Авторизация
 
  • 03:31 – Осколки счастья: смотреть 173-174 серию онлайн 
  • 03:31 – Вести в 20:00 последний выпуск 07 12 2016 смотреть онлайн 
  • 03:31 – Вечерний Ургант. Наташа Королева и Pet Shop Boys (07.12.2016) смотреть онлайн 
  • 03:31 – Отель Элеон 9 серия (08.12.2016) смотреть онлайн 

Вечный страж исламской революции

162.158.78.167

Как изменился Иран за год пребывания Хасана Роухани на посту президента страны
Вечный страж исламской революции Хасан Роухани

Чуть более года назад президентом Ирана стал Хасан Роухани. При нем начался новый период в отношениях Исламской Республики с западными странами и, в частности, с Соединенными Штатами. В сентябре 2013-го после выступления на Генассамблее ООН между президентом США Бараком Обамой и иранским лидером впервые за 34 года состоялся телефонный разговор. Если во внешней политике Ирана перемены на лицо, то внутри страны особых изменений не произошло. Из-за чего, как отмечают западные СМИ, многие иранцы, отдавшие свои голоса за Роухани, испытывают разочарование.

В выборах президента Ирана в 2013 году принимали участие шесть кандидатов. Практически все они придерживались консервативных или даже радикально-консервативных взглядов. Хасан Роухани выделялся на их фоне не только, как представитель религиозных кругов, но и как человек с реноме умеренного политика. Большое значение имело то, что на последнем этапе предвыборной борьбы его кандидатуру поддержали бывшие президенты Али Акбар Хашими Рафсанджани и Мохаммад Хатами, считающиеся едва ли не главными иранскими либералами. Поэтому их единомышленники, в частности молодежь, интеллигенция и образованные жители городов, отдали свои голоса Роухани.

За короткое время Хасану Роухани удалось подправить имидж Ирана, значительно ухудшившийся за время президентства Махмуда Ахмадинежада. Исламская Республика и без того считалась страной-изгоем, но благодаря заявлениям предыдущего лидера стала казаться по-настоящему зловещей и опасной. Достаточно вспомнить, что Ахмадинежад призывал «стереть Израиль с мировой карты». На этом фоне свободно говорящий на английском и улыбчивый Роухани выглядит не только политиком принципиально иного типа, но и человеком, готовым наладить отношения с западными странами.

«Роухани каким-то образом удалось доказать духовному лидеру Ирана аятолле Хаменеи, что есть смысл начать переговоры с Западом. Американские санкции сделали свое дело: иранская экономика летела в пропасть, через некоторое время страна оказалась бы в катастрофическом положении. Сейчас, благодаря улучшению отношений с Западом и смягчению санкций, экономическое положение улучшается, капитал снова хлынул в Иран и, что самое главное, исчезла угроза войны. Роухани очень гибко ведет себя, чтобы его ни в коем случае не обвинили в том, что он идет на поводу у Америки, иначе это бы стало концом его политической карьеры. В своих выступлениях он как раз подчеркивает, что Тегеран имеет право на свою ядерную программу. Он по всем пунктам придерживается жесткой позиции», — рассказал «Ленте.ру» главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский.

При этом в самом Иране произошли изменения, о которых при Ахмадинежаде невозможно было даже мечтать. Несколько руководящих постов в стране заняли женщины: вице-президентом по правовым вопросам в Иране стала Эльхам Аминзаде, а официальным представителем иранского МИД — Марзиех Афкам. Правительство разрешило печатать журналы, позволяющие себе критику власти и публикующие материалы, касающиеся нарушения демократических свобод и, в частности, прав иранских женщин. Все министры страны, а также сам Хасан Роухани завели аккаунты в Twitter и Facebook. Из тюрем выпустили некоторых правозащитников.

Неудивительно, что в 2013 году Роухани номинировали на звание «Человек года» журнала Time. Иранский президент оказался в компании ведущих мировых лидеров: Барака Обамы, Владимира Путина, Си Цзиньпина, Ангелы Меркель, Синдзо Абэ и Биньямина Нетаньяху. Последний, к слову, всерьез обеспокоен тем, как быстро Роухани и его сподвижникам удалось нормализовать отношения с мировыми державами. Выступая на Генассамблее ООН, Нетаньяху назвал президента Роухани «волком в овечьей шкуре», который собирается и дальше «спокойно развивать ядерную программу», чтобы впоследствии за короткое время создать атомную бомбу.


Сын торговца специями

Нынешний иранский президент родился в небольшом городе Сорхе на севере Ирана, в семье торговца специями. Вначале он носил фамилию отца — Ферейдун. Однако после прихода в большую политику поменял ее на Роухани, что в переводе с фарси означает «духовный», «верующий». Отец главы государства принимал активное участие в политической борьбе с шахским режимом, в результате чего был более 20 раз арестован. Мать Роухани после смерти мужа живет вместе с тремя сестрами иранского лидера в городке Семнан, который расположен на севере страны.

В детстве Роухани посещал шиитскую религиозную школу. Получив духовное образование в священном городе шиитов — Куме, он дополнил его изучением светских дисциплин. Это позволило Роухани поступить в Тегеранский университет и получить степень бакалавра в области судебного права.

В это время в Иране зарождалось исламское революционное движение. Примкнувший к нему 15-летний Роухани уже через несколько лет стал ездить по всей стране и агитировать за Хомейни. Хасан неоднократно попадал в тюрьму за антиправительственные речи. В результате он был вынужден бежать в Париж вслед за Хомейни. После этого Роухани, мечтавший продолжить учебу, отправляется в Калидонский университет Глазго в Шотландии, где рассчитывал получить степень доктора в области права. Однако сделать это он не успевает. В 1978 году в Иране начинается исламская революция: Хомейни возвращается в Тегеран, Роухани следует за ним.

В Иране Роухани, как ближайшему сподвижнику Хомейни, доверяют реорганизацию армии: вооруженные силы должны быть преданы только режиму аятоллы. Попав в 1980 году в парламент, он на протяжении 20 лет проработал там, успев побывать как заместителем спикера, так и главой комитета безопасности. Вообще на протяжении своей политической карьеры Роухани занимал множество серьезных постов — от высшего совета по обороне до командующего ВВС страны.

С начала 2000-х он возглавлял делегацию страны на десятках международных встреч, посвященных ядерной программе Ирана, за что получил прозвище Дипломат Шейх. Западные журналисты отзывались о нем, как о гибком политике и прекрасном переговорщике, говорящем на четырех иностранных языках: русском, английском, немецком и французском. Как отмечают иранские газеты, Роухани — трудоголик, начинающий работать практически сразу после того, как проснется — с 7 часов утра до 10 вечера. Между тем, несмотря на плотный график, иранский президент находит время для плавания, а также пеших прогулок по горам.

О супруге и детях иранского президентами известно мало. Роухани женился в 20 лет на своей кузине Сахеде, которая была младше его на шесть лет. У них родились пятеро детей. Причем в СМИ нет фотографий его семьи. Окутано тайной и то, что произошло со старшим сыном иранского лидера. Одни журналисты пишут, что он покончил жизнь самоубийством в 1992 году. Другие сообщают, что на 20-летнего молодого человека было совершено покушение, в результате которого он был убит выстрелом в голову. Роухани, лично занимавшийся расследованием, так и не смог найти того, кто это совершил.


Несбывшиеся надежды

Основным символом предвыборной кампании весной 2013 года Роухани сделал ключ, который, по словам иранского политика, «должен отворить плотно закрытую область политики страны и путь к базовым правам человека». Этот ключ на Западе стал предметом шуток карикатуристов, которые изображали его то потерянным, то сломанным, а иной раз просто не подходящим к замку. Как отмечают американские СМИ, с приходом к власти Роухани в Иране произошли лишь косметические изменения, поэтому молодые люди, голосовавшие за него, начинают испытывать разочарование.

В стране регулярно задерживают правозащитников и журналистов. В июле в Тегеране арестовали корреспондента газеты Washington Post. Осуществляется давление на неправительственные СМИ и организации. В марте этого года генсек ООН Пан Ги Мун раскритиковал правительство Роухани в связи с тем, что «в период его президентства в сфере прав человека и свободы слова не был зафиксирован прогресс». Он также отметил, что «в то время как Facebook и Twitter недоступны для многих иранцев, иранские чиновники пользуются этими ресурсами и публикуют там свои послания». Местные власти пишут сообщения в этих социальных сетях на английском, так как рассчитаны они на иностранную аудиторию. Как признался сам глава государства, твиты за него пишут «друзья». При этом Иран лишь Китаю уступает по количеству приведенных в исполнение смертных приговоров (по данным Amnesty International, за 2013 год в Исламской Республике были казнены более 400 человек).

«Хотя Роухани и сравнивают с пятым президентом Ирана — Хатами, это не правильно. Хатами — либерал, а нынешний иранский лидер — консерватор, такой же твердолобый, как и все остальные, особенно в том, что касается его приверженности идеалам "исламской революции". В целом в этом он ничем не отличается от Ахмадинежада. Но нельзя забывать, что Роухани очень разумный, гибкий и нефанатичный. Хатами сравнивали даже с Горбачевым, он пытался видоизменить режим, сделать его более демократичным, либеральным, прозападным. Роухани об этом даже не говорит. Он понимает, что если даже заикнется об этом, ему не позволят это сделать. Ни о каких преобразованиях внутри Ирана не может быть и речи», — полагает Георгий Мирский.

Роухани не говорит о том, что Израиль должен быть уничтожен, старается наладить отношения с США, которые в Иране привыкли называть «большой сатана». Но при этом его нельзя называть прозападным политиком или же либералом. Нынешний президент Ирана понимает, что стране нужны некоторые преобразования во внешней политике, чтобы таким образом решить ее экономические проблемы. Также нельзя забывать, что на самом деле лидером Ирана является не президент, а аятолла Хаменеи. Как отметил во время своего выступления на заседании Генассамблеи ООН Биньямин Нетаньяху, «без согласия аятоллы Роухани никогда бы не стал главой государства». Из-за этого президент Ирана при всем желании не сможет проводить чересчур самостоятельную политику, оставаясь лишь «вечным стражем исламской революции».

Ксения Мельникова


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter