки только на следующий день, ночевали в Москве. Охранник утверждает – вернулись в тот же день. Крупская: «Ехали мимо Сельскохозяйственной выставки». Только мимо. Охранник утверждает, будто Ленин посетил выставку. Немаловажное обстоятельство – сама психологическая недостоверность такого немотивированного визита. Крайне маловероятно, чтобы Ленин, поступавший в жизни всегда мотивированно и целенаправленно, совершил эту явно бесцельную и необъяснимую поездку только для того, чтобы безмолвно пройти через многочисленные помещения и комнаты Кремля, сесть в машину и тут же уехать. Даже если представить себе все-таки, что это мог бы быть сам Ленин, то для него подобный поступок весьма нехарактерен. Можно предположить, что кроме создания легенды о посещении Кремля были приняты и другие меры, чтобы люди, узнавшие об одновременном пребывании Ленина в Горках и в Кремле, не смогли бы разгласить этого. Какими могли быть эти меры, можно только догадываться. ПРИЗРАКИ И ДВОЙНИКИ В СТЕНАХ ЛАБОРАТОРИИ К случаям, о которых говорил я до сих пор, вполне применимо определение «спонтанный» и «произвольный». Применимо в том смысле, что никто из тех, чьи двойники возникали неожиданно, сами не стремились к этому и не прилагали усилий. Тем не менее, как и другие феномены, появление которых (по незнанию нашему) представляется нам произвольным, появление двойника может быть результатом и вполне направленного, осмысленного действия. Косвенно об этом свидетельствуют некоторые из экспериментов и самым прямым образом практика шаманов, колдунов и вообще людей, наделенных паранормальными способностями. Говоря об экспериментах, связанных с темой двойника, второго «я», я назвал бы опыты, которые проводил в свое время известный психиатр В.Л. Райков. Участник эксперимента, экстрасенс, выделял из своего тела то, что он называл «астральным двойником», видимым только ему. После чего он приказывал «двойнику» переместиться в соседнее помещение. Находившаяся там другая участница опыта, предварительно погруженная в гипноз, в тот же момент фиксировала появление в комнате «двойника» и описывала его внешность, совпадающую с тем, как выглядел сам экстрасенс. Само собой до этого ни внешность его, ни содержание эксперимента известны ей не были. Опыт был усложнен. Участнице, по-прежнему пребывавшей в состоянии гипноза, давалось задание взять иголку и уколоть «двойника», видимого только ей. Она делала это, но не без колебаний, поскольку «двойник», очевидно, воспринимался ею как реальный человек. И всякий раз экстрасенс, находившийся, как было сказано, в другом помещении, точно фиксировал момент и место укола на своем теле. Ощущения, судя по всему, носили ясно выраженный болевой характер, так как несколько раз он даже вскрикнул. Не могу не упомянуть еще об одном варианте формирования такого «фантомного двойника». Обычно, проводя диагностику, целитель-экстрасенс, медленно ведя ладонями вдоль тела пациента, точно определяет малейшие отклонения, называет изъяны и недуги человека. Таким образом, он может определить пломбы в зубах, назвать малейшие шрамы на теле и т.д. Но то же самое возможно, оказывается, делать и не на самом пациенте, а на его «фантомном двойнике». Взглянув на человека, а иногда даже не видя его, зная только имя, экстрасенс мысленно строит перед собой его как бы «фантомного двойника». И диагноз, такой же точный, как если бы перед ним был реальный человек, появляется по мере того, как он водит рукой вдоль пространства, в котором он воздвиг такого двойника и которое окружающим представляется пустотой. Оказалось, однако, что такой «фантомный двойник» представляет собой не только психическую, но и энергетическую, физическую реальность. Это засвидетельствовали опыты профессора А.В. Чернетского. Когда к такому мысленно построенному «двойнику» реального человека подносили прибор, регистрирующий биополя живых объектов, стрелка его четко реагировала на поле, окружавшее «фантом». С этой целью использовался датчик для измерения напряженности электрических полей. Стоило, однако, экстрасенсу также мысленно разрушить, размыть «фантомного двойника», как прибор тут же переставал показывать наличие поля. Двойник дезинтегрировался, исчезал. Какова может быть физическая сторона такого преднамеренно созданного фантома? Как считает доктор наук Б.И. Искаков, человек действительно способен излучать своего, как он называет, информационно-энергетического двойника. Такой «лептонный двойник» строится из микролептонного газа, состоящего из нейтрино и фотонов. По словам Искакова, «лептонного двойника можно рассматривать как своеобразный аналог разумного существа из разряженной материи». ТВОРЯЩИЕ ДВОЙНИКОВ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ Как и в других случаях, когда мы встречаемся с разного рода феноменами, способность по желанию создавать собственного двойника демонстрируют люди, так или иначе причастные к паранормальному, знакомые с магической практикой. Это может быть шаман, колдун, жрец или священник той или иной веры либо человек, живущий даже в миру, но обладающий а к ими способностями. Теодор Драйзер оставил запись о странном случае, который произошел с ним однажды. Один из его приятелей, посетив писателя, то ли в шутку, то ли всерьез пообещал несколько необычным образом явиться к нему вечером того же дня. Через несколько часов Драйзер действительно внезапно увидел своего приятеля, стоящего в дверях его кабинета. Однако едва изумленный писатель попытался приблизиться к нему, как двойник исчез. Существуют и другие свидетельства о подобной способности. Император Веспасиан (Веспасиан (9–79) – римский император, основатель династии Флавиев), рассказывает Тацит (Тацит Корнелий (55–120) – римский историк), будучи в Египте, решил вопро¬сить божество о будущем империи. Приказав удалить всех и один войдя в храм, он с удивлением заметил позади себя неведомо как появившегося «одного из египетских сановников по имени Базилид, лежащего, как он знал, больным на расстоянии нескольких дней пути от Александрии. Он справился у жрецов, не был ли Базилид сегодня в храме, у прохожих – не видел ли кто его в городе, наконец, послав всадников, удостоверился, что Базилид был в это время за 80 миль». Калиостро тоже, очевидно, способен был по собственному желанию создавать двойника и даже отправлять его с какими-то поручениями. Догадаться об этом можно по некоторым из бумаг, оставшихся после его смерти. Так, обнаружено было письмо лионских масонов, которые благодарят его за то, что он, Калиостро, появился среди них. Однако, если судить по дате его появления, упоминаемой в письме, оказывается, что Калиостро в то время находился весьма далеко от Лиона – в Лондоне. Интересно, что с готовностью демонстрируя другие свои способности, этого своего умения он не только никому не показывал, но никогда не упоминал о нем. Другой, не менее странной личностью, жившей в то же время, что и Калиостро, был человек под именем Пинетти. Под этим именем он был известен при дворах прусских королей, шведского короля, короля Франции Людовика XVI. Для современников это был иллюзионист, человек, который вызывал изумление всех, кто присутствовал на его сеансах. Правда, многое, что делал Пинетти, и сегодня не может быть объяснено в рамках престидижитаторства и ловкости рук. Но какую еще личину, кроме личины фокусника, мог бы принять в ту эпоху человек, наделенный, как говорим мы теперь, паранормальными способностями? Маска эта была, по сути дела, единственной, которая могла бы защитить его от подозрений в чернокнижии и обвинений в чародействе. В 1800 году, когда Пинетти прибыл в Петербург, император Павел был уже наслышан о нем и его чудесах от придворных, присутствовавших на его сеансах в Париже, Стокгольме и в Берлине. Пинетти был приглашен во дворец к семи часам вечера. Однако, когда в овальном зале, где собрались Павел и те, кого счел нужным пригласить император, часы медленно пробили семь раз, Пинетти не появился. Не было его и через минуту, и через десять минут, и даже через полчаса. Такого не мог позволить себе при дворе никто. Пинетти имел наглость явиться ровно час спустя после назначенного срока. Когда же собравшиеся высказали ему крайнее свое неудовольствие, он, удивленно вскинув руки, предложил всем посмотреть на часы. На всех часах стрелки стояли на семи, в том числе на тех больших, которые час назад пробили семь. Однако ровно через минуту, когда Пинетти завершил свои извинения, часы снова показывали то время, которое было в действительности, – восемь часов. Другие вещи, которые демонстрировал он, привели зрителей в не меньшее изумление. Желание узнать, существуют ли вообще для этого человека пределы возможного, заставило императора подвергнуть его испытанию. Пинетти было предложено явиться на следующий день за гонораром в полдень лично к императору, в его кабинет. Сложность заключалась в том, что по условию, предложенному императором, охране было приказано вообще не впускать во дворец ни одного человека. Однако на другой день, не полагаясь на стражу, император приказал запереть все ворота и все входы дворца и положить ключи ему на стол. Это было проделано. Без пяти минут двенадцать сквозь литую решетку закрытых ворот была просунута депеша, тотчас же переданная в кабинет императора. Это было сообщение начальника департамента полиции о том, что Пинетти из дома не выходил. Император едва успел прочесть это сообщение, как Пинетти уже входил в его кабинет. (Ситуация напоминает подобное же испытание, которому Сталин полтора века спустя подвергнет Мессинга и которое тот, как и Пинетти, блестяще выдержит.) Между Пинетти и императором состоялся якобы следующий разговор: – Вы опасный человек, – заметил Павел. – Только чтобы развлечь ваше величество. – Не собираетесь ли вы покинуть Санкт-Петербург? – Да, если только ваше величество не пожелает продлить мои выступления. – Нет. – В таком случае я уеду через неделю. Накануне отъезда Пинетти просил уведомить императора, что покинет столицу России завтра в полдень через все пятнадцать городских застав. Весть об этом тут же стала известна жителям, и на другой день у каждой из застав стояла толпа любопытных. В полдень на каждой из пятнадцати застав полицейские чины и собравшиеся видели Пинетти и карету, которая увозила его. Более того, в докладе, представленном императору департаментом полиции, сообщалось, что отъезд Пинетти и его паспорт были зарегистрированы на всех пятнадцати заставах города. Надо думать, что, получив это сообщение, император лишь утвердился в правильности своего решения. Действительно ли мог этот человек, чье имя окружено легендами, формировать по желанию собственных двойников? С ним ли самим или с его двойником разговаривал император в своем кабинете, где Пинетти появился необъяснимым образом? Сейчас, два века спустя, ответить на этот вопрос невозможно. Как невозможно, впрочем, найти и какое-то другое объяснение тому, что произошло. Тем более что известны и другие сообщения, подтверждающие такую способность. Как одно из таких свидетельств приведу запись французского путешественника П.Д. Гэсо, посетившего вместе с четырьмя своими спутниками в 1950 году Гвинею. В пути они остановились у местного колдуна Вуане и расположились спать в его хижине. Напротив меня, пишет Гэсо, спит колдун. Вдруг слышится скрип открываемой двери. «На пороге стоит Вуане в коротком бубу, в коротких штанах с непокрытой головой. Но ведь он здесь у моих ног, на своей циновке. Он лежит на боку, повернувшись ко мне спиной. Я вижу его бритый затылок. Между нами на земле стоит лампа, горящая тускло, как ночник. Я не смею пошевелиться и, затаив дыхание, смотрю на Вуане. Он какое-то мгновение колеблется, наклоняется, проходя под гамаками, и медленно укладывается в самого себя. Вся эта сцена разыгрывается за несколько секунд. Утром, когда мы с Вуане остались наедине, я спрашиваю его: – Ты не выходил сегодня ночью? – Выходил, – ответил он спокойно. И еле заметная ироническая улыбка появляется на его губах». Практика создания двойников издавна известна была и сибирским шаманам. Об этом говорит хотя бы эпизод, связанный с якутским шаманом Кычаканом. Современники рассказывали, что, когда власти попытались его арестовать по какому-то поводу, он объявился одновременно в семи местах. И никто не мог сказать, какой Кычакан настоящий, а какой лишь его фантом, двойник. Об умении тибетских лам вызывать к жизни собственных двойников упоминает в своих записях Александра Дэвид-Нил. Однажды, находясь в Тибете, она вместе со своим поваром тибетцем подходила к палатке, они оба увидели знакомого ламу-отшельника, который сидел у входа на складном стуле, видимо, поджидая ее. «Это не удивило нас, – пишет она, – потому что лама часто приходил поговорить со мной. Повар сказал только: – Римпош пришел. Я пойду и быстро приготовлю ему чай. – Хорошо, – ответила я, – приготовь чай и принеси его нам. Он отправился делать это, а я продолжала идти к неподвижно сидевшему ламе. Когда мне оставалось несколько шагов до палатки, передо мной возникла как бы туманная дымка, подобная занавесу, который медленно отодвигался в сторону. И внезапно ламы не стало. Он исчез. Немного погодя пришел повар, неся чай. Он удивился, видя, что я одна. Чтобы не пугать его, я сказала: – Римпош приходил, только чтобы сказать мне кое-что. Он не смог остаться на чай. Потом я рассказала самому ламе об этом видении, но он только посмеялся и не ответил на мой вопрос. Тем не менее он повторил это еще раз. Мы разговаривали с ним на дороге, когда он внезапно исчез. При этом поблизости не было ни дома, ни палатки, вообще никакого укрытия». Как можно догадаться, собеседником исследовательницы на пустынной дороге оказался, очевидно, не сам лама, а его двойник. При этом он столь искусно имитировал самого ламу, что у нее не возникло ни малейшего сомнения. Таким образом, двойник может возникать не только спонтанно, непроизвольно, как видели мы до этого. Он может быть вызван к жизни и в результате чьего-то осмысленного, направленного действия. Но всегда ли только человек может стоять за этим? Вот странное сообщение из поселка Дальнегорска на Дальнем Востоке. Зимой 1989 года, в один из дней, когда над поселком наблюдалась особая активность неопознанных летающих объектов, в квартире гражданки К. произошло следующее происшествие, которое я приведу без комментариев. Живет она вместе с мужем и двумя детьми на первом этаже пятиэтажного дома. Вот как рассказала обо всем она сама: «После 18 часов я отправила своих детей Петю (4-й класс) и Аню (5-й класс) в универсам. Где-то через 20–30 минут раздался звонок в прихожей. Я открыла дверь, и в прихожую вошли мои дети, но странно одетые – в серебристого цвета комбинезоны, а на голове было что-то вроде шлемов. В том, что это были мои дети, я не сомневалась – их лица, рост, цвет глаз и волос. Они молча стояли и смотрели на меня. (За все время они не сказали ни слова и не издали ни звука.) Я стала на них ругаться, почему так долго ходили в универсам и почему ничего не купили. Что за наряд? Дети молчали. Не обращая внимания на меня, прошли мимо меня в комнату, я следом за ними. Они подошли к стенке, стоящей справа в комнате, и стали что-то делать, вроде как фотографировать – были слышны щелчки и видны вспышки света. Так, много раз щелкая, они обошли всю комнату по периметру и остановились у дверей из комнаты в прихожую. Я подошла к ним ближе и снова стала ругаться – почему мать разыгрываете? Схватила шланг от пылесоса (пылесос стоял рядом, так как я делала уборку дома) и замахнулась на них, пытаясь ударить. Не помню, ударила или нет, так как оказалась на полу. Быстро вскочила – голова сильно болела, а на лбу огромная шишка. Я стала снова на них кричать – мать бьете? Они стояли молча и смотрели на меня как-то странно, зло и недобро. Тут я почувствовала что-то не то, наверное, это не мои дети. В это время раздался звонок, я пошла открывать дверь – на пороге стояли мои дети с покупками и нормально одетые. Я смотрела на них, ничего не понимая, а затем сказала, что дома стоят такие же дети, как вы. Ребята разделись и отправились в комнату. Какое-то время они смотрели друг на друга. Затем «дети», синхронно повернувшись, пошли вдоль стенки к окну и исчезли, как будто растворились». И еще одна деталь, как бы заключительный аккорд этого происшествия. Когда после этого Аня подошла к телевизору и включила его, на экране появилось статичное черно-белое изображение ее матери с пылесосом. – Мама, тебя по телевизору показывают! Пока та шла в комнату, изображение стало таять и через секунду исчезло. На экране появилось обычное цветное изображение передачи, которая шла в то время. Читать больше на sovsekretno.ru


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter