Авторизация
 
  • 05:16 – Осколки счастья: смотреть 173-174 серию онлайн 
  • 05:16 – Вести в 20:00 последний выпуск 07 12 2016 смотреть онлайн 
  • 05:16 – Вечерний Ургант. Наташа Королева и Pet Shop Boys (07.12.2016) смотреть онлайн 
  • 05:16 – Отель Элеон 9 серия (08.12.2016) смотреть онлайн 

Четвертая власть Германии

162.158.78.71

Как немецкая пресса влияет на политическую жизнь страны
Четвертая власть Германии

Ангела Меркель

Германия — государство с прочными демократическими традициями, к числу которых относится и свобода слова. Очередным тому доказательством стала история с журналистами интернет-блога Netzpolitik.org. После того как на сотрудников этого издания ополчилась прокуратура и контрразведка, немецкие журналисты вступились за коллег и сумели добиться снятия с них обвинений в государственной измене. А участвовавшему в конфликте с Netzpolitik.org генпрокурору Харальду Ранге пришлось оставить свой пост. Впрочем, в Германии и раньше случалось, что противостояние со СМИ оборачивалось для высокопоставленных политиков крахом карьеры.


Атака на свободу слова

Скандал с журналистами Netzpolitik.org разгорелся в конце июля этого года: в отношении главного редактора ресурса Маркуса Бекедаля и корреспондента Андре Майстера возбудили уголовное дело по подозрению в разглашении государственной тайны и измене родине.


Расследование началось после того, как в прокуратуру поступила жалоба от Федерального ведомства по защите конституции, выполняющего в Германии функции контрразведки. Поводом для этого стали статьи, опубликованные 25 февраля и 15 апреля, в которых сообщалось, что спецслужбы страны получат больше денег и прав для ведения слежки за онлайн-ресурсами. В тексте называлась сумма, которую собирались потратить на создание отдела мониторинга за соцсетями, — 2,75 миллиона евро. В Федеральном ведомстве сочли, что журналисты разгласили секретные сведения.


Действия прокуратуры вызвали возмущение немецких журналистов. Большинство поддержали Майстера и Бекедаля, назвав уголовное дело «атакой на свободу прессы». Помимо активной кампании в СМИ и резкой критики, обрушившейся со страниц газет на генпрокуратуру, свыше тысячи человек организовали в Берлине митинг в поддержку свободы слова и против преследования журналистов интернет-портала.



Начавшаяся в СМИ шумиха привлекла внимание Министерства юстиции, которое встало на сторону Netzpolitik.org. В конце июля на пресс-конференции в Карлсруэ генеральный прокурор Германии Харальд Ранге пожаловался, что Минюст оказывает давление на следствие. В частности, министерство распорядилось остановить проверку и отклонить заявление Федерального ведомства по защите конституции.


Однако эффект от этого выступления оказался противоположным тому, на который, видимо, рассчитывал Ранге. Сначала министр юстиции Хайко Маас публично его отчитал, а после и вовсе отправил 67-летнего генпрокурора на пенсию с позорной формулировкой «в связи с утратой доверия». Причем, как заявил Маас, «эти действия были согласованы с канцлером».


Дело Spiegel

Первая в посленацистской Германии попытка ограничить свободу печати была предпринята в 1962 году: власти ФРГ развернули активную кампанию против журналистов Spiegel. Поводом для этого стала разгромная статья «Условно обороноспособны» («Bedingt abwehrbereit»). В ней рассказывалось о военных учениях НАТО под кодовым названием Fallex 62. Предполагалось, что маневры были своего рода «репетицией» возможного нападения СССР на Западную Европу и начала третьей мировой войны.


Как сообщало издание, бундесвер продемонстрировал полную неспособность отразить предполагаемую атаку со стороны Советского Союза. Ответственность за плохую подготовку военных журналисты возложили на тогдашнего министра обороны Франца Йозефа Штрауса.


Реакция со стороны ведомства, которое журналисты разнесли в пух и прах, не заставила себя ждать. Корреспондентов и руководство Spiegel обвинили в измене родине и разглашении секретной информации. С подачи Штрауса в ночь на 26 октября 1962 года в редакции и в квартирах нескольких ее сотрудников полиция провела обыски.


Кроме того, министр обороны попросил испанскую полицию задержать проводившего отпуск в этой стране автора скандальной статьи — Конрада Алерса. Арестованы были еще несколько корреспондентов, издатель и главный редактор Spiegel. Действия Штрауса, как потом выяснилось, полностью одобрил тогдашний канцлер ФРГ Конрад Аденауэр.


Однако пресса с главой правительства не согласилась. СМИ обрушились на министра обороны с критикой, журналисты выходили на митинги в поддержку свободы слова и журнала Spiegel. В итоге Штраус вынужден был покинуть свой пост, а журналистов выпустили на свободу и сняли с них все обвинения.


Отставка президента

В 2012 году СМИ отправили в отставку и президента Германии Кристиана Вульфа. В декабре 2011-го вокруг него разгорелся коррупционный скандал. Газета Bild опубликовала информацию о кредите в 500 тысяч евро, потраченном Вульфом на строительство нового дома. Проблема заключалась в том, что ставка кредита была занижена, поскольку означенную сумму Вульф не взял в банке, как полагается высокопоставленному чиновнику, а без лишнего шума одолжил у жены своего друга-бизнесмена Эгона Геркенса.



После этого президент совершил еще одну ошибку: постаравшись поскорее расплатиться с Геркенсом, взял еще один кредит в BW-Bank, ставка которого тоже оказалась подозрительно низкой. Впрочем, изучив кредитную историю Вульфа, прокуратура возбуждать дело не стала.


Возможно, все это так и осталось бы неприятным инцидентом в биографии президента, если бы СМИ не узнали, что Вульф пытался замести следы, надавив на главного редактора Bild Кая Дикманна. Президент хотел заставить его отказаться от публикации статьи про кредит. Сначала Вульф позвонил журналисту и, не застав его, оставил на автоответчике сообщение с угрозами. Затем обратился к Матиасу Депфнеру, главе издательства Springer, которому принадлежит Bild. Получив отказ, Вульф пытался добиться понимания у крупнейшего акционера издательского дома — Фриды Шпрингер, но тоже тщетно.


Журналисты, прежде относившиеся к Вульфу с симпатией, стали наперебой писать о том, что такое поведение недостойно человека, занимающего пост президента республики (в ФРГ эта должность скорее церемониальная, однако президент должен быть безусловным авторитетом). Вдобавок вскоре выяснилось, что когда Вульф был главой правительства Нижней Саксонии, кинопродюсер Давид Греневольд оплатил его проживание в отеле. В благодарность Вульф попросил Siemens профинансировать один из проектов Греневольда.



Эти разоблачения стали последней каплей, после которой прокуратура Ганновера обратилась в бундестаг с требованием лишить президента иммунитета для того, чтобы начать расследование по подозрению в коррупции. В тот же день Вульф объявил, что уходит в отставку. Вину он признавать не стал, объяснив свой уход утратой доверия со стороны населения ФРГ. Вопрос о лишении иммунитета отпал сам собой.


На протяжении политического скандала Меркель поддерживала Вульфа, который, к слову, был ее протеже. Отставка президента стала серьезным ударом по правящей коалиции и репутации канцлера. Особенно интересен тот факт, что предшественник Вульфа — президент Хорст Келер — также покинул свой пост из-за публикаций в СМИ: журналисты раскритиковали политика за его высказывание о допустимости использования бундесвера для отстаивания экономических интересов Германии.


Единым фронтом

В 2004 году неудачное высказывание политика от ХДС Мартина Хомана, растиражированное в СМИ, стоило ему места в партии. В своем выступлении по случаю Дня объединения Германии он заявил, что неправильно обвинять всех немцев в развязывании Второй мировой войны. По словам Хомана, это все равно что обвинять всех евреев в преступлениях, совершенных в период Октябрьской революции в России и после нее. Расценив его слова как антисемитские, коллеги по партии и немецкие СМИ обрушились на него с критикой. Стоит ли говорить о том, что после исключения из партии политическая карьера Хомана закончилась.


Похожий скандал, внимание к которому подогрели СМИ, разразился в 2010 году, когда вышла книга депутата от партии СДПГ Тило Саррацина «Германия: самоликвидация» (Deutschland schafft sich ab). Автор, опираясь на статистику, описывает последствия, которые, по его мнению, ожидают ФРГ в результате падения рождаемости, миграции турок и других мусульман, формирования необеспеченного и малообразованного слоя граждан. По мнению Саррацина, через четыре поколения потомки малограмотных мигрантов-мусульман составят более 70 процентов населения.


Книгу, начальный тираж которой составил 25 тысяч экземпляров, буквально смели с прилавков. Согласно опросам общественного мнения, большинство немцев были согласны с доводами, которые приводил Саррацин — в частности, с тем, что мигранты не хотят интегрироваться в немецкое общество.



Однако политики обвинили его в шовинизме и дешевом популизме, а журналисты раздули из этого настоящий скандал. В книге рассматривался комплекс проблем, однако СМИ уцепились именно за тему мигрантов-мусульман и интерпретировали высказывания автора как свидетельство «закамуфлированного расизма».


После травли в СМИ в дело включилась Ангела Меркель, посоветовавшая Немецкому федеральному банку (Deutsche Bundesbank) задуматься над тем, не вредит ли имиджу организации пребывание Саррацина в составе директоров. Саррацина сместили с поста председателя. Лидеру социал-демократов Зигмару Габриэлю после этого оставалось лишь начать внутрипартийное разбирательство и исключить Саррацина из СДПГ.


Впрочем, идеализировать немецких журналистов не стоит. Зачастую власти используют их в собственных целях, считает ведущий научный сотрудник Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин. «Существует так называемый сложный симбиоз государства и прессы как четвертой власти. Немецкие СМИ встроены в государственные механизмы регулирования политических отношений, — объяснил «Ленте.ру» эксперт. — Это, кстати, дает поводы некоторым критикам обвинять германскую прессу в некоторой политической ангажированности. В 2014 году вышла книга известного немецкого журналиста Удо Ульфкотте «Купленные журналисты» (Gekaufte Journalisten), в которой он подробно рассказывает, как сотрудники СМИ Германии используются для политической травли либо получают деньги за заказные статьи в пользу тех или иных концернов».



Ксения Мельникова


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter