Авторизация
 
  • 22:51 – Шоу Битва экстрасенсов от 3.11.2016 (3 декабря): 17 сезон 14 серия смотреть онлайн – «Танцы» и магия 
  • 22:51 – Битва экстрасенсов 17 сезон от 3 декабря 2016 14 выпуск смотреть онлайн 
  • 22:51 – Битва экстрасенсов 17 сезон 14 серия ТНТ смотреть онлайн от 3 декабря 2016 
  • 22:51 – Барселона - Реал Мадрид 3 декабря 2016 (3.12.2016) онлайн-трансляция: смотреть онлайн Чемпионат Испании 

Мирская политика Святого престола

162.158.78.241

Ватикан хочет играть более заметную роль на международной арене
Мирская политика Святого престола Папа Франциск

Святому престолу мало духовного владычества. При Папе Франциске Ватикан все увереннее ощущает себя в качестве важного участника международных отношений. Очередное подтверждение тому — недавние визиты в Страсбург и Турцию, где понтифик говорил о проблемах не столько религиозных, сколько общественно-политических. Между тем возросшая активность Ватикана на некоторых направлениях может усложнить его отношения с РПЦ и спровоцировать конфликт среди православных церквей.

Визит Папы Франциска в Страсбург, совершенный 25 ноября, был экстерриториальным, «точечным». Это неофициальная поездка понтифика к католикам Франции, официальный визит назначен на 2015 год. Римский епископ даже не посетил величественный кафедральный собор города, и все время пребывания в столице Эльзаса (около четырех часов) провел только в евроинститутах — парламенте и Совете Европы.

О том, что поездка в Страсбург носила сугубо политический характер, свидетельствовала и сама тематика выступления Папы. В своей речи он критиковал современную Европу, назвав ее «постаревшей» и «утратившей возможность играть ключевую роль в современном мире». По мнению понтифика, это связано не только со стремительным отходом от традиционных ценностей и христианских корней, но и с разобщенностью политиков ЕС, отсутствием у них единого взгляда на мир и его вызовы.

Особое место глава Ватикана уделил правам и достоинству человека, которые, по мнению Папы, сегодня в большей, чем когда-либо, степени принижаются. Об этом свидетельствует стремительный рост числа бедняков по всему миру, включая страны ЕС, и миграционная политика Европы, особенно в отношении нелегальных переселенцев из стран Северной Африки. Если Европа не пересмотрит свое отношение к этой проблеме, то очень скоро Средиземное море превратится в «гигантское кладбище», предостерег понтифик.

«Общее благо» — ключевое понятие страсбургского выступления Франциска — можно достичь только сообща, объединив усилия. Атеисты, католики, православные, протестанты, мусульмане, французы, англичане, греки, итальянцы, немцы — вызовы современного мира в равной степени касаются каждого. И если всего 25 лет назад проект единого европейского содружества активно поддерживался Ватиканом, а папа Иоанн Павел II даже называл его «маяком цивилизации», то в 2014-м Святой престол в лице его главы охарактеризовал ЕС как «бесплодный». Это своего рода предупреждение всем политикам Европы: либо они что-то меняют, либо корабль Евросоюза, давший за последние годы сильную течь, стремительно пойдет ко дну.

Примечательно, что перечисляя главные проблемы, с которыми сталкивается или в ближайшее время может столкнуться Европа, а также вспоминая непростую политическую ситуацию на Ближнем Востоке, Папа Франциск так и не упомянул ни Украину, ни антироссийские санкции ЕС. С одной стороны, казалось бы, понтифик говорил только о внутреннем содержании и причине европейских проблем, с другой — скорее всего, просто решил не педалировать именно эту тему, заготовив для нее другую, более подходящую площадку — Турцию.

Визит главы Святого престола в Анкару и Стамбул состоялся почти сразу после Страсбурга, с 28 по 30 ноября, и носил несколько иной характер, но при этом был не менее политизирован. Если в ЕС Папа говорил о проблемах Европы, то в Константинополе расширил тематику, затронув и проблему исламского экстремизма, и вопрос взаимодействия не только католиков и православных, но и самих православных друг с другом. Любопытно и то, что с критикой Евросоюза Папа Римский выступил именно накануне визита в Турцию — страну, где в последнее время все чаще звучат антизападные высказывания.

Весьма характерно и то, что первая встреча Франциска в Стамбуле произошла не с духовными лидерами страны, как обыкновенно бывает, когда глава одной церкви приезжает в пределы другой, а с президентом республики — Реджепом Тайипом Эрдоганом. На переговорах обсуждались вопросы светского характера: борьба с мировым терроризмом, проблема гегемонии денег, эскалация насилия в регионе.

Особое внимание было уделено исламу как социальному институту. Остроты этому вопросу предавало то, что, с одной стороны, католики все чаще становятся жертвами исламских фундаменталистов на Ближнем Востоке, а с другой — в самой Турции, хотя большинство населения этой страны мусульмане, часть граждан резко критикует власть за ползучую исламизацию страны.

Хотя обе стороны признали, что в мире сегодня сложилось много ложных стереотипов в отношении мусульман и с каждым годом все больше усиливается исламофобия, взгляды Папы на истоки экстремизма и призывы к его осуждению не были поддержаны турецким лидером. Свой дипломатический epic fail Франциск попытался компенсировать весьма неожиданным поступком: он не только посетил центральную мечеть Стамбула Султанахмет (более известна как Голубая мечеть), но и помолился в ней вместе с муфтием Рахми Яраном.

К слову, когда в 2006 году аналогичным образом поступил предшественник Франциска, а ныне «Папа на покое» Бенедикт XVI, это вызвало скандал в католических кругах. Ватикану пришлось оправдываться, утверждая, что Папа не молился, а всего лишь «медитировал». В этот же раз ничего подобного не произошло, а совместная молитва была воспринята как жест примирения и сближения между двумя конфессиями. Впрочем, с самого начала своего понтификата Франциск не переставал удивлять как международное сообщество, так и саму Римскую курию своими поступками и решениями. В частности, он неоднократно заявлял о необходимости диалога с исламом, называя мусульман «братьями».

Не менее политизированной была и встреча Папы Римского с Константинопольским патриархом. Франциск и Варфоломей виделись и прежде, но до сих пор им не доводилось общаться на канонической земле Константинопольского патриархата. Начав с темы гонений христиан на Ближнем Востоке, понтифик призвал католиков и православных к единению, продолжив тем самым экуменическую политику Папы Иоанна Павла II. Франциск даже сделал громкое заявление о том, что намерен встретиться с Патриархом Московским Кириллом.

Понятно, что главам двух церквей, чьи взгляды на сегодняшние социальные и духовные проблемы мира близки, есть что обсудить. Однако в Московском патриархате не раз подчеркивали, что у РПЦ и Ватикана остается ряд нерешенных вопросов, препятствующих подобной встрече. Едва ли Папа Франциск не был в курсе этой проблемы. Тем не менее заявление прозвучало — и не где-нибудь, а в Стамбуле, некогда центре православия.

Дело в том, что в последние годы отношения Русской и Константинопольской церквей стали довольно прохладными. Одна из причин — амбиции «первенства чести» стамбульского первоиерарха. Кстати, в этом Патриарх Варфоломей и Папа Франциск имеют достаточно схожие взгляды. Однако если первенство Римского епископа в католическом мире не обсуждается, то претензии Константинополя на первенство — один из камней преткновения в современном православии.

В частности, накануне визита понтифика в Стамбул духовенство Греции и Кипра обнародовало петицию с критикой взглядов Варфоломея на природу православной церкви и ее отношения с другими конфессиями. Тезис Primus inter pares («первый среди равных»), которого строго поддерживается Константинополь, ссылаясь на исторические реалии, сегодня все чаще ставят под сомнение в православном мире. Во многом из-за этой позиции Константинопольского патриархата долгое время не удавалось согласовать дату проведения Всеправославного собора, подготовка к которому ведется около 50 лет. В 2014-м наконец-то удалось договориться о его созыве в 2016 году, но с существенной оговоркой: «если не произойдет ничего непредвиденного».

А «непредвиденное» вполне может случиться. И прежде всего, фактор риска — поддержка украинских неканонических православных структур, до сих пор скрытно оказываемая Константинополем. Сегодня на Украине действуют три православные структуры, из которых лишь одна — Украинская православная церковь Московского патриархата — является канонической и признана всеми поместными православными церквями мира. Две другие — Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) — при поддержке политических властей более двух десятилетий требуют признания своей легитимности.

Хотя несколько лет назад Патриарх Варфоломей дал понять представителям Киевского патриархата, что не будет играть в политические игры с переделом канонических юрисдикций и не станет поддерживать раскол на Украине, раскольники все еще рассчитывают на поддержку со стороны Константинополя.

Именно поэтому то, что Папа Франциск и Патриарх Варфоломей подняли тему Украины, насторожило Москву, хотя в совместной декларации, подписанной первоиерархами, упоминалась лишь «необходимость диалога между сторонами украинского конфликта». РПЦ обеспокоена не только стремлением украинских раскольников (занявших в конфликте антироссийскую сторону) перейти под крыло Константинополя, но и отношением Ватикана к украинскими греко-католиками и их вовлеченностью в политическое противостояние в стране.

Не так давно глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион, посещая Ватикан, лично просил Папу Франциска обратиться к униатам Украины с просьбой не вмешиваться во внутригосударственные баталии и не поддерживать раскол в стране. Однако уже после этого, 13 ноября, представитель украинских греко-католиков подписал так называемый «Ровенский меморандум», в котором содержались не только политические призывы, но и предложение создать единую поместную церковь Украины. Стоит ли говорить, что документ был подготовлен представителями раскольничьих структур и прозападно настроенными политиками?

Несмотря на то что через несколько дней подпись униата была «отозвана» и украинская греко-католическая церковь признала «проблемы разделения между православными» их «внутренним делом», официального комментария Ватикана по этому поводу так и не последовало. А громкие заявления понтифика и поддержка Константинополя во время нынешнего визита в Турцию подвели к достаточно опасной черте как дальнейшие взаимоотношения католиков и православных, так и межправославный диалог, тонкая политика которого выстраивалась не одно десятилетие.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter