Авторизация
 
  • 01:16 – Турецкая подлодка потопила фрегат – Видео с места события 
  • 01:16 – Дэвид Бекхэм снялся в социальной рекламе ЮНИСЕФ (видео) 
  • 01:16 – Осколки счастья: смотреть 171-172 серию онлайн 
  • 01:16 – Первые секунды после обстрела госпиталя МО РФ в Алеппо - Видео не оставит вас равновнодушными 

Сдержанный ответ

162.158.79.31

Как армии КНДР с устаревшим вооружением удается обеспечивать безопасность страны
Сдержанный ответ

В военной мощи КНДР катастрофически уступает вероятным противникам, в первую очередь — США и Южной Корее. Тем не менее и Вашингтон, и Сеул понимают, что связываться с Пхеньяном — себе дороже. О том, как Северной Корее удалось добиться такого реноме и какую роль армия играет в жизни и политике страны чучхе, читайте в материале «Ленты.ру».

Высший руководитель КНДР маршал Ким Чен Ын в армии не служил, но при этом обожает военную технику. Его дед, генералиссимус Ким Ир Сен, правил Северной Кореей почти полвека и за это время провел лишь 13 военных парадов. Ким Чен Ын за неполных четыре года правления организовал уже пять парадов — и самый крупный из них состоялся 10 октября, в день, который в КНДР полагается считать днем основания правящей Трудовой Партии Кореи.

Торжественное мероприятие должно было продемонстрировать северокорейскую боевую мощь: моряки и пехотинцы показывали строевое мастерство, плотным строем пролетели старые добрые Ан-2, составив цифру «70» (столько лет исполнилось партии), а потом по площади имени Ким Ир Сена проехала боевая техника.

Если не вдаваться в детали, северокорейские вооруженные силы выглядят очень внушительно. Любители порассуждать о том, какую угрозу миру или, по крайней мере, Восточной Азии представляет Пхеньян, часто напоминают, что Северная Корея, население которой не превышает 25 миллионов человек, обладает четвертой по численности армией мира.

В КНА (Корейской Народной Армии — так официально называются северокорейские вооруженные силы) служат около 1 миллиона 200 тысяч солдат и офицеров. В их распоряжении находится около 20 тысяч орудий, более четырех тысяч танков и примерно тысяча самолетов. Служба в армии теоретически обязательна для большинства граждан (хотя на практике дети из семей элиты не служат). При этом отдавать «почетный долг родине» корейцам приходится довольно долго: срок службы составляет десять лет для мужчин и три года для женщин, которых в армию стали призывать уже при Ким Чен Ыне.

Однако, за некоторыми важными исключениями, с качеством систем вооружения у КНДР дела обстоят не лучшим образом. В основном КНА вооружена советским оружием 1960-70-х годов. Например, среди танков преобладают советские Т-54/55 и Т-62, а также их клоны, изготовленные в Китае или самой КНДР. Как известно, выпуск этих боевых машин в СССР был прекращен еще в 1970-е. Есть, правда, в КНА и относительно современные танки, в том числе и собственного производства, но их мало.

Еще хуже обстоят дела с авиацией: единственными относительно современными истребителями являются МИГ-29 в количестве 35 единиц. Остальные истребители — это около 200 единиц безнадежно устаревших МИГ-17 и МИГ-19, которые вообще не представляют никакой боевой ценности и могут считаться музейными экспонатами. В случае войны перспективы перед северокорейскими летчиками откроются еще более мрачные, чем перед танкистами.

Впрочем, свысока относиться к КНА не стоит: со своими задачами она справляется. Дело в том, что задачи эти уже давно носят чисто оборонительный характер. Напасть на Южную Корею или на кого-либо еще Пхеньян не может и, скорее всего, не хочет, а вот дать отпор агрессору вполне в состоянии. При этом в качестве основного источника опасности рассматриваются, разумеется, Южная Корея и США. Вести с ними войну на равных КНДР не в состоянии по причине несопоставимости экономических потенциалов, поэтому главная задача северокорейских военных — сделать так, чтобы вооруженный конфликт со страной чучхе обернулся для врага неприемлемым ущербом. Сделать это Пхеньян может лишь одним способом — с помощью «асимметричных мер».

Главный козырь — это артиллерия. Здесь КНА помогает ландшафт. Примерно половина всего населения Южной Кореи и значительная часть ее промышленного потенциала сосредоточена в сеульской городской агломерации, расположенной прямо на границе с КНДР. Вся территория агломерации («Большой Сеул») простреливается северокорейской тяжелой артиллерией (по северным окраинам гигантского города, от которых до границы пара десятков километров, могут работать и артиллерийские системы средних калибров).

В результате на территории КНДР вдоль ДМЗ, в непосредственной близости от сеульской агломерации, располагается семь-восемь тысяч орудий, в том числе около 300 тяжелых артиллерийских систем калибром 170 и 240 миллиметров. Значительная часть этих орудий находится на защищенных позициях и в подземных укрытиях, так что даже подавляющее превосходство американо-южнокорейских сил в воздухе не позволит быстро подавить эту артиллерию.

На параде 10 октября большое внимание привлекла новая система залпового огня (РСЗО), которая позволяет вести огонь на расстоянии 180-200 километров. Это означает, что в зоне уверенного поражения опять-таки оказывается вся сеульская агломерация.

Иногда высказываются утверждения, что северокорейская артиллерия в случае войны уничтожит весь Сеул. Это не так. Для того чтобы разрушить город, в котором преобладает современная застройка из монолитного железобетона, артиллерии придется вести интенсивный огонь несколько недель, а такой возможности у нее наверняка не будет. Однако этой артиллерийской группировке вполне по силам причинить Сеулу огромные повреждения — и этого в целях сдерживания вполне достаточно.

Другой звездой парада 10 октября стала северокорейская межконтинентальная ракета, которая известна под условным обозначением KN-08 (оригинальное ее название держится в секрете). Ракета эта демонстрировалась на парадах в 2012-м и 2013 годах, но в этом году был показан ее усовершенствованный вариант. Предполагается, что дальность KN-08 составляет 10-12 тысяч километров, то есть теоретически она в состоянии поражать цели на территории США. Однако ракета эта ни разу не испытывалась, так что ее боевая ценность остается под вопросом.

Тем не менее появление KN-08 на параде в очередной раз напомнило миру: КНДР стремится стать полноценной ракетно-ядерной державой. Движение в этом направлении также является частью асимметричной стратегии: поскольку противостоять куда более богатому и развитому Югу (не говоря уж о США) в гонке обычных вооружений нереально, немалые надежды возлагаются на ракетно-ядерный комплекс — идеальное оружие сдерживания.

Для превращения в полноценную ракетно-ядерную державу необходимы две составляющие: во-первых, ядерный заряд, а во-вторых, ракеты или иные средства его доставки. И тем, и другим в КНДР занимаются давно и всерьез, хотя дела на обоих направлениях идут не так гладко, как иногда полагают.

В КНДР было проведено три ядерных испытания (первое — в 2006 году). Сейчас у Пхеньяна имеется от 30 до 50 килограммов оружейного плутония — достаточно для изготовления десяти ядерных зарядов небольшой мощности. Кроме того, в распоряжении КНДР, возможно, есть еще несколько ядерных устройств на базе урана.

Эти ядерные заряды, скорее всего, непригодны к использованию в боеголовках ракет и представляют собой массивные и уязвимые «ядерные взрывные устройства». Работа над миниатюризацией зарядов в КНДР идет, но от создания по-настоящему пригодного к боевому использованию ядерного заряда Северную Корею отделяют несколько лет.

Если говорить о носителях, то работы над собственным ракетным оружием в Корее начались в 1970-е, а уже в 1980-е северокорейской разведке удалось закупить в Египте несколько советских ракет Р-17 (они же SCUD-B). На их базе были созданы модификации ракеты «Хвасон» с дальностью 300-400 километров, впоследствии увеличенной до 600-700 километров. Кроме того, на вооружении северокорейской армии состоит и некоторое количество ракет «Мусудан» с дальностью 3-4 тысячи километров.

Дальность этих ракет не позволяет поражать цели в США, хотя именно эта возможность необходима для полноценного ядерного сдерживания. Работы над ракетами большей дальности в Корее тоже идут. Еще в 1998 году в КНДР был произведен первый испытательный запуск межконтинентальной ракеты. Сами северокорейцы утверждали, что это был запуск искусственного спутника. Испытания прошли неудачно: ракета упала в Тихий океан, что, однако, не помешало Пхеньяну заявить, что спутник успешно доставлен на орбиту.

В последующие годы в КНДР провели еще три запуска, также окончившиеся неудачами. Однако северокорейские инженеры продолжали работать, и в декабре 2012-го наконец добились успеха: ракета-носитель «Ынха-3» действительно вывела на орбиту первый северокорейский спутник.

Впрочем, этот успех является относительным: при всем сходстве технологий, используемых в ракетах-носителях, выводящих на орбиту спутники, и боевых межконтинентальных баллистических ракетах, идентичными они не являются. В частности, для создания боевой ракеты необходимо разработать боеголовку, конструкция которой выдерживает перегрузки, высокую температуру и давление при входе в плотные слои атмосферы. Пока к решению этой задачи в КНДР даже не приступали.

Кроме того, в Северной Корее ведутся работы по созданию баллистических ракет подводного базирования (частичное испытание такой ракеты прошло весной этого года в присутствии самого Ким Чен Ына).

Что же мы имеем, так сказать, в сухом остатке? В настоящий момент у КНДР есть от пяти до двадцати ядерных взрывных устройств. Доставить их до цели пока нечем, но работа над средствами доставки продолжается, а в крайнем случае заряды можно использовать и нетрадиционным способом — например, скрытно разместив заряд на рыболовном корабле с экипажем смертников (о грузе на борту могут знать лишь один-два человека).

Таким образом, даже имеющиеся несовершенные ядерные заряды отчасти выполняют задачу сдерживания. Аналогичные функции успешно выполняет и артиллерийская группировка, сосредоточенная в непосредственной близости от Сеула и постоянно усиливаемая, в том числе новыми артиллерийскими и ракетными системами.

Главная задача северокорейских военных — сделать нападение на страну слишком затратным даже для столь сильного противника как США, и задача эта в целом решена. Фактически на Корейском полуострове существует патовая ситуация, в которой ни та, ни другая сторона не имеет шансов на решение политических задач военным путем. К счастью, все отлично это понимают, что и является залогом стабильности в этой части мира.

Андрей Ланьков профессор университета Кукмин (Сеул)


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter