Авторизация
 
  • 21:31 – Биатлон прямая трансляция 10 декабря 2016 Гонка преследования Женщины смотреть онлайн 
  • 21:31 – Битва экстрасенсов 17 сезон 15 выпуск 10.12.2016 смотреть онлайн на ТНТ: прятки с обезьянкой 
  • 21:31 – Коварные игры фильм 2016 смотреть онлайн 
  • 21:31 – Битва экстрасенсов 17 сезон 279 серия 10 12 2016 смотреть онлайн 

Гаремы из мальчиков

162.158.78.227

Документ дня: Как американцы мирятся с эксплуатацией детей в Афганистане
Гаремы из мальчиков

Молитва во время мусульманского праздника Курбан-байрам

В ходе почти пятнадцатилетней афганской кампании армии США приходилось постоянно доказывать, что она по одну сторону с населением и в ее задачи не входит разрушение местных вековых традиций. Одним из «обычаев» афганских полевых командиров было содержание гаремов из малолетних мальчиков для плотских утех. The New York Times рассказывает, как солдатам вопреки их личному отношению приказывали не реагировать на факты сексуальной эксплуатации детей. «Лента.ру» предлагает вниманию читателей перевод этой публикации.


В телефонном разговоре с отцом младший капрал Грегори Бакли-младший (Gregory Buckley Jr.) рассказал о том, что ему не дают покоя вопли насилуемых мальчиков, которых афганские полицейские приводят на территорию военной базы.


«Ночами мы слышим их крики, но нам не разрешено вмешиваться», — привел Грегори Бакли-старший слова погибшего в 2012 году сына. Он призывал его сообщить о происходящем командованию. «Мой сын сказал, что офицеры требуют от военнослужащих не обращать внимания на эту часть местной культуры», — вспоминает отец морпеха.


Повсеместное сексуальное насилие в отношении детей особенно распространено в среде афганских полевых командиров, которые обладают всей полнотой власти в сельских районах и могут терроризировать местное население. Эта практика называется «бача-бази», буквально — «игра мальчиков».


Американским солдатам и морпехам запрещается вмешиваться в происходящее даже когда их афганские союзники издеваются над несовершеннолетними прямо на территории военных баз, — о нескольких таких случаях известно из интервью и архивных судебных документов.



Политика невмешательства исповедовалась и тогда, когда американская сторона нанимала и обучала местное ополчение для защиты территорий от «Талибана». Солдаты выказывали все большее недовольство тем, что вместо увольнения педофилов американцы вооружают их и даже ставят руководить деревнями.


«Мы пришли туда потому, что слышали об ужасных вещах, которые вытворял с людьми "Талибан", о том, как их лишали человеческих прав, — рассказывает Дэн Куинн (Dan Quinn), бывший капитан одного из спецподразделений, который избил поддерживаемого американцами лидера ополчения за то, что тот держал в качестве сексуального раба прикованного к постели мальчика. — Но мы наделяли властью людей, которые творили вещи страшнее, чем "Талибан", — на это жаловались мне деревенские старейшины».


Политика, запрещающая пресекать сексуальное насилие над афганскими детьми, сейчас пересматривается. Эта проблема оказалась в фокусе внимания после того, как стало известно, что военнослужащие вроде Куинна подверглись дисциплинарным взысканиям, а некоторые даже поплатились карьерой.


После случая с избиением ополченца армия отстранила Куинна от командования и выслала из Афганистана, после чего он покинул вооруженные силы. Спустя четыре года после инцидента армейское командование пытается отправить в отставку сержанта первого класса Чарльза Мартланда (Charles Martland) — спецназовца, который участвовал в расправе над афганским командиром вместе с Куинном.


«Армия настаивает, что Мартланд и другие солдаты должны были игнорировать происходящее, но я считаю это безумием», — написал в письме главному инспектору Пентагона конгрессмен Данкан Хантер, республиканец из Калифорнии, пытающийся спасти карьеру Мартланда. Армейское командование отказалось от комментариев, ссылаясь на закон о неприкосновенности частной жизни.



На вопрос об официальной позиции Пентагона по этому вопросу пресс-секретарь американского командования в Афганистане полковник Брайан Трибус (Brian Tribus) ответил: «Обычно обвинение в сексуальном насилии над детьми, выдвинутое против служащих афганской армии или полицейских, — дело афганского уголовного законодательства. Нет конкретного предписания, обязывающего американских военнослужащих рассказывать о таких случаях». По его словам, единственное исключение из этого правила — если сексуальное насилие используется в качестве средства ведения войны.


Американская политика невмешательства нацелена на поддержание хороших отношений с афганской полицией и ополчением, которых США подготовили для войны с «Талибаном». Она также стала проявлением нежелания насаждать собственные культурные обычаи в стране, где гомосексуальная педофилия широко распространена — в особенности среди влиятельных мужчин, для которых возможность окружить себя мальчиками — показатель высокого социального статуса.


Некоторые солдаты считают, что эта политика логична, несмотря на их личное отвращение к сексуальному насилию, о котором они слышали или которое наблюдали лично. «Основной задачей была борьба с "Талибаном", а не искоренение сексуального насилия», — поделился воспоминаниями один из младших капралов. Тем не менее на условиях анонимности — чтобы не оскорбить сослуживцев-морпехов — он рассказал, как испытал приступ тошноты, обнаружив на полу одной из комнат военной базы четверых мужчин, рядом с которыми лежали дети. «Я не видел, что происходило под одеялами, но примерное представление я, конечно, получил», — сказал военнослужащий.


Трактовка насилия над детьми как «культурной особенности» афганцев вызывает недовольство жителей деревень, откуда похищают мальчиков. Просчеты такой политики стали очевидны, когда американские спецподразделения стали формировать отряды ополчения для удержания сел, отбитых у «Талибана» в 2010-м и 2011 годах.


К лету 2011 года и Куинн, и Мартланд стали получать жалобы на местных полицейских, чьим обучением они занимались. Сначала им рассказали, что один из лидеров отряда изнасиловал 14-летнюю девочку, работавшую в поле. Американский командир доложил об этом начальнику полиции провинции, после чего преступнику было назначено наказание. «Он провел один день в тюрьме, а девочку заставили выйти за него замуж», — вспоминает Куинн.


Куинн поинтересовался у начальства, что еще можно сделать. В ответ услышал, что он поступил правильно, обратившись к местным властям, но больше сделать ничего нельзя. «Нас восхваляют за то, что мы делаем благое дело, а меж тем этот парень изнасиловал 14-летнюю и остался безнаказанным», — констатировал Куинн.


Сексуальное насилие, творимое поддерживаемыми американцами афганскими военными, все больше раздражало деревенских старейшин. После каждого такого случая Куинн собирал командиров-афганцев и читал им лекции о правах человека. Вскоре один из этих командиров сбежал с деньгами, предназначавшимися для выплаты жалования его коллегам, и потратил их на мальчиков-танцоров. Другой совершил так называемое «убийство чести» — убил свою 12-летнюю дочь за то, что она целовалась с подростком. «И им ничего за это не было», — прокомментировал произошедшее Куинн.



В сентябре 2011 года афганская женщина со следами побоев пришла на американскую военную базу вместе со своим прихрамывающим сыном. Она рассказала, что один из местных высокопоставленных полицейских выкрал мальчика, приковал к кровати и использовал как сексуального раба. Когда она пришла забрать ребенка, ее избили. В конце концов мальчика отпустили, но она боялась, что похищение может повториться. Женщина объяснила, что ее сын настолько красивый ребенок, что местные силовики стали рассматривать его как статусный атрибут.


Узнав о случившемся, Куинн вызвал к себе этого полицейского. Афганец не стал отпираться, однако отказался признать случившееся серьезным проступком. Когда же Куинн начал объяснять ему, что совместная работа с американцами обязывает его соблюдать определенные моральные стандарты, силовик в ответ лишь рассмеялся.


«Тогда я швырнул его на землю, — вспоминает Куинн, — я сделал это, чтобы донести до него мысль, что мы не потерпим новых попыток покуситься на мальчика». По его словам, сержант Мартланд тоже принял участие в избиении. О нанесенных афганцу травмах нет точных данных — Куинн говорит, что они были незначительными, и его слова подтверждает представитель местных властей, который виделся с командиром-афганцем после случившегося.


(Этот командир, Абдул Рахман, был убит талибами два года назад. Его брат утверждает, что Рахман никогда не насиловал мальчика, а обвинения в его адрес сфабриковали враги).


Сержант Мартланд, получивший за отвагу Бронзовую звезду, в этом году написал армейскому командованию письмо, в котором рассказал, что они с Куинном «чувствовали, что совесть больше не позволяет закрывать глаза на творимые афганцами бесчинства».


Отец младшего капрала Бакли считает, что политика невмешательства была одним из факторов, приведших к смерти его сына. Он подал иск в отношении Корпуса морской пехоты, чтобы заставить их раскрыть информацию о случившемся.


Младший капрал Бакли и два его сослуживца были убиты в 2012 году группой мальчиков, живших на военной базе с высокопоставленным полицейским Сарваром Джаном. Репутация Джана давно была подмочена: в 2010-м два офицера-морпеха уговорили афганские власти арестовать его после череды поступивших на него жалоб. Полицейского обвиняли в коррупции, поддержке «Талибана» и издевательствах над детьми. Но уже спустя два года Джан вернулся на службу — его отправили на передовую оперативную базу «Дели» в провинции Гильменд, где служил Бакли.



Младший капрал обратил внимание на большую свиту «чайных мальчиков» (домашних слуг, которых иногда принуждают к сексуальному рабству), живших в казарме вместе с Джаном. Они поселились этажом ниже морпехов.


Информация о Джане дошла до офицеров, которые смогли добиться его ареста в 2010 году. Один из них написал электронное письмо в «Дели», прикрепив к нему досье на афганца, но это ни к чему не привело. Спустя две недели один из старших «чайных мальчиков» — ему было около 17 лет — взял винтовку и застрелил Бакли и двоих его сослуживцев.


Отец погибшего до сих пор размышляет, стало ли убийство его сына следствием сексуального насилия, совершенного афганцем. «Когда дело касается мальчиков, морпехи косвенно виновны, поскольку позволяют этому происходить, — считает Бакли. — При этом афганцам не приходит в голову, что морпехи сыты происходящим по горло».


Один из американских военнослужащих, которого наказали из-за убийства Бакли, стал Мейджор Брезлер — по данным адвокатов, именно он отправил электронное письмо с информацией о Джане. В одном из слушаний по делу Брезлера, юристы Корпуса морской пехоты предупредили, что информация об афганском полицейском могла быть засекречена. Командование начало процедуру увольнения Брезлера со службы.


Джан тем временем продвигается по карьерной лестнице — его перевели на более высокую должность в той же провинции. Он отвергает обвинения в содержании сексуальных рабов и утверждает, что не знает убившего морпехов мальчика. «Это все вранье», — сказал Джан. Но люди, которые его знают, говорят, что он до сих пор страдает от «зубной боли» — этим эвфемизмом в Афганистане обозначают сексуальное насилие в отношении детей.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter