Авторизация
 
  • 09:02 – «Битва экстрасенсов» 10.12.16, смотреть онлайн: новая серия не для слабонервных 
  • 09:02 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 серия от 10 декабря 2016: смотреть эфир от 10.12.2016 - тайны цирка 
  • 09:02 – Секрет на миллион с Лерой Кудрявцевой и Киркоровым, смотреть онлайн 
  • 09:02 – Финал Гран-при по фигурному катанию Танцы на льду: произвольная программа 10 12 16, смотреть онлайн-трансляцию 

Новые крестоносцы

162.158.79.137

Как европейцы и американцы едут воевать против исламистов в Сирию и Ирак
Новые крестоносцы

Западные добровольцы в Сирии

Одна из отличительных черт нынешней войны в Ираке и Сирии — большое количество иностранных добровольцев на стороне исламистов. Все новые волонтеры из Африки, Азии, Европы и Америки едут сражаться за дело ислама и халифа против «неверных христианских псов». Запад пытается разгромить «Исламское государство» максимально безболезненным для себя способом — бомбардировками с воздуха. Однако успешной эту тактику не назовешь: без боеспособной пехоты, способной проводить наступательные операции и удерживать занятые территории, шансов на победу мало. Впрочем, пока регулярные части западных стран остаются в казармах на родине, воевать с боевиками ИГ отправляются на Ближний Восток добровольцы. Причем для них, как и для их врагов-исламистов, религия служит одним из главных побудительных мотивов.


Авантюристы, фанатики, ветераны

Это самые разные люди — от студентов, ни разу не державших в руках боевого оружия, до умудренных опытом ветеранов. Некоторых влечет на Ближний Восток жажда приключений и желание испытать себя в бою. Такие, как правило, возвращаются домой после первых же недель, зачастую не успев сделать ни одного выстрела.


Другое дело — идейные добровольцы. Для них война в Сирии и Ираке — великая битва света с тьмой, прогресса с отсталостью, сражение против новых варваров, сжигающих людей в клетках живьем. ИГ — воплощенное зло, угрожающее всему миру. В немалой степени такую картину мира формируют СМИ, предпочитающие яркие образы банальным, отдающим цинизмом и навязшим в зубах объяснениям о переделе сфер влияния и доходов от эксплуатации природных ресурсов между племенами и кланами.



Есть еще одна категория добровольцев. Это ветераны войн и конфликтов последнего времени, в которых были задействованы военнослужащие США и европейских стран (в первую очередь речь идет об Ираке и Афганистане). По словам бывшего военного, прошедшего Афганистан, а ныне журналиста Адриана Боненбергера, люди, вернувшиеся с войны, чувствуют себя в мирной жизни неуютно. «Они умеют воевать, но их мало куда берут на работу, — говорит он. — Они чувствуют себя чужими, им не хватает социальных связей, чтобы вернуться в общество, чтобы реинтегрироваться в гражданскую жизнь. Есть немалый соблазн — я сам через это проходил — использовать свои навыки и опыт, накопленный во время командировок, и снова получить те почести, которых ты удостоился, когда сражался с врагом». К этой группе примыкают бывшие миротворцы и сотрудники охранных структур, хорошо владеющие оружием. Для них война с ИГ — возможность вернуться к привычному образу жизни и вновь заняться тем, что они умеют лучше всего.


Разумеется, жизнь сложнее, чем любая схема. Как правило, авантюристы не чужды идеализма и умеют обращаться с оружием, борцы со злом часто имеют за плечами пару военных кампаний, а бывшие охранники хотят применить свои умения на практике. Но три основных стимула — авантюризм, идеализм, невостребованность в мирном обществе — остаются базовыми.


На помощь слабым и гонимым

Чаще всего западные добровольцы отправляются воевать за курдов. У многих этот маленький народ, упорно борющийся за существование, вызывает искреннее сочувствие. Жители Запада привыкли сочувствовать гонимым меньшинствам. А история курдов полна трагических эпизодов: их расстреливали турецкие солдаты, травил химическим оружием Саддам Хусейн, а теперь ИГ собирается истребить их как еретиков (традиционная религия курдов — езидизм — считается исламистами языческой).


Проще всего добраться до иракских курдов: в Багдад регулярно летают самолеты, а контролируемая правительственными войсками территория граничит с Иракским Курдистаном. Американское правительство активно помогает иракским курдам и их отрядам — пешмерга — оружием и снаряжением.



К сирийским курдам пробраться сложнее: турецкое правительство следит за границей анклава, да и Вашингтон с подозрением относится к тем, кто выбирает Роджаву, а не Эрбиль. Более того, «Рабочая партия Курдистана», с которой тесно связаны сирийские курды, в США признана террористической организацией, так что те, кто воюет в Сирии, рискуют столкнуться с проблемами с законом на родине.


Пока, правда, Вашингтон никак не препятствует своим гражданам сражаться против ИГ в частном порядке. Хотя старший советник Госдепа Майкл Лавалли заявил, что «правительство США не оказывает поддержки американским гражданам, отправляющимся в Ирак и Сирию, чтобы бороться против ИГ, и не одобряет их действия», Дженнифер Псаки в бытность свою пресс-секретарем Госдепартамента подчеркивала: закон не запрещает американским гражданам за рубежом воевать, если им так хочется. Главное, чтобы они не делали этого в составе террористической группы.


Для тех, кто не желает сражаться за экзотический езидизм, есть возможность помочь собратьям-христианам, воюющим с курдами рука об руку либо независимо от них. В Ираке проживают десятки тысяч ассирийцев, принадлежащие к Халдейской католической или Сиро-персидской церквям. Исламисты относятся к ним не лучше, чем к курдам, уничтожая при первой возможности. Ассирийцам помогает в основном организация «Международные христиане — сыны Свободы» (SOLI), возглавляемая американцем Мэтью Ван Дайком, кинорежиссером и бывшим наемником, который воевал еще на стороне ливийских повстанцев против Каддафи. Более подробно Ван Дайк о своих взглядах предпочитает не распространяться, сообщая, что он «христианин вообще», и набирая в свою организацию христиан независимо от конфессии.


Фейсбучными тропами

Курды взяли на вооружение хорошо зарекомендовавшие себя методы исламистов, активно вербующих добровольцев через соцсети, и сами организовали рекрутинг в Facebook. И у иракских, и у сирийских курдов есть аккаунты, предназначенные специально для контактов с иностранными добровольцами. Там, как правило, размещаются сообщения об успехах пешмерга и YPG (вооруженных формирований сирийских курдов) и мотиваторы. Работой с потенциальными добровольцами руководит «Асайиш» — курдские силы безопасности.


Как честно указано в описании одного из таких вербовочных аккаунтов, «цель этой страницы — собирать, оценивать, готовить и организовывать людей, желающих присоединиться к борьбе курдской пешмерга против Сил Зла — ИГ». Главный ресурс, занимающийся вербовкой иностранцев для сирийских курдов, — страница в Facebook под названием «Львы Роджавы», именно через нее большинство западных волонтеров устанавливают контакты с курдами. Сделать это куда проще, если у добровольца есть товарищи, уже воюющие в рядах пешмерга или YPG — тогда проверка зачастую сводится к чистой формальности.



У SOLI все куда более формализовано — Ван Дайк и его помощники отбирают кандидатов еще в Штатах, причем, по их собственным данным, из сотен заявок одобряют не более одного процента. Как правило, случайных людей не берут. Нужны «котики», «зеленые береты», старшие офицеры с опытом организации боевой подготовки. Ван Дайк не набирает пушечное мясо, ему требуются те, кто сможет обучить ассирийскую милицию владеть оружием.


Автоматом и плакатом

В самих Ираке и Сирии иностранные добровольцы не всегда находят себе место. Многие курды трактуют отправку волонтеров как попытку оказания ограниченной помощи со стороны Вашингтона и Лондона: так, бригадный генерал пешмерга Арас Абдулкадер потребовал, чтобы снабжение добровольцев оружием обеспечивали правительства тех стран, гражданами которых они являются.


Нередко иностранных добровольцев стараются держать подальше от фронта, используя их в пропагандистских целях, тиражируя соответствующие мотиваторы и красочные фотографии. «Мы не принимаем иностранцев в ряды пешмерга, — заявил Джабар Явар, генеральный секретарь министерства пешмерга Иракского Курдистана. — Нам это запрещено законом. Те добровольцы, которые воюют в рядах повстанцев, делают это неофициально, и мы не несем за них ответственности». Эта позиция понятна. «Если один из добровольцев погибнет, правительство США может предъявить нам счет; зачем нам эта головная боль?» — признался один из курдских ветеранов.



Но кто ищет, тот всегда найдет. Под контролем министерства пешмерга находится лишь малая часть иракских курдских отрядов, и многие полевые командиры работают с иностранными добровольцами напрямую, вербуя их и принимая в состав боевых подразделений. Те немногие иностранцы, что нашли путь в союзную курдам ассирийскую организацию — Dwekh Nawsha — тоже защищают христиан с автоматом в руке как простые солдаты.


Совсем иной статус у тех, кто вступил в отряд Ван Дайка. Если у курдов иностранные добровольцы либо светят лицами с плакатов, либо воюют на передовой, то в составе SOLI они, по собственным словам, выковывают из аморфной ассирийской милиции, «Частей по обороне равнин Ниневии» (NPU), новую христианскую армию. Счет подготовленных им бойцов идет на сотни. Ван Дайк обещает создать из ассирийских христиан «лучшую пехоту Ирака» — они привычны к трудностям, а столетия гонений приучили их полагаться только на себя и драться насмерть.



Похоже, Мэтью Ван Дайк — единственный настоящий крестоносец во всей этой истории. Если курды и ассирийцы-христиане мечтают только о том, чтобы выйти на границы своих исторических областей, то планы Ван Дайка масштабнее. После того, как исламисты будут разбиты в Сирии и Ираке, он планирует отправиться в Ливию, потом и в Нигерию. А затем, возможно, настанет время Пакистана и Филиппин. Дело за малым — надо уничтожить «Исламское государство».



Алексей Куприянов


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter