Авторизация
 
  • 12:03 – Дом 2 новости и слухи на 6 дней раньше 25.05.2017 
  • 12:02 – Дом 2 свежие серии 25.05.2017 
  • 11:59 – Полицейский с рублевки. Новый сезон (2017) смотреть онлайн 
  • 11:59 – Отель Элеон 2 сезон 10 серия 25.05.2017 сериал смотреть онлайн 

Врач против политолога

162.158.79.17

Президентом Афганистана станет либо заклятый враг талибов, либо один из «лучших мыслителей мира»
Врач против политолога Подсчет голосов

14 июня в Афганистане пройдет второй тур президентских выборов. На пост главы государства претендуют приверженец «исламской демократии» Абдулла Абдулла и сторонник западной системы управления Ашраф Гани. Несмотря на то что первый из них прославился, сражаясь не только против Талибана, но и против советских войск, России его победа будет выгоднее, чем приход к власти абсолютно проамерикански настроенного Гани.

Население Афганистана напоминает пестрый ковер ручной работы: пуштуны, таджики, узбеки, хазарейцы, туркмены и белуджи, сунниты и шииты, сторонники Талибана, солдаты правительственных сил и бойцы отрядов полевых командиров. Перед каждым кандидатом в президенты стоит нелегкая задача привлечь на свою сторону симпатии как можно большего числа национальных, религиозных и политических групп. Причем зачастую союз с одной группой означает вражду с другой. До финала президентской гонки по минному полю афганской политики добрались наполовину таджик Абдулла Абдулла и пуштун Ашраф Гани.

Добрый доктор Абдулла

После первого тура выборов (состоялся 5 апреля) лидировал доктор Абдулла Абдулла, набравший почти 42 процента. Лидер оппозиционной Национальной коалиции Афганистана медик по образованию. В 1984 году он окончил Кабульский университет, практиковал в афганской столице как врач-офтальмолог. Через два года перебрался в Пакистан, некоторое время проработал там в госпитале для беженцев. А вскоре стал главным врачом моджахедов «Льва Панджшера», знаменитого Ахмад-шаха Масуда, заведовал здравоохранением на подконтрольных ему территориях. После свержения в 1992 году правительства Наджибуллы Абдулла стал советником Масуда. Позже Кабул пал под натиском талибов, а «Лев Панджшера» назначил бывшего офтальмолога министром иностранных дел Северного альянса. Даже когда люди муллы Омара загнали альянс к самой границе с Таджикистаном, Абдулла продолжал руководить МИД, и именно с тех времен, судя по всему, тянутся его контакты с индийским руководством: в Нью-Дели сразу заявили, что единственным законным правительством считают руководство Северного альянса. В Дели всю войну работала афганская дипмиссия, подконтрольная Абдулле. К тому же Индия оказывала активную поддержку альянсу: по некоторым данным, именно в индийском военном госпитале на авиабазе Фархор скончался Ахмад-шах Масуд, смертельно раненный в результате теракта.

Доктор Абдулла возглавлял внешнеполитическое ведомство до 2005-го, когда он ушел в отставку, не сойдясь с президентом Хамидом Карзаем по ряду политических вопросов. А через четыре года Абдулла стал кандидатом от оппозиции на президентских выборах, заняв в первом туре второе место (более 30 процентов голосов) и уступив лишь Карзаю. Голосование сопровождалось крупным скандалом: изначально Карзай был объявлен победителем в первом туре, но после пересчета части голосов стало понятно, что второго тура не избежать. Участвовать в нем Абдулла Абдулла отказался, заявив, что не верит в честный подсчет голосов. Вдобавок он потребовал отставки главы избирательной комиссии и объявил правительство Карзая незаконным. Правда, тем самым Абдулла сыграл на руку Хамиду Карзаю, который из-за отсутствия соперника был объявлен победителем.

Абдуллу Абдуллу поддерживают крупнейшие оппозиционные партии. Он представляется наиболее удобной фигурой для Индии и Ирана: доктор Абдулла тесно связан с шиитами (один из его заместителей — Мохаммед Мохахик, хазареец по национальности и шиит по вероисповеданию), а семья его, как сообщает пресса, живет в Нью-Дели. Налаживание близких отношений с Россией не является приоритетом для Абдуллы. Но для Москвы он гораздо удобнее, чем его проамерикански настроенный соперник.

При этом есть фактор, который может помешать доктору Абдулле стать президентом, — его национальность. Хотя по отцу он пуштун, для афганцев гораздо важнее, что мать Абдуллы — таджичка. С одной стороны, это обеспечивает ему поддержку национальных меньшинств (не только таджиков, но и хазарейцев), но в то же время может отпугнуть от него часть этнического большинства — пуштунов. За всю историю Афганистана таджики лишь дважды оказывались у руля государства, и оба раза были свергнуты: эмир Хабибулла был расстрелян, а Бурхануддин Раббани бежал из столицы и в конце концов погиб от взрыва бомбы, спрятанной в тюрбане смертника.

Ахмадзай из клана ахмадзаев

В отличие от доктора Абдуллы самовыдвиженец Ашраф Гани — чистый пуштун, чище не бывает. Он происходит из влиятельного клана ахмадзай, к которому принадлежал и покойный президент Наджибулла, убитый талибами после захвата ими Кабула. Родился в 1949 году в провинции Логар, окончил лицей «Хабибиа» и вскоре уехал за границу, где продолжал образование: сперва в Американском университете Бейрута, затем в Колумбийском университете. Гани преподавал в Калифорнийском университете в Беркли, в Университете имени Джона Хопкинса в Балтиморе, в бизнес-школах Гарварда и Стэнфорда, получил докторскую степень, прославился как политолог и антрополог. С 1991 года работал во Всемирном банке.

В Афганистан он вернулся после американского вторжения. Сперва Гани был назначен советником специального представителя ООН в Афганистане Ахзара Ибрахими. В этой должности он участвовал в разработке Боннского соглашения 2001 года. Работал советником Хамида Карзая по финансовым вопросам, координировал по линии ООН гуманитарную помощь Афганистану, с июня 2002 по декабрь 2004 года был министром финансов в правительстве Карзая. В 2004-м стал ректором Кабульского университета, а через два года даже выдвигался на должность генсека ООН, но проиграл Пан Ги Муну.

В 2009-м Ашраф Гани уже пытался стать президентом, но набрал всего три процента голосов. Сейчас он входит в многочисленные консультативные советы и комиссии, является почетным доктором двух университетов — американского и канадского, входит в совет директоров правозащитной организации World Justice Project. В прошлом году британское издание Prospect поставило его на второе место в списке «Лучших мыслителей мира». Женат на христианке из Ливана, у него двое детей — сын и дочь. И завершающий штрих к портрету: Ашраф Гани Ахмадзай имеет гражданство США.

Американская пресса пишет о нем с исключительной теплотой, предрекая Афганистану мир и процветание в случае победы Ахмадзая. Чем Гани так симпатичен Западу, понятно: в отличие от Карзая он полностью вестернизирован и подконтролен американцам. Избрание Гани для американцев — идеальный вариант: президент-пуштун более приемлем для талибов, что позволит интегрировать Талибан во власть, сохранить американское влияние и уйти с победой. Команда Ашрафа Гани подобрана так, чтобы привлечь симпатии национальных меньшинств: на выборы он идет в союзе с лидером узбеков Рашидом Дустумом и главой хазарейской общины Сарваром Данишем. Другое дело, что руководящие способности Гани многие с ним работавшие оценивают довольно скептически, указывая, что он хороший экономист, но слабый лидер.

Дед Карзай и выборы

В этих условиях важным игроком внезапно становится бывший президент Хамид Карзай. Сам он баллотироваться на высший пост не может — не позволяет афганское законодательство. Сперва Хамид Карзай выдвигал в президенты своего брата Каюма. Потом решил сделать ставку на Залмая Расула, министра иностранных дел. Многие ожидали, что Расул выйдет во второй тур, но в итоге он набрал менее десяти процентов голосов. Эксперты в один голос предрекали, что Карзай и Расул, руководствуясь чувством пуштунской солидарности, пойдут на союз с Ашрафом Гани Ахмадзаем, обеспечив тому гарантированную победу. Но уходящий президент сделал неожиданный ход: его креатура, Залмай Расул, явно с подачи Карзая, заключил сделку с доктором Абдуллой, пообещав ему поддержку. Если при Гани Карзая ожидала почетная отставка, то в союзе с Абдуллой перед ним открываются новые перспективы: бывший президент и его министр в этих условиях могут принести кандидату от Национальной коалиции свои без малого десять процентов голосов, обеспечив победу. После этого Карзай получит возможность претендовать на высокий пост в афганском руководстве (вплоть до премьера) и стать гарантом хотя бы относительной лояльности пуштунских племен.

Как бы то ни было, Афганистану предстоят нелегкие времена. Несмотря на все старания, Хамиду Карзаю так и не удалось создать эффективные силы безопасности. Абдулла Абдулла — сильный лидер, но из-за таджикской крови неприемлем для талибов. Гани Ахмадзай — президент заведомо слабый, под его руководством Афганистан останется раздробленным на провинции, в которых хозяйничают полевые командиры. Новый президент Афганистана, кто бы им ни стал, неизбежно будет стремиться опереться на единственную надежную силу в регионе, — американцев, — поскольку больше не на кого: остальные крупные региональные игроки — Китай, Индия, Россия, Иран — не стремятся совать руку в осиное гнездо. И Гани, и Абдулла уже заявили о готовности подписать соглашение о безопасности с Вашингтоном. А это значит, что американцы, несмотря на заявленный вывод войск, остаются в Афганистане.

Алексей Куприянов


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
На правах рекламы
Мы в соцсетях
  • Twitter