Авторизация
 
  • 11:21 – Российский робот «ФЕДОР» прошел финальный цикл испытаний 
  • 11:21 – Российский робот «Федор» сможет сам себя отремонтировать 
  • 11:21 – Видео, где Лавров обозвал журналиста дебилом, распространяют в Сети 
  • 11:21 – Битва экстрасенсов выпуск от 10.12.16 17 сезон: смотреть онлайн 15 серия шоу ТНТ 

Джихадисты Зеленого континента

162.158.78.121

Как мультикультурализм породил в Австралии боевиков «Исламского государства»
Джихадисты Зеленого континента

К вечеру понедельника, 15 декабря, полицейский спецназ взял штурмом кафе Lindt в центре Сиднея, где утром того же дня вооруженный террорист захватил в заложники несколько десятков человек. Личность и мотивы террориста выяснились еще до операции. 49-летний иранец Ман Харук Монис, получивший в 1996 году политическое убежище в Австралии, требовал от властей передать ему знамя «Исламского государства» (ИГ) и объявить, что ответственность за теракт берет на себя эта джихадистская группировка на Ближнем Востоке. Интересно, что Монис был шиитом, а ИГ ведет с этой ветвью ислама войну. Но, как оказалось, недавно иранец стал суннитом. Об этом он сообщил на своем сайте (в настоящий момент заблокирован). Кроме того, незадолго до захвата заложников Монис оставил там еще одну запись, в которой сообщил, что мусульмане ведут войну против США и других западных стран, включая Австралию, из-за «терроризма» последних. Днем позже, вооружившись ружьем и пистолетом, исламский активист и сам отправился «воевать».

И ведь вылазка сторонника «Исламского государства» за десятки тысяч километров от находящихся под его контролем провинций Сирии и Ирака не выглядит неожиданной. Не далее как 11 сентября британское издание Independent сообщило, что в армии «Халифата» воюет 150 выходцев из Австралии. Зеленый континент — один из основных поставщиков джихадистов в западном мире. В той же публикации указывалось, что из Франции на джихад в Сирию прибыли 700 человек, из Великобритании — 400, из ФРГ — 270. А ведь речь идет о странах с крупнейшими исламскими диаспорами, чья численность в каждом из этих государств измеряется миллионами! В Австралии же, по официальным данным государственного Бюро статистики, в 2011 году, когда была последняя перепись населения, проживали лишь 476 тысяч мусульман.

Отголоски войны с «неверными» на Ближнем Востоке к осени этого года докатилась и до Австралии. 18 сентября прихожане католического храма Богородицы Ливанской в сиднейском микрорайоне Харрис Парк, населенном в основном иммигрантами, сообщили, что к церкви подъехала машина с вывешенным в окно флагом «Исламского государства». Из салона автомобиля посыпались угрозы прихожанам с обещаниями «убить христиан и их детей». 23 сентября во втором по величине городе страны, Мельбурне, 18-летний сын афганских иммигрантов Абдул Нуман Хайдер нанес ножевые ранения двум полицейским, один из которых позже скончался. Ранее Хайдер был замечен размахивающим флагом «Исламского государства» в местном торговом центре и значился в «черном списке» тех австралийских подданных, кому запрещен выезд на Ближний Восток. Журналисты сразу же обратили внимание, что нападение произошло после появления в интернете видеоролика представителей «Халифата» с призывом к индивидуальному террору против Австралии.

Насколько серьезно воспринимается в стране подобная угроза правящего в сирийском городе Ракка Абу Бакра аль-Багдади, свидетельствует то, что в ночь с 17 на 18 сентября более 800 сотрудников различных спецслужб проводили обыски в Сиднее и Брисбене, где была выявлена группа из 15 сторонников ИГ.

Как же далекая от ближневосточных войн Австралия дошла до жизни такой?


Плоды мультикультурализма

Долгое время власти страны держали курс на создание «Австралии только для белых». Принятый в 1901 году Закон об ограничении иммиграции блокировал въезд выходцам из неевропейских стран, предусматривая обязательный для иммигрантов экзамен на знание одного из европейских языков (по выбору чиновника иммиграционного ведомства). Да и само общество в Австралии, состоявшее из сложившихся в отдельную нацию потомков британских иммигрантов, относилось к небелым даже хуже, чем в метрополии. «Дикон — австралиец, а вы знаете, что австралийцы очень чувствительны к цвету кожи», — говорится в известном рассказе Джека Лондона «Ночь на Гобото» (1911), где британцы пытаются понять негативное отношение австралийца к присутствующему среди них метису.

В 1958 году закон был отменен, а иммиграционное законодательство либерализовано. В страну хлынул поток выходцев из различных азиатских стран, в том числе, конечно, и исламских, либо обладавших заметной долей представителей этой конфессии среди своего населения. Одним из основных поставщиков иммигрантов в Австралию наряду с Индией (в этом государстве родились 295 тысяч человек, проживавших в 2011 году в Австралии), Малайзией (116 тысяч) и Индонезией (76 тысяч) был далекий небольшой Ливан, с 1975 по 1990 годы пылавший в огне войны христиан, друзов, шиитов и суннитов (86 тысяч). Добавим к этому иммигрантов из Ирака (48 тысяч), Египта (36 тысяч), Ирана (34 тысячи), Турции (33 тысячи), Пакистана (30 тысяч), Афганистана (28 тысяч), Бангладеш (27 тысяч), Судана (19 тысяч) и Саудовской Аравии (10 тысяч). Особенно резко мусульманская община за счет иммиграции и роста рождаемости увеличилась в период с 2001 по 2011 годы (прирост — 69 процентов).

По словам научного сотрудника отдела Южно-Тихоокеанских исследований Института востоковедения РАН Натальи Скоробогатых, вслед за изменением этническо-религиозного состава австралийского общества последовала и смена культурной парадигмы. «Теоретической разработкой этого курса в середине следующего десятилетия (в 1970-е годы. – «Лента.ру») занялись австралийские левые интеллектуалы, сформулировавшие идеологию мультикультурализма. По их мнению, парадигму англо-кельтского доминирования, якобы принижавшую мигрантов из Азии, а потому препятствовавшую их аккультурации и социальной интеграции, следовало заменить многоукладной организацией общества, при которой мозаика культур различных народов способствовала их взаимообогащению и дополнению», — пишет эксперт в статье «Австралийский мультикультурализм: путь к гражданскому согласию или к расколу общества?»

На практике это означало, что власти искусственно консервировали, а то и создавали «этнокультурные общины» внутри австралийского социума, поощряя нежелание мигрантов принимать ценности страны, в которую они приехали жить. Как пишет Скоробогатых, «во всех штатах открывались культурные центры диаспор. А они в свою очередь создавали на бюджетные средства школы, библиотеки, неанглоязычные СМИ и так далее. Также за счет государственного финансирования Специальная служба радиовещания обеспечивала мультикультурализм теле- и радиопрограмм. К настоящему времени (статья написана в 2004 году — «Лента.ру») радиопередачи в Австралии идут на 68 языках, а телетрансляция — на 60». И еще один выразительных штрих — в средствах массовой информации фактически был введен запрет на публикации (даже научные), обсуждавшие миграционную политику или способные как-то «оскорбить» национальные меньшинства.

В итоге, к концу 1990-х годов города страны практически поделились на национальные кварталы, подчеркнуто оформленные в этноконфессиональном духе. В статье, вышедшей 5 ноября 2002 года в австралийском журнале The Bulletin, журналист процитировал слова знакомого преподавателя мусульманской школы, заметившего, что его ученики, родившиеся в Австралии, считают себя не австралийцами, а ливанцами, сирийцами или турками, хотя в странах, с которыми они себя ассоциируют, почти никто из них не бывал. Нечто похожее к тому времени отмечалось и в психологии потомков африканских иммигрантов в Париже и других крупных французских городах. Молодежь неожиданно начала подчеркивать свою религию как некий маркер принадлежности к иной цивилизации.


Исламисты выходят на улицы

Масштабные беспорядки произошли в Австралии — все в том же Сиднее — почти одновременно с парижскими. 4 декабря 2005 года группа выходцев из Ливана попыталась изнасиловать спасательниц на пляже сиднейского пригорода Кронулла. 11 декабря там же около пяти тысяч представителей белой молодежи прошли маршем по городу, в ответ на что вечером того же дня иммигранты, собравшись в своих кварталах у мечетей, провели «рейды мести», избивая прохожих и разбивая машины и окна домов в «белых» кварталах.

15 сентября 2012 года в Сиднее состоялся «мусульманский марш», когда тысячная толпа мужчин в восточной одежде, крича «Обама, мы все — Осама!» и «Отрубить головы всем оскорбляющим Пророка Мухаммеда», попыталась взять штурмом консульство США ради мести за сожжение американцами Корана в Афганистане. Озвученные угрозы были отнюдь не фигуральными — несколько полицейских получили ранения, так как многие участники демонстрации были вооружены.

Исламских активистов в Австралии учат обращаться не только с холодным оружием. В июне 2013 года на сайте Института ближневосточных исследований (Вашингтон) была опубликована статья о деятельности сиднейского исламского центра «Аль-Рисаля», чья символика (красовавшаяся на его интернет-ресурсах и футболках) включала флаг «Аль-Каиды» и автоматы Калашникова. Центр каждый год организовывал для молодежи учебный лагерь с полосой препятствий и прочими атрибутами начальной боевой подготовки. Аналогичный лагерь, где обучали стрельбе, посещал в Мельбурне и террорист Абдул Нуман Хайдер. Так что, к джихаду в Австралии готовились серьезно, причем силами самих местных «борцов за джихад и шариат», выросших в стране благодаря политике мультикультурализма.

Владислав Мальцев


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter