Авторизация
 
  • 21:16 – Шерлок сериал 4 сезон: дата выхода, график серий, трейлер, где смотреть 
  • 21:16 – Российский подросток упал с 30-метровой высоты: селфи-руфтоппинг продолжает пополнять список жертв 
  • 21:16 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 выпуск от 10 12 2016 смотреть онлайн 
  • 21:16 – Ютуб: самые популярные видеоролики 2016 года 

Николай Расторгуев: «Как преодолеть страх? Секрет простой: забить!»

162.158.78.83

Николай Расторгуев: «Как преодолеть страх? Секрет простой: забить!» — Николай, несколько лет назад вы преодолели серьезное испытание. Как известно, ситуация разрешилась пересадкой почки, но тогда многие вас практически похоронили… — Ну да, есть сорт журналистов, которые кормятся такими штуками. Вто время таблоиды пестрели заголовками: «Расторгуев при смерти!», «Доживает последние дни…» Им же плевать нато, каково близким тех людей, кого они при жизни укладывают вгроб. Что сэтим можно сделать? Ноги им, что ли, повырывать? Вырвал бы, ей-богу. Если б выцепил хоть одного. Ну ихрен сними… Главное, что уменя все, слава Богу, впорядке. Жив издоров. (С улыбкой.) Меня ничто неможет сшибить.
— Часто люди, столкнувшись стакой проб­лемой, опускают руки, впадают вдепрессию. Вы тоже прошли через это?
— Никаких депрессий уменя небы­ло. Явообще наэтом незацикливался.
— Неужели такое возможно?! Тогда раскройте секрет, как преодолеть страх, отчаяние?
— Секрет простой— забить. Серьезно говорю: забить! Ижить так же, как жили доэтого. Не надо культивировать болячку, организм сам справляется со многими проблемами без дополнительного вмешательства. Мнепотом врачи говорили: «Слава Богу, что ты настроился таким образом». Ая убежден: влюбой ситуации надо думать только охорошем. Не ты первый, неты последний. Напутствие одно: думай охорошем иверь вположительный результат. Тогда наверняка прорвешься.
— Это, конечно, замечательно. Но ведь появляется слишком много ограничений— ни выпить, нипокурить, нипоесть, как прежде…
— Кто говорит? ОБС— одна бабка сказала, сидя налавочке илузгая семечки?! Вздор. Абсолютнейший. Я— ксведению— ничего всвоих привычках непоменял, ипри этом сейчас уменя здоровый организм. Ем что люб­лю, иногда выпиваю. Просто делаю это сумом. Во всем нужна мера.
— Акурите вроде сверх меры…
— Якурильщик со стажем, первую свою сигарету выкурил лет в16. И, знаете, выскажу непопулярную сейчас, всвете повсеместной борьбы скурением, мысль. Унас встранемиллионы курящих людей, ипытаться отучить их отэтой привычки драконовскими методами тупо ибессмысленно. Это только раздражает. Зачем даже благую идею доводить доабсурда?Яникого непризываю: «Давайте все будем курить!» Но ненадо дискриминаций. Вот выдумали ограничения длякурильщиков— 15 м откаких-то входов. Почему не20 м, например? Какой умник это посчитал, откуда он взялся? Повторяю: ничем ненадо злоупотреблять, во всем должна быть мера. Ив пиаре тоже. Ив антипиаре. Можно же за­явить, что иу костра сидеть, шашлыки жарить вредно— там ведь тоже дым. Без никотина, но сдругими вредными веществами. Разве нет? Кто может гарантированно утверждать, что если бы курящий человек некурил, он неумер бы отрака? Никто. Все же прекрасно понимают, что огромное количество людей зарабатывают рак легких, никогда вжизни непробуя сигарету. Ровно так же инаоборот: куча народа, выкурив тонны табака ивыпив цистерны спиртного, без рака легких благополучно доживают до95 лет, умирая отстарости со счастливой улыбкой вокружении близких. Вспомним Черчилля, покинувшего этот мир ввозрасте 90 лет. Выпивал ежедневно, сигару изо рта невынимал плюс еще был далеко неподжарый. (Смеясь.) Так что посмотрим, кто изнас быстрее «крякнет».
— Авы выходили когда-нибудь насцену выпившим?
— Всякое бывало за многолетнюю сценическую жизнь. В1980-90-е годы внашей странебухали все, нетолько музыканты. Помню, как-то, еще до«Любэ», ездили наБАМ, атам натрассе был сухой закон. Так мы перед поездкой затарились водкой. Изадва дня впятером опустошили громадный чемодан. (Со смехом.) Ипрекрасно себя чувствовали. Но в«Любэ» уже очень давно никто непьет.
— Акогда были вгостях упрезидента страны, выпивали сним?
— Нет. Сам он непьющий. Хотя испросил: «Выпьете что-нибудь?» Япошутил: «Нет-нет, что вы, Владимир Владимирович, унас зашиты все суровыми нитками». (Смеется.) Так что пили мы чай, разговаривали обо всем, анекдоты даже рассказывали… Но это потом уже, когда напряжение спало. Асначала янемножко дергался. Истранно было бы ненапрячься, когда президент России после концерта вдруг как-то очень по-свойски приглашает: «Поехали ко мне!» Ятолько сказал: «Я неодин». Ну, хотелось ипацанов тоже взять. Поскольку возражений небыло, мы всей группой ипоехали.
— Сильно волновались?
— Не скажу, что яоторопел, но все-таки некое странное ощущение возникло. Скорее даже из-за того, что вокруг тут же началась какая-то серьезная суета. Журналисты задергались, взбудоражились. Наследующий день со всех сторон посыпались новости, сообщения, комментарии, заголовки: Владимир Владимирович Путин наконцерте у«Любэ»! Ипонеслось. Приезжаем вгород, игубернатор уже просто за честь почитает пригласить набанкет. (С улыбкой.) Короче, современ Гоголя, Салтыкова-Щедрина ничего унас неизменилось.
— Как удалось такому абсолютно народному певцу войти встатус избранников ввысших сферах, стать, что называется, «особой, приближенной кимператору»?
— Аразве ячто-то делал дляэтого? Просто мнекажется, что там, наверху, точно такие же, как мы, обычные люди. Невзирая навсе их должности ипосты. Азначит, уних есть свои симпатии иантипатии. Вчастности, вмузыке. Ну вот нравится кому-то ансамбль «Любэ». Ичто? Замечательно. Помню, однажды, в1990-х, еще при Собчаке (Анатолий Александрович, кстати, тоже относился кнашей группе очень тепло), мы каждый год работали вПетербурге намеждународной сельскохозяйственной выставке, икак-то после выступления меня пригласили набанкет, где присутствовали питерские чиновники высокого ранга. Сидим за столом, ивдруг один изних встает иговорит тост за меня— какие-то хорошие слова. Ая тогда даже незнал, кто это. Потом выяснилось, что это Владимир Владимирович Путин, который тогда был заместителем Собчака.
— Каким был Коля Расторгуев образца подросткового возраста— шпаной?
— Да нет. Помимо школы, было чем заняться вподмосковном Лыткарино, где мы жили,— двор, футбол, лес рядом, Москва-река вдвухстах метрах. Полно всяких приключений. Стройки— опять же дело: надо облазить все котлованы, сдуру стекла везде перебить. Короче, обычный такой вырост во дворе, потому что родители все время заняты. Папа работал шофером, мама шила надому. В1963 году родилась моя сестра, Лариса.
— Родители ругали вас за мальчишеские приключения?
— Наказывали, конечно, лишали каких-то удовольствий, телевизор смотреть запрещали. Бывало, иремнем перепадало, что потем временам, да, впрочем, ивсегда вРоссии, считалось делом нормальным. (Усмехнувшись.) Старые дедовские методы воспитания проверены временем. Ивырастали хорошие поколения сустойчивой, неизвращенной психикой… Унас вообще была семья со строгими правилами: все дети четко знали, что можно делать, ачто категорически нельзя, что хорошо, ачто плохо. Бабушка унас строгая была, нрава крутого. Акак без строгости вырастить 12 детей, поддерживая вдоме порядок идисциплину? Дед все войны прошел: Первую мировую, Гражданскую, Финскую иВеликую Отечественную. Хотя вмирной жизни работал кем-то вроде бухгалтера. Вовремя войны все мамины старшие братья ушли нафронт. Аона, подрос­ток, осталась ссестрами нахозяйстве. Все, бедные, тянули насебе. Мама уменя вообще уникум. Настоящий боец, хоть истаренькая— 84года будет. Каждый год вмае выезжает вЯрославскую область иаж доглубокой осени живет там. Якупил ей домик втех краях. Предлагал где-нибудь поближе, но она ни вкакую, только там. Иправда отличное место— рядом лес, она обошла его вдоль ипоперек. Обожает ходить погрибы-ягоды пошесть часов кряду. Потом заготовки делает. Все сама. Как-то явключил диктофон испросил: «Мам, ау тебя есть понятие «устала»? Можешь сказать: «Я устала?» Так она вответ такой речью разразилась! «Как это— устала?! Что за чушь?! Никогда этого быть неможет. Не так явоспитана. Вообще несуществует такого понятия— «устала». Так же, как непонимаю, что значит «скучно». Мненикогда нескучно, всегда есть чем заняться, уменя полно дел!» (Сулыбкой.) Вот современным девушкам невредно было бы прислу­шаться…
— Всторону музыки вас повернул кто-то измногочисленной родни?
— Нет, это как-то само собой произошло. Умоего двоюродного брата Кости был магнитофон. Навыходные он часто приезжал кнам, имы слушали какие-то иностранные записи. Ав 16лет благодаря маме моего одноклассника Валерки Шатина, которая была директором кинотеатра «Иллюзион» вМоскве, япосмотрел фильм сучастием TheBeatles. Набольшом экране! Это произвело наменя неизгладимое впечатление. Наверное, именно сэтого момента началось настоящее увлечение музыкой. Меня реально переклинило. Правдами инеправдами мы доставали записи битлов, разучивали их наслух, существенно улучшая свой тупой школьный английский. Витоге язнал наизусть около полусотни песен. Валерка пел ииграл нагитаре, ая просто пел. Сам взял вруки гитару только несколько лет назад, араньше меня это почему-то совсем непривлекало… Уже в10-м классе нас приняли ввокально-инструментальный ансамбль при Доме культуры вЛыткарино, имы стали играть натанцах. Апотом япоступил вМосковский технологический институт легкой промышленности.
— Зачем— явно же нехотели стать профессионалом вэтой сфере?
— Как зачем?! Высшее образование— заветная мечта родителей. Какой институт— неважно, лишь бы был диплом. Мать задолбила: «Да ты что, дебил?! Не поступишь— вПТУ пойдешь!» Атогда профтехучилищем пугали— дескать, там собиралась самая отпетая шпана, отморозки или кретины. Такая была репутация уэтих заведений. Ну вот в1974 году яи пошел подавать документы ввуз. Учиться было неинтересно, к«науке итехнике» душа нележала. «Послать бы все кчертям!»— думал, но все-таки исправно корпел. Однако добраться дофинала недовелось. Когромному огорчению родителей, через год меня выгнали. Вроде как за академическую неуспеваемость. Но насамом деле там получилась нехорошая история. Мы, как все нормальные студенты, иногда сбегали слекций. Астароста группы, вместо того чтобы прикрытьтоварищей, все фиксировал— отмечал вжурнале вграфе «отсутствует». Идальше нас— наковер, вдеканат, лишение стипендии, аэто большие деньги— 30рублей. Ну как такое можно терпеть? Однажды вечером явызвал его наразговор. Слово за слово, подрались. Вобщем, врезал ему так, что он оказался вбольнице… Дальше начинается «поиск убийцы», устраивается дознание, подозрение падает нанескольких парней. Разумеется, ясознаюсь. Тут же собирается комсомольское собрание, накотором ставится вопрос обисключении меня изкомсомола. Атогда это все равно что получить волчий билет навсю жизнь. Плюс автоматом отчисление извуза. Но вконце концов обошлось выговором сзанесением вучетную карточку. Правда, наследующей же сессии меня просто тупо завалили наэкзаменах ивыгнали за академическую неуспеваемость… Яособенно непереживал из-за этого. Если бы немама, которая сильно нервничала, вообще испытал бы облегчение: значит, небуду пожизни шить обувь итачать сапоги— поднимать отечественную легкую промышленность… Пошел работать вИнститут авиационного моторостроения— там половина лыткаринцев вкалывала. Сначала меня познакомству устроили лаборантом. Но поскольку зарплата лаборанта составляла всего 90 рублей, яперевелся вслесари— на110 рублей. Это было актуально, так как в1976-м яуже женился.
— Вцелях подтверждения взрос­лости?
— Вцелях подтверждения того, что влюбился.
— Влюбчивым были?
— Ну акак же! Гормоны-то играют. Как без девочек?! Гуляли, отрывались пополной. Николай Расторгуев: «Как преодолеть страх? Секрет простой: забить!»
— Родители вряд ли возрадовались тому, что их сын, совсем мальчишка, сам еще невстав наноги, решил обзавестись семьей.
— Конечно, отговаривали. Но когда парня накрывает, все отговоры бесполезны. Мы сВалей жили водном дворе, отличная девчонка, талантливая, занималась танцами, собиралась поступать вхореографическое училище… Да, мнебыло всего 19 лет, ей— 18, ис точки зрения здравого смысла поступок мы совершили опрометчивый. Но прожили-то вбраке 15 лет, сын унас родился, Паша. Другое дело, что значимость такого момента, как рождение ребенка, ятогда ни черта неосознал. Что может понимать 20-летний пацан? Зато сейчас хорошо— яеще нестарый, асын уже совсем взрослый, сам отец. Пашке 36 лет. Окончил ГИТИС, культуролог.
— Авы как врезультате стали артистом?
— Мой товарищ, тогда еще неставший известным, Гриня Безуг­лый (Григорий Безуглый— рок-музыкант, гитарист группы «Круиз».— Прим. «ТН»), привел меня напрослушивание ансамбля, вкоторый Виталий Клейнот (аранжировщик первых хитов Аллы Пугачевой, продюсер.— Прим. «ТН») набирал ребят-музыкантов, неиспорченных советской эстрадой. Так ябыл принят вВИА «Шестеро молодых» ­— Калмыцкой филармонии, между прочим. Дома гордо сообщил: «Я теперь артист вокально-инструментального жанра!»— истал собираться вПермь напервые гастроли. Началась совершенно другая, гастрольная жизнь.
— Вкоторой вы ивстретили свою нынешнюю жену. Кстати, каким образом судьба занесла Наталью вгруппу «Зодчие»?
— Она окончила наотлично училище исначала работала мастером втеатральной мастерской— шила костюмы. Но там платили совсем мало, аНаташа старалась жить независимо отродителей. Вот ее иприбило кпопулярному вконце 1980-х рок-ансамблю. Встретились мы насовместных гастролях— «Любэ» пели во втором отделении, а«Зодчие» впервом, как разогревающий состав. (С улыбкой.) Адальше все просто. Иодновременно сложно, втом смысле, что непонятно. Как объяснить, что происходит счеловеком, когда он вдруг встречает девушку, теряет голову и открывает длясебя новый мир? Наверное, Наташа оказалась абсолютно моим женским типажом, другого мнененадо было. Ядумаю, все мужики так влюбляются— внезапно.
— Кпоявлению второго сына отнеслись более осознанно?
— Ну конечно. Свозрастом умужчин совершенно другое восприятие отцовства— какое-то осмысленное ощущение, осознание, что ли. Икроме того, сКолькой ведь были проблемы. Он родился семимесячным… УНаташи же все началось преждевременно. Отом, что она родила, яузнал, находясь вТомске. Мобильных тогда небыло, ия сделал очередной дежурный звонок домой изквартиры приятеля. Тут теща исообщила, что Наталью увезли вроддом. Наследующий же день як ней прилетел. Сына мнепоказали вспециальном кувезе дляноворожденных— совсем крошечный лежал. Первые несколько недель мы вообще незнали, выживет— невыживет, врачи ничего негарантировали, скорее, наоборот, готовили кхудшему. Сейчас-то медицина вэтой сфере шагнула вперед, атогда, в1994-м, было очень страшно. Но парень так цеплялся за жизнь, что выжил и, как видите, вырос отличным здоровяком. Коляну 19 лет, учится вПетербургском университете кино ителевидения. Куда двигаться дальше, пусть думает сам. Я, конечно, помогу, чем смогу, но принятие решения зависит только отнего.
— Вам трудно было пробиться набольшую эстраду, что называется, попасть вобойму?
— С1980 года яначал работать взнаменитом ансамбле «Лейся, песня». Это был уже высший эшелон. Нов1985-м, когда вуправлении культуры пошла кампания почистке кадров, нас поневедомым причинам занесли вчерный список. Гнусные времена. Господи, сколько всего было тупого! Хрен знает, что бродило вих головах. Ну прикиньте: приходим сдавать программу накомиссию, которая определяет, кому перекрывать кислород, кому нет. Сидят дебилы какие-то, баянисты недоучившиеся, ставшие чиновниками, инесут какой-то бред— кпримеру, все мы обязаны спеть песню «Если бы парни всей земли». Ипели ведь— каждый со своей аранжировкой, вразных стилях. «Веселые ребята», «Самоцветы», даже «Машина времени» Макаревича попала вэту историю. Такого количества кавер-версий незнает ни одна песня мира. Аони угрюмо слушают, после чего уходят назакрытое заседание, где выносят решение, кого оставить, акого выкинуть кчертям собачьим. Амы все, ругая последними словами этих недоумков, вужасе ждем результата… Витоге нас безжалостно уничтожили. Дикий был стресс отобиды нанесправедливость, наидиотизм, да плюс еще мы остались без работы, без средств ксуществованию. Еле перебивался. Ивдруг однажды— вот она, Судьба! (хотя тогда яоб этом незнал)— Мазай (Сергей Мазаев.— Прим. «ТН») говорит мне: «Слушай, ансамбль «Здравствуй, песня!» ищет вокалиста намое место». Сам он уходил оттуда в«Автограф». Ия пошел напрослушивание, где ипроизошло судьбоносное знакомство смузыкальным руководителем ВИА Игорем Матвиенко. Он решил меня взять. Через год коллектив тоже развалился, ястал мотаться накакие-то дурацкие разовые приработки, но сИгорем оставался насвязи. Ив 1989году мы приступили кзаписи альбома нового ансамбля, укоторого пока было только название— «Любэ». Вот так, собственно, иначалась наша эпопея.
— Тот ваш альбом, «Атас», прозвучал как гром среди ясного неба, все его песни стали хитами. Кстати, потогдашней моде вы выступали вчерных майках иклетчатых брюках. Рассказывают, что вгимнастерки, сапоги игалифе вас переодела Алла Пугачева?
— Просто она позвала нас насъемки «Рождественских встреч» сдвумя песнями— «Атас» и«Не рубите, мужики», итам ей пришло вголову надеть наменя военную форму. Поаналогии сфильмом «Место встречи…»— мол, послевоенные годы, Жеглов, Шарапов. Мы взяли костюм напрокат втеатре. Яв нем выступил, ипосле этого все стали говорить: «Слушай, тебе очень идет! Оставайся так». Идесять лет ячестно отходил вэтой форме…
— Головокружение отобрушившейся навас сумасшедшей популярности тогда ощутили?
— Нет, яко всему этому спокойно относился. Говорю же, тотальная известность ко мнепришла в33 года, когда ябыл уже подготовлен ктакого рода перегрузкам исебя оценивал адекватно. Это молодые шалеют: уних нет прививок отзвездной болезни. Аменя серьезно «прививали». Помню, еще когда ятолько начал работать вансамбле «Шестеро молодых», мы выступали во дворце спорта. Ивот яполучаю свои первые букеты. Отсчастья просто офигеваю, думаю: «Народу— четыре тысячи, ивсе ввосторге! Супер!!!» Выхожу за кулисы, атам Клейнот Виталий— руководитель. Ятакой радостный, гордый, иду, улыбаясь, ему навстречу, аон мнепрямо влоб: «Ты тут вообще чем занимаешься?! Поешь?!! Нет, это непение, это г…! Отвратительно спел, очень плохо!» Вот таким холодным душем окатил. Иправильно сделал. Зато нимб гениальности сменя мгновенно спал. Потом идругие старшие товарищи тоже периодически возвращали снебес наземлю. Не забалуешь. Так принято тогда было ввокально-инструментальных ансамблях— никому непозволяли зазвездить.
— Внынешнем году угруппы «Любэ» юбилей. Четверть века при аншлагах нешутейная дата. Что изменилось ввас за эти 25 лет?
— Что касается музыкальной стилистики «Любэ», то тут все остается по-прежнему— работаем внаших лучших традициях. Вот сейчас новый альбом записываем. Рабочее название — «За тебя, Родина-мать». И готовимся кюбилейному концерту— он пройдет 15марта в«Олимпийском». Конечно же, там прозвучат новые песни, но основной упор мы сделаем нахиты— те, которые всем известны, которые народ знает илюбит, накоторых выросло уже неодно поколение. (Задумчиво.) Анасчет других изменений… Как-то быстро пролетело время, ипочему-то яего нечувствую. Только покалендарю понимаешь, сколько лет прошло, да пофотографиям старым. Ну ипо отражению взеркале, конечно. Возмужали мы, мягко говоря. Дети вот выросли, внуки появились. Но ядо сих пор невоспринимаю себя вкачестве деда, хотя моей внучке Сонеуже восемь лет. Замечательная девочка— талантливая, музыкальная, отличница… Вмоем представлении дедушка— это седой, бородатый дядька, сшаркающей походкой, шамкающий беззубым ртом. Ая смотрю насебя взеркало идумаю: «Ну какой ты дед?» Очень трудно мнепривыкать кэтому почетному титулу. (Совздохом.) Незамечаю всебе особенных изменений. Хотя, безусловно, вчем-то стал мудрее, воспринимаю все более спокойно, во многом поменялись взгляды. Ивсе же… Вдуше-то япрежний, такой же, как ираньше, молодой парень. Иногда даже обидно, что другие люди таким меня уже невоспринимают. Амнетак ихочется прокричать: явсе еще тот же, вы прос­то этого незнаете! Читать больше на ya-zvezda.com


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter