Авторизация
 
  • 04:01 – Опекун сериал 2016 1,2,3,4 серии смотреть онлайн 
  • 04:01 – Youtube видео лучшее на сегодня: мужчина ударил кенгуру в челюсть, чтобы отбить свою собаку 
  • 04:01 – Елена Кравец поделилась секретом стройной фигуры после родов 
  • 04:01 – Песню Тины Кароль будут изучать в школе 

Белый Волк с красным флагом

162.158.78.241

Тайваньский гангстер лоббирует интересы Пекина у себя на родине
Белый Волк с красным флагом Чжан Юнлэ

Биография лидера тайваньской Партии продвижения объединения Китая Чжана Юнлэ напоминает лихо закрученный гонконгский боевик. Начав свою карьеру в молодежной банде, он дошел до самой вершины преступной иерархии, прославившись под прозвищем Белый Волк. Отсидев солидный срок в США и чудом избежав попадания в тюрьму у себя на родине, в настоящее время он отстаивает идею объединения Тайваня и материкового Китая. Причем, по словам самого гангстера, благословение на это он получил от руководства китайской Компартии.

Сегодня Чжан Юнлэ старается казаться респектабельным политиком, козыряющим своими связями во властных структурах КНР. Возглавляемая им партия готовится выставить своего кандидата на выборах президента Тайваня в 2016 году. Неудивительно, что теперь окружение Чжана просит журналистов не использовать кличку Белый Волк, под которой он был известен как криминальный авторитет.


Белый Волк, соратник Короля-утки

По информации тайваньских правоохранительных органов, Чжан Юнлэ долгие годы был правой рукой Чэнь Цили — гангстера, на протяжении 30 лет возглавлявшего группировку «Бамбуковый союз». Эта организация возникла в 1950-х годах в одном из пригородов Тайбэя как типичная уличная подростковая банда. В основном в нее входили дети гоминьдановских офицеров, бежавших на Тайвань после поражения Чан Кайши в гражданской войне с коммунистами. Вместе им было проще отбиваться от местных хулиганов, частенько задиравших «понаехавших». Военные корни сыграли свою роль — сплоченная организация с жесткой дисциплиной очень быстро завоевала авторитет. Со временем подросшие ребята стали заниматься привычным для азиатских триад бизнесом: автомобильными угонами, рэкетом, выбиванием долгов, заказными убийствами, крышеванием проституток и нелегальных казино.

Каким образом триады выживали в условиях действующего тогда на Тайване военного положения? Ответ на этот вопрос следует искать в биографии генералиссимуса Чан Кайши, который никогда не гнушался использованием в своих целях боевиков китайских тайных обществ.

Как отмечает российский историк-китаевед Андрей Карнеев, еще в начале 1920-х годов Чан Кайши установил связи с руководством влиятельного в Шанхае и его окрестностях криминального синдиката «Зеленое братство» (Цинбан). Связи с руководителями гангстерского подполья Шанхая позволили будущему лидеру Гоминьдана более отчетливо понять и изучить механизм действия реальных пружин китайской политики того времени, а также сыграли важную роль в борьбе за власть. Главное — в нужный момент использовать потенциал, которым обладают триады. Этот политический урок, похоже, усвоили многие деятели Гоминьдана.

Грандиозный скандал с участием «Бамбукового союза» разгорелся в 1984 году. Тогда в гараже своего дома в Калифорнии был убит писатель-эмигрант Генри Лю, в своих статьях и книгах резко критиковавший авторитарный тайваньский режим. Вскоре после того, как он опубликовал крайне нелестную биографию тогдашнего президента Тайваня, сына Чан Кайши Цзян Цзинго, Лю нашли мертвым.

Организатором убийства, следы которого вели к тайваньской военной разведке, оказался Король-утка. После совершения преступления ему вместе с сообщниками удалось бежать на Тайвань, и лишь под нажимом США лидер «Бамбукового союза» предстал перед судом, но американцам его так и не выдали. Во время следствия гангстер сообщил, что за устранение писателя-оппозиционера официальные лица Гоминьдана обещали заплатить 20 тысяч долларов США, но он от денег отказался, решив, что выполнит грязную работу из чувства патриотизма.

Однако почти сразу же после суда Король-утка отказался от своих показаний, сообщив, что разведка к убийству отношения не имеет. Гоминьдан в долгу не остался: приговоренный к пожизненному заключению, Чэнь Цили был помилован и вышел на свободу в 1991 году, отсидев всего шесть лет. Правда, через пять лет над ним вновь нависла опасность уголовного преследования. Не дожидаясь ареста, Король-утка бежал с Тайваня в Камбоджу. Он умер в одной из гонконгских больниц в 2007 году, и, как утверждают, до последних дней держал в своих руках нити управления «Бамбуковым союзом».


Дипломированный гангстер

Во время убийства Генри Лю Белый Волк находился в США. Но непосредственного участия в преступлении не принимал, хотя, скорее всего, знал о его подготовке. Формально он приехал в Америку на учебу, а неформально был одним из управляющих активами родной триады в США.

Для современной политической элиты Тайваня учеба в одном из американских университетов — почти обязательный элемент биографии. Нынешний президент Тайваня Ма Инцзю защитил докторскую диссертацию в Гарварде, а до этого получил степень магистра права в Нью-Йоркском университете. Чжан Юнлэ и вовсе имеет пять американских дипломов. Однако вряд ли кто из тайваньских политиков может похвастаться тем, что дипломированным специалистом он стал во время «отсидки» в американской тюрьме.

Притворяться законопослушным студентом долго не удалось. После дерзкого убийства Генри Лю американская Фемида с удвоенной энергией начала борьбу с азиатскими триадами. В конце концов, Чжан Юнлэ был приговорен американским судом к 15 годам заключения по обвинению в торговле наркотиками, отбыл 10 из них, был освобожден за примерное поведение и тут же выслан на Тайвань, где его на всякий случай посадили еще на 14 месяцев. После выхода из тюрьмы Чжан Юнлэ занялся строительным бизнесом. Правда, «островной период» его жизни продолжался недолго — вскоре власти выдали новый ордер на арест самого образованного из тайваньских гангстеров. Однако он успел ускользнуть, причем не куда-нибудь, а в коммунистический Китай.

Здесь как раз и начинается самое интересное. Удивительно, но именно на территории КНР (а не в США или на Тайване) Белый Волк провел наиболее спокойные в своей жизни 17 лет. Китайские власти никак не реагировали на настойчивые просьбы Тайваня выдать беглеца (даже после того, как два берега Тайваньского пролива заключили соглашение о взаимной выдаче преступников). Вплоть до лета прошлого года Чжан Юнлэ спокойно жил в одном из процветающих городов южного Китая — Шэньчжэне.

Причем время от времени Чжан делал заявления, полностью соответствующие официальной линии КПК. Например, далай-ламу он называл не иначе как раскольником. Что же касается Тайваня, то, утверждал Чжан, этот остров должен как можно скорее объединиться с материковым Китаем по модели Гонконга.

При этом, Белый Волк утверждал, что готов сформировать на Тайване «третью политическую силу», которая не только станет альтернативой правящему Гоминьдану и оппозиционной Демократический прогрессивной партии, но и будет лоббировать интересы КПК. «После того как завершится трехлетний траур по матери, я вернусь на Тайвань. Хочу посвятить свои оставшиеся годы тому, чтобы что-то сделать для Тайваня», — пообещал Чжан.


Триумфальное возвращение на Тайвань

Свое обещание он сдержал и действительно вернулся на родину. Когда самолет с беглым преступником приземлился в тайбэйском аэропорту Суншань, его ждали несколько сотен полицейских. Сразу же после иммиграционного контроля на Чжан Юнлэ надели наручники. Правда, до этого он успел в течение нескольких минут попозировать журналистам. Причем в руках у Белого Волка была брошюра — небольшое сочинение, в котором он изложил свои мысли по поводу отношений Тайваня и материкового Китая.

После «теплой встречи» в аэропорту можно было ожидать всего чего угодно — нового суда, шокирующих разоблачений. Однако к удивлению многих тайбэйская прокуратура в тот же день освободила Чжана Юнлэ под символический залог (33 тысячи долларов). Явилось ли это результатом предварительных договоренностей, в том числе и с участием Пекина, осталось тайной.

На родине Чжан Юнлэ сразу же развернул бурную политическую деятельность, открывая по всему острову офисы своей партии, созданной еще во время вынужденного пребывания на материке. На телевидении и в ходе публичных выступлений он отстаивал необходимость более тесного сотрудничества двух берегов Тайваньского пролива.

Когда тайваньские студенты проводили многодневную сидячую забастовку возле здания парламента, возражая против подписания с материковым Китаем соглашения о торговле услугами, Чжан Юнлэ пришел разобраться с ними. Вместе с соратниками, в которых легко угадывались представители теневого мира, он укорял молодежь за отсутствие патриотизма, требуя немедленно прекратить акцию протеста. «Вы не заслуживаете того, чтобы быть китайцами!» — кричал Чжан.

Тайваньскому правительству пришлось даже выступить со специальным заявлениям и постараться дистанцироваться от «добровольного помощника». «Мы не допустим вмешательства лиц, подозреваемых в связях с преступным миром, а также каких-либо действий, направленных на раздувание конфликтов в обществе», — говорилось в заявлении, распространенном пресс-секретарем кабинета министров.

Действует ли Чжан Юнлэ самостоятельно или все-таки получает указания от властей КНР? В беседе с журналистом Джоном Гарно, он признался, что знаком со многими представителями принцев — так называют в Китае потомков руководителей, входивших в ближний круг Мао Цзэдуна. Кстати, к этой политической группировке относится и нынешний председатель КНР Си Цзиньпин. Среди своих хороших знакомых Чжан Юнлэ назвал, например, Ху Шиина — сына одного из известных китайских теоретиков и партийных пропагандистов Ху Цяому (он был первым президентом Академии общественных наук КНР). По словам Белого Волка, когда он жил в Шэньчжэне у него были высокопоставленные знакомые и в Канцелярии по делам Тайваня. А висящий в офисе Белого Волка пятизвездный флаг КНР ясно дает понять, что преступное прошлое вовсе не помеха, когда дело касается китайского патриотизма.

Впрочем, такой подход соответствует принципу, провозглашенному еще архитектором китайского экономического чуда Дэн Сяопином. В свое время, давая указания о работе в Гонконге после его присоединения к КНР, он сказал, что местной администрации надо опираться на патриотов. «Патриот — тот, кто уважает китайскую нацию, искренне поддерживает восстановление суверенитета над Гонконгом», — отметил Дэн. «Те, кто отвечает этим требованиям, являются патриотами, неважно верят ли они в капитализм, феодализм и даже рабство», — к удивлению собравшихся добавил он.

Игорь Денисов


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter