Авторизация
 
  • 02:06 – Биатлон 9 декабря 2016 результаты: женщины спринт, мужчины спринт, кто победил 9.12.2016 
  • 02:06 – Осколки счастья: смотреть 177-178 серию онлайн 
  • 02:06 – Голос 9.12.2016 5 сезон 15 выпуск: смотреть онлайн прямой эфир, как голосовать 
  • 02:06 – Юрий Тимченко: полковник МВД был пойман на крупной взятке 50 млн. рублей 

Руслана: "Пока власть еще не умеет говорить на равных со своим народом"

162.158.79.137

Руслана: "Пока власть еще не умеет говорить на равных со своим народом" Известная певица создала «Агентство имиджа Украины», чтобы лучше представить нашу страну в мировом информационном пространстве За что бы ни бралась Руслана, она все делает с огромной верой, самоотдачей и необузданной энергией. Именно эти качества помогли ей одержать победу на «Евровидении-2004». С тех пор певица занимается не только музыкальной карьерой, но и активно участвует в событиях в стране. После «оранжевой революции» даже побывала депутатом Верховной Рады. Год назад Руслана стала одним из самых активных участников Майдана и сейчас выражает свою позицию, создав несколько социальных проектов. Мы встретились с певицей в одном из столичных кафе. Руслана только выписалась из больницы, где лечилась от пневмонии. Несмотря на серьезное заболевание и запреты врачей, уже вернулась к концертной и общественной деятельности. *Руслана была на Майдане с первых дней, ее твердая гражданская позиция восхищала и продолжает и теперь вызывать уважение миллионов украинцев (фото EPA/URG) — Руслана, как самочувствие? — Если верить врачам, то не очень. До лета надо соблюдать режим, избегать нагрузок, перелетов и выступлений. Пугали даже, что не смогу петь в ближайшее время. «Ты не поставишь ни одной ноты», — сказал мне доктор. Лучше бы он этого не говорил. Еще в больнице, тайком от медиков, я обливалась холодной водой, а сразу после выписки приступила к репетициям. Очень боялась, что из-за сильнейшего кашля связки не восстановятся. Но как-то сразу взяла нужные ноты и теперь активно репетирую. Вернулась к привычному графику. По большому счету, до болезни я сама себя довела, переоценила свои возможности. В итоге получила редкую пневмонию, которая трудно поддавалась лечению. На консилиумах врачи решали, какое лечение выбрать. Они на мне все лекарства перепробовали. Огромное им спасибо за то, что помогли восстановиться. — Как и во время «Евровидения», когда «скорая» забрала вас прямо со сцены? — Пословица «Горбатого могила исправит» как раз про меня. Мой образ жизни — не игра в крутизну. Просто хочется все успеть, ничего не упустить. После смерти Кузьмы в голове будто что-то щелкнуло. Андрюха в своей жизни столько добра людям сделал, даже его смерть пробудила самые светлые чувства, заставив ценить каждую минуту, проведенную с близкими. Он будто поставил мозги на место. — Вы готовы повторить свой триумф на «Евровидении»? — Недавно я выступала в финале отборочного тура в Румынии. Выйдя на сцену, успела сказать только одно слово: «Украина», и все зрители спортивной арены поднялись, начали скандировать «Украина», аплодировать, будто их сборная победила на чемпионате мира по футболу. Это был такой искренний и мощный порыв. Подобной реакции зала я не видела за всю свою карьеру. Чувствовала веру, поддержку и любовь европейской публики. Впервые я расплакалась на сцене, не могла совладать собой. Это были непередаваемые эмоции, благодарность и гордость за свою страну. К «Евровидению» можно относиться по-разному. Но я считаю, что мы зря отказались от участия. Наши политики прекрасно знают, где взять деньги, тем более что они не такие уж большие для государства. Основные траты несет исполнитель. Талантливых певцов у нас хватает. И нужно было цепляться за возможность заявить о себе не только на сцене, но и сказать миру, что у нас рождается новая страна и мы сделаем ее успешной. И не нужно говорить, что все деньги сейчас идут на фронт. Информационный фронт не менее важен. Я уверенно могу заявить, что являюсь экспертом «Евровидения». Вместе с Сашей ( Александр Ксенофонтов, муж певицы. — Авт. ) постоянно консультируем исполнителей из Азербайджана, других стран. Но в Украине нам даже не позвонили и не спросили. В какой-то момент я сказала Саше: «Поехали!» Понятно, такие решения нельзя принимать спонтанно, к конкурсу необходимо готовиться. А мы тогда активно занимались помощью нашим бойцам, вытягивали их из плена. — В Донецке вы встречались с Захарченко и даже говорили в интервью, что поверили ему. Сейчас продолжаете верить? — Тогда главной задачей было вытянуть ребят всеми возможными способами. Как можно верить человеку после того, что произошло на востоке, теракта в Мариуполе, во время которого погибли мирные, ни в чем не повинные люди?! Я больше не нахожу в себе сил и желания вести переговоры с террористами. Они манипулировали: «Услышьте Донбасс». Мы слышим и видим. И весь мир наблюдает этот кошмар. Тогда у меня в душе была маленькая надежда, и я переборола страх, села в машину и поехала в Донецк. — Чем вызван такой поступок? — Это не было беспечностью или безбашенностью. Я чувствовала в себе моральные силы, знала, какие слова сказать врагу, чтобы вытянуть наших парней. За пять поездок мне удалось забрать 42 пленных бойца. Один из них оказался братом певицы Евгении Власовой. Он служил в батальоне «Донбасс». Еще был парень из Тернопольской области, снайпер. Его реально хотели убить, но я соврала, что он мой родной брат. А у бойца из Днепропетровска жена вот-вот должна была родить. Ребята живы, оказались дома — вот что главное в этой истории. Все остальное — пиар. Сейчас могу сказать, что Захарченко не то чтобы обманул нас, он сам обманулся. Понятно ведь, что он марионетка и шагу не ступит без указки Кремля. У меня нет сил и аргументов говорить с ним. Неизвестно, сколько людей может погибнуть, как дальше будет развиваться сценарий. Нас пугают тем, что Путин будет рубить коридор на Крым, готовит наступление. Ему нужны новые победы для «русского мира». И если он таки решится на этот шаг, то нас ждут тяжелые времена. Радует лишь одно — общество у нас очень сильное. Волонтеры фактически взяли на себя функции государства. Как-то мне слабо верится, что Украина сейчас стартанет с новой государственной моделью. — Разочаровались? — Это не разочарование, а пессимизм из-за того, что не оправдались ожидания. Хотелось бы, чтобы нам не просто рассказывали про реформы, а делали их, и действие этих реформ ощущали на себе обычные украинцы. Наше общество оказалось гораздо продвинутее, чем политики. Люди в стране изменились, а власть — все еще нет. Пока она не умеет говорить на равных со своим народом. Нам не объясняют, что происходит с гривней и какой реальный курс доллара. Ситуация с национальной валютой колоссально подорвала доверие людей. На каждой кухне ежедневно только и говорят о долларе. Иногда даже кажется, что в домах украинцев ведутся более профессиональные разговоры, чем в правительстве и парламенте. — Вы могли также стать членом парламента после Майдана. Какую политическую партию предпочли бы? — А это без разницы — результат один и тот же, одно ля-ля-тополя. Государственные мужи красиво говорят правильные вещи. А кто делать будет? Общество и так выгребает все, что может. Неравнодушные люди обеспечивают армию, лечат тяжелобольных детей за границей, контролируют чиновников… Сейчас именно рядовые граждане, действительно любящие свою страну, создают ее новый имидж, героев. Мы молимся на Майдан. Он как явление вызывает восхищение во всем мире. Я очень много выступаю за границей, встречаюсь с журналистами. Самый большой резонанс вызывает именно Майдан. Украина среди бывших республик Советского Союза — единственная страна, которая проявила характер, приняв на себя удар России с ее кагэбэшными разработками. Мы их победили. Вот бы еще Майдан в политикуме произошел, чтобы очистить власть от коррупционеров. У нас появились политики с Майдана, но я не вижу Майдана в украинской политике. — Почему вы не устроили его там? — Мне даже в президенты предлагали баллотироваться, потом звали в правительство. Предлагали возглавить парламентскую сотню, создать новую политическую силу. Было много разговоров, но я для себя решила, что моя деятельность исключительно социальная. Не вижу себя в политике. Так что пусть успокоятся те, кто боялся, что побью рейтинги. Если бы меня все-таки затянули, то убили бы сразу двух зайцев: получили никакого политика и уничтожили популярность певицы. Это уже было со мной в 2006—2007 годах, когда Ющенко уговорил пойти в парламент. Рейтинг певицы Русланы упал тогда в два раза, и я вынесла из этого урок. Не хочу больше ввязываться в политические битвы, когда любое решение, реформы могут быть искажены. — Ваш новый онлайн-проект создан для этого контроля? — В Интернете ведь можно получить мнение большой аудитории, узнать отношение людей к различным процессам и с их помощью влиять на ситуацию в стране. Так мы придумали электронное вече. Задаем волнующий вопрос, например, о стабильности гривни, выносим его на обсуждение, делаем анализ и предлагаем свое решение. Чем больше людей вовлечено в процесс обсуждения, тем лучше. Таким образом мы сможем добиться, чтобы государство стало сервисом для общества. Вот только согласится ли государство принимать такое решение? — Говорят, сейчас готовится третий Майдан? — Российские спецслужбы не спят. Но не думаю, что это теперь возможно. Какой третий? Еще не завершили то, ради чего мы все собрались, чтобы хоть как-то оправдать гибель людей. Так хочется поднять голову к небу и сказать: «Хлопцы, дорогие, хоть вы отдали Богу душу, но посмотрите, ради чего вы это сделали». Собираться нужно для конструктива, делиться идеями, инициативами, интересными проектами и всем вместе их реализовывать. Вот этим я в последнее время активно занимаюсь. Даже некогда записывать новые песни, снимать клипы. Пока летаю по миру, делюсь информацией об Украине, наблюдаю, как относятся к нам. Я не доверяю новостям. Предпочитаю самостоятельно собирать информацию, анализировать и складывать свою картинку. Этим занимается и моя команда — «Агентство имиджа Украины». Наша страна очень слабо представлена в мировом информационном пространстве. Нам нужны имиджмейкеры, люди, которые влияют на общественное мнение, формируют его и защищают имидж страны. Вот это и составляет задачу моей команды. Мы проводим информационный мониторинг мировых СМИ, отслеживаем медиаобраз Украины и видим реальную картину того, как к нам относятся в мире. Информация публична, все наши наблюдения выкладываем в Интернет. Очевидно, что Украине нужна качественная рекламная кампания в мире. Но сейчас нет ресурсов, требуются миллионы долларов. Это фильмы и компьютерные игры. Зато мы можем заявлять о себе с помощью массовой культуры, посредством музыки, литературы… Важно приглашать к сотрудничеству иностранных специалистов, людей, поддерживающих Украину. Я много советуюсь с Михаилом Саакашвили, беседовала с сенатором Джоном Маккейном, с главой Евросоюза Дональдом Туском, президентами и премьер-министрами разных стран. Опыт общения с ними, их идеи помогают решить главную задачу: как за три копейки сделать имидж стране. — И как? — Работаем над этим. Пока мы не выдерживаем конкуренцию в информационном пространстве, в отличие от России. В выпуске новостей в любой стране Украину показывают только в контексте войны. Другого фактажа просто нет. Мы будем стараться подавать позитивную информацию о нашей стране. Мечтаю пригласить голливудских режиссеров и снять мощный фильм об Украине. Там есть социально активные звезды, например, Мел Гибсон или Анджелина Джоли. Но это пока мечты. Хорошо, что у нас имеется Олесь Санин, снявший «Поводыря». Он гениально показал на экране всю боль и трагедию украинского народа и донес это миру. Узнав все это, он просто не может оставаться равнодушным. И никакая российская пропаганда тут не сработает. Читать больше на fakty.ua


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter