Авторизация
 
  • 16:57 – Сегодня вечером с Андреем Малаховым (03.12.2016) смотреть онлайн 
  • 16:56 – Ледниковый период Новый сезон 10 выпуск (03.12.2016) смотреть онлайн 
  • 16:56 – Субботний вечер последний выпуск 03/12/2016 смотреть онлайн 
  • 16:56 – Успеть за 24 часа 141 выпуск (03.12.2016) на СТС смотреть онлайн 

Мнение: Украинский кризис спровоцировали Россия и ЕС

162.158.78.102

Мнение: Украинский кризис спровоцировали Россия и ЕС Фото: Из личного архива

Политический кризис, сотрясающий сейчас Украину, привел не только к делегитимизации власти, но и к глубокому расколу внутри страны и общества. Как это ни печально, этот раскол стал апофеозом противостояния России и Евросоюза на постсоветском пространстве, результатом соперничества двух конкурирующих интеграционных проектов.

За период с 2003 по 2013 год противоречия между Россией и ЕС на постсоветском пространстве достигли своего максимума. Во многом это связано с процессом расширения ЕС, в результате которого вектор внешнеполитической экспансии Евросоюза постепенно смещался с юга на восток.

Новые государства — члены ЕС — Польша и страны Балтии — внесли, наряду со Швецией, основной вклад в продвижение идеи Восточного партнерства (это проект ЕС по развитию интеграционных связей с шестью странами бывшего СССР: Украиной, Молдавией, Азербайджаном, Арменией, Грузией и Белоруссией).

Подобное рвение объясняется не только желанием новых государств использовать наличие общих границ для укрепления торговых и экономических связей с соседними государствами, но и стремлением увеличить свой политический вес внутри ЕС.

В отношениях между Россией и ЕС сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, начиная с 2004 года Москва и Брюссель единодушно заявляют, что их отношения носят стратегический характер и берут курс на построение четырех общих пространств (общее экономическое пространство; пространство свободы, безопасности и правосудия; общее пространство внешней безопасности; общее пространство для научных исследований и образования).

С другой стороны, на практике на постсоветском пространстве стороны упорно продолжают игру с нулевой суммой, когда выигрыши антагонистов противоположны.

Особо показательны газовые кризисы между Россией и Украиной в 2006 году и между Россией и Белоруссией в 2007-м. В обоих случаях ЕС осудил совершенно законные действия «Газпрома». Несмотря на создание после кризиса 2006 года между Россией и ЕС механизма раннего предупреждения, доверие ЕС к России как к надежному поставщику энергоносителей было подорвано. Как следствие, энергетическая безопасность стала ключевым элементом энергетической политики ЕС. Во всех программных документах ЕС в области энергетики теперь говорится, что нужно диверсифицировать не только источники энергии и пути поставки энергоносителей, но и самих поставщиков.

Новым ударом по отношениям Россия — ЕС стал газовый кризис 2009 года. На этот раз «Газпром» не ограничился приостановлением поставок газа для Украины, но приостановил и транзит газа в ЕС.

Результатом обострения отношений между Москвой и Киевом стало то, что ЕС поддержал предложенные Россией проекты альтернативных газопроводов — Северного и Южного потока. К сожалению, при этом стороны упустили одну из самых перспективных возможностей для развития сотрудничества на постсоветском пространстве — они отказались от создания трехстороннего консорциума по модернизации и управлению газотранспортной системы Украины.

Политика Восточного партнерства, запущенная Евросоюзом в 2009 году, всегда вызывала серьезные опасения у России. Несмотря на все заверения ЕС, что речь не идет о попытке изолировать Россию и что ее экономические, социальные и культурные связи с бывшими советскими республиками не пострадают, на деле Евросоюз с самого начала хотел вовлечь страны — участницы Восточного партнерства — в свою политическую орбиту.

А планируемая гармонизация законодательства бывших советских республик с законодательством ЕС должна была дополнить построение зоны свободной торговли, открыв рынки этих стран для европейских компаний и товаров.

Отрицательное отношение России к политике Восточного партнерства объясняется и горьким историческим опытом, связанным с процессом расширения Евросоюза. Ведь изначально российский истеблишмент вполне благоприятно относился к идее расширения ЕС — оно противопоставлялось расширению НАТО.

Только позднее Россия убедилась, что речь идет не об альтернативных, но о сопутствующих проектах. К тому же, принимая в состав новых членов, Евросоюз вынуждал их денонсировать действовавшие между ними и Россией взаимовыгодные соглашения и отменять безвизовый режим взаимных поездок.

Для России вопрос об участии в Восточном партнерстве не ставился. Потому что Российская Федерация всегда стремилась к выстраиванию с ЕС равноправных отношений, что не позволяет ей соглашаться на роль объекта разрабатываемой Брюсселем политики. Участие в подобном проекте свело бы на нет и стратегический характер двусторонних отношений, о котором не устают напоминать европейские и российские лидеры.

Как показал украинский кризис, Россия не против создания многосторонних форматов (например, треугольника ЕС — Украина — Россия) для обсуждения отдельных важных вопросов.

Когда одновременно начало функционировать Восточное партнерство и параллельно Россия запустила собственные интеграционные проекты (Таможенный союз и ЕврАзЭС), стало очевидно: есть лишь два сценария развития отношений — интеграция или дальнейшая конфронтация.

Россия выступала за интеграцию. В 2010 году российская группа международного дискуссионного клуба «Валдай» выдвинула идею создания нового межгосударственного объединения на пространстве от Атлантического и Тихого океана, включающего единое экономическое и человеческое пространство. Это же идея легла в основе сделанных Евросоюзу предложений со стороны российского руководства.

Что же заставило Европейский союз выбрать путь конфронтации? Давление со стороны новых государств-членов? Отсутствие доверия к политическому руководству России? Сомнения в реалистичности и целесообразности интеграции с авторитарными государствами? Уверенность в том, что привлекательность Евросоюза, традиционно ассоциирующегося не только с высоким уровнем жизни, но и демократией, верховенством права и уважением прав человека, позволят ему склонить чашу весов в свою пользу и выиграть «битву за Киев»?

Думаю, каждый из этих факторов сказался на принятии конечного решения, но решающим была неспособность Евросоюза выйти из парадигмы игры с нулевой суммой. Принцип: «или вы, или мы» победил.

Строительству по-настоящему «Большой Европы» ЕС предпочел планомерное расширение своего влияния в Восточной Европе. А Украина остается для ЕС своеобразной буферной зоной, ведь Евросоюз по-прежнему не готов предложить ей даже удаленной и туманной перспективы членства.

Систематический отказ со стороны ЕС принимать во внимание российские интересы на Украине сделал кризис неизбежным. Протесты на майдане, свержение Януковича и аннексия Крыма — лишь очередные звенья в этой цепи. Хотелось бы верить, что последние.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter