Авторизация
 
  • 03:37 – Секрет на миллион с Лерой Кудрявцевой и Киркоровым, смотреть онлайн 
  • 03:37 – Финал Гран-при по фигурному катанию Танцы на льду: произвольная программа 10 12 16, смотреть онлайн-трансляцию 
  • 03:37 – Битва экстрасенсов 17 сезон на ТНТ выпуск от 10 декабря 2016 смотреть онлайн 15 серию: тайна старого цирка 
  • 03:37 – Шоу Битва экстрасенсов от 10 декабря 2016: 15 выпуск 17 сезон от 10.12.2016 – мертвец в квартире 

«Россия — это вдохновение»

162.158.78.98

Интервью с президентом Республики Сербской Милорадом Додиком
«Россия — это вдохновение» Милорад Додик

Республика Сербская возникла в результате гражданской войны в бывшей Югославии в первой половине 90-х годов. По завершении боевых действий под контролем боснийских сербов осталось менее половины территорий бывшей Социалистической Республики Босния и Герцеговина (СРБГ). На Западе решили сохранить территориальную целостность СРБГ. Государство Босния и Герцеговина (БиГ), состоящее из двух «энтитетов» — мусульмано-хорватской Федерации и Республики Сербской (РС), оказалось под фактическим протекторатом Запада. Тем не менее, сербам БиГ удалось отстоять свою государственность, автономную систему власти, добиться международного признания границ. У ситуации боснийских сербов во время войны на Балканах и после ее завершения множество параллелей с нынешним положением на Восточной Украине. О политической и экономической обстановке в Республике Сербской, отношениях с Россией и Западом «Лента.ру» беседует с президентом РС Милорадом Додиком.

Господин президент, расскажите, пожалуйста, как происходит сейчас формирование правящей коалиции в Республике Сербской?

Додик: Только что завершился выборный процесс, который во многом проходил под влиянием Запада и «международного сообщества». Они поддерживают здесь оппозицию. Звучали, в том числе, и открытые призывы к свержению власти в республике.

Естественно, их постигло глубокое разочарование, потому что планы не осуществились. В ходе предвыборной борьбы и после голосования внешними силами здесь был реализован целый комплекс мер. Прежде всего, это делалось с помощью неправительственных организаций. То же самое происходит в других странах мира. НПО зачастую контролируются со стороны западных государств. Здесь же они пошли еще дальше: имело место прямое финансирование частных СМИ, которые работали на свержение действующей в республике власти. И все это подавалось под соусом необходимости обеспечить свободу СМИ.

Тем не менее партия, которой вы руководите, победила на выборах…

Да, сейчас Независимый союз социал-демократов (НССД) представлен самой крупной политической фракцией в парламенте республики. Через 8 лет после прихода к власти по итогам выборов произошло небольшое уменьшение количества депутатских мандатов НССД. Было — 34, сейчас — 30. И, тем не менее, оппозиция осталась с гораздо меньшим числом мандатов в парламенте. Для того чтобы сформировать правящую коалицию, необходимо было контролировать 42 мандата, и для формирования стабильной правящей коалиции мы использовали помощь старых проверенных партнеров (Социалистическая партия (СП) и Демократический народный союз (ДНС) — прим. «Ленты.ру») .

Соответственно, удалось очень быстро сформировать правящую коалицию, руководство парламента и правительство. Таким образом, мы продолжаем выстраивать республиканские властные институты. Для успешной работы недостаточно личностных факторов. Чтобы работа была стабильной, необходимы сильные институты власти. Без этого реформы не даются.

Республика Сербская в составе Боснии и Герцеговины (БиГ) формировалась в непростых условиях непризнания, войны и блокады. Часть государств и государственных образований на территории бывшего Советского Союза формировались в схожей ситуации. На сегодняшний день актуален вопрос Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) в Восточной Украине. Что бы вы посоветовали исходя из своего долгого политического опыта? Как выстраивать свою власть и государственность в условиях войны, прогрессирующих проблем в отношениях с Западом?

Важно понимать, что Запад сделал все, чтобы разбить и уничтожить страны бывшего социалистического лагеря: прежде всего Советский Союз, Югославию, Чехословакию. Но одновременно, продолжили линию на «сохранения наследия» социализма и коммунизма. Скажем, государство Босния и Герцеговина — это производная коммунизма: раньше такой страны не было. Это была административная единица в рамках Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). А теперь, получается, что Запад всеми силами защищает Боснию и Герцеговину, которая является продуктом коммунистической системы.

Похожую ситуацию мы наблюдаем и с Крымом, который был перемещен из состава РСФСР в состав Украины волюнтаристским решением Хрущева, противоречившим Конституции СССР того времени. То же и с Грузией. Запад в определенный момент поддержал требования Тбилиси о независимости, при этом проигнорировал чаяния большого количества других этнических групп, в том числе и осетин. Грузинам дали возможность определиться, а другие такой возможности были лишены. И фактически в каждом случае, когда мы сталкиваемся с вмешательством Запада, получаем большие проблемы.

Например, в Боснии и Герцеговине этнические группы лишены возможности использовать инструмент, который является по стандартам демократии «святым» — это референдум. Мы здесь не можем провести референдум! В Крыму, где большинство людей согласно с изменением статуса Крыма, референдум провели, но на Западе говорят, что мнение крымчан не считается.

Мы сталкиваемся с известной уже политикой применения двойных стандартов со стороны Запада. Скажем, в Косово решение о независимости края было принято просто группой людей, не имевших формального статуса, даже референдум не проводился. В итоге, через какое-то время конфликт становится замороженным и появляются возможности им управлять: размораживать и замораживать снова.

На основании своего 13-летнего опыта на посту президента и премьер-министра РС, могу сказать следующее. Главное — возможность создания мирной ситуации, прекращения боевых действий. Второе — необходимо быть последовательным и твердым в строительстве институтов власти. Необходимо понимать, что это долгосрочный процесс. Важно не только выстраивать институты, но и добиваться того, чтобы эти институты в новых государствах служили гражданам, нельзя допускать отрыва институтов госвласти от потребностей людей. Также необходимо пройти несколько выборных циклов для наполнения этих институтов. И кроме того, требуется присутствие и участие в них наблюдательных институтов, которые придали бы им легитимность. И, разумеется, экономическое развитие можно обеспечить только при сильных институтах власти.

На чем строится экономическое развитие РС, какова в этом роль «материнской» Сербии?

Следует отметить, что за последние 19 лет, которые прошли после окончания боевых действий, все проведенные здесь реформы состоялись по указке международного сообщества. Их результат можно охарактеризовать либо как частичный успех, либо как неуспех. Важно понимать, что международное сообщество не несет никакой ответственности за результаты этих реформ. Нас заставили открыть рынки, провести приватизацию, и результаты этих действий нельзя назвать позитивными для нашей промышленности.

Например, важным элементом приватизации была скупка Западом всех банковских структур. И фактически здесь нет сейчас ни одного нормального сильного местного банка. Таким образом, банковская система контролируется внешними силами: центральными офисами банков, которые здесь не находятся. И это напрямую влияет на то, как развивается экономика страны. С другой стороны, мы имеем дело еще и с МВФ. И точно так же продвигаемая МВФ политика сокращения расходов оказывает влияние на экономическую ситуацию. Мы традиционно выражаем свое недовольство теми мерами, которые реализуют здесь иностранцы.

То есть никаких экономических перспектив?

У нас есть шансы. За последние годы ощущается прогресс в экономической ситуации. Что очень важно: несмотря на все сложности, мы — не те, кто плачет над своей судьбой. Республика ощущает и последствия военных действий, и последствия приватизации. Только в этом году весь республиканский бюджет ушел на покрытие ущерба от наводнения, случившегося весной этого года.

Экономическое развитие базируется на секторе энергетики: есть водные ресурсы и уголь, которые используются для электрогенерации. Более 35 процентов производимой в республике электроэнергии сейчас экспортируется.
Еще одно важное преимущество — хорошие перспективы для развития агропромышленного комплекса. РС располагает также значительным лесным потенциалом, то есть условиями для развития соответствующей промышленности.
Сотрудничество и с Россией и с Сербией дает нам возможности развивать и нашу нефтяную промышленность. Так, например, с российскими партнерами на территории РС реализуется проект по разведке и добыче нефти. Мы понимаем, что здесь нет огромных месторождений и запасов, но, с другой стороны, по существующим оценкам, это будет экономически оправданный проект.

Кроме того, очень важно отметить и большой человеческий потенциал. До войны в Боснии и Герцеговине было много крупных промышленных объектов. Есть целое поколение людей, качество которых позволяет рассчитывать на успех экономических реформ, развитие экономики.

Каковы основные сферы сотрудничества с Россией, где бы вы хотели видеть РФ, кроме нефтяной отрасли?

Крайне жаль, что из-за проблем с Европой произошел срыв реализации проекта «Южный поток». Очевидно, что Россия хотела его реализовать. Европа, к сожалению, не допустила его из эгоистических соображений. Та же Европа реализовала проект «Северный поток». На тех же условиях должен был быть реализован и «Южный поток». Однако Северная Европа не дала согласия на его реализацию. Нам абсолютно очевидно, что несмотря на завлекающие слова о евроинтеграции и тому подобное, страны Северной Европы стремятся сохранить монопольное положение, чтобы Южная Европа была просто потребителем монопольно производимых на севере товаров и услуг. Они отказались от «Южного потока», чтобы не дать Южной Европе стать производителем товаров, добиться энергетической стабильности и энергетической независимости.

Я не удивлюсь, если через пару лет из Брюсселя или какой-то другой европейской столицы раздастся призыв, чтобы «Северный поток» был продолжен в страны Южной Европы. И таким образом сложилась бы ситуация, когда в южноевропейские страны газ поступает из североевропейских. Это вместо того, чтобы Южная Европа получала дешевый газ напрямую из России.

Государства региона ставили вопрос перед лидерами Западной Европы именно таким образом?

Представители Запада очень не любят, когда им на это указывают. Поэтому мы и задаем наш вопрос: почему можно построить «Северный поток» и на этих же условиях нельзя построить «Южный»? Не хочет ли Запад сказать, что мы должны стать побочной жертвой отношений между Западом и Россией? За что нас наказывают, почему русским не дают построить «Южный поток»?

И все же, возвращаясь к предыдущему вопросу, наше сотрудничество с Россией наиболее заметно в энергетическом секторе. Кроме того, на территории Республики Сербской с недавнего времени работает «Сбербанк», который серьезно влияет на ситуацию на финансовом рынке. Мы бы хотели видеть русских во всех сферах промышленности, прежде всего в реальном секторе производства. И считаем присутствие здесь «Сбербанка» как раз поддержкой такого рода проектов.
Мы ориентированы на сотрудничество со всеми — и с Западом, и с Востоком, и с Россией, и с Китаем, но надо признать, что опыт сотрудничества с Россией наиболее позитивен.

Известно, что у вас особые отношения с Россией, серьезные связи с РФ. Вопрос личный. Что для вас, как человека, а не как политика означает Россия?

Это во многом — вдохновение. Россия страна с огромным потенциалом. Наиболее впечатляющим является прогресс российской государственности в последние 20 лет. Это поучительный пример для всех. Лично для меня важно, что Россия никогда не вела захватнических войн. Удивительно, как страна, которая столько лет живет во враждебном окружении, сумела выстоять, сохранить самостоятельность и остаться самодостаточной, несмотря на давление извне. Это источник вдохновения для меня. Не говоря о том, что это родина великих писателей, ученых, деятелей искусств.

Помимо России, собираетесь ли вы поддерживать отношения с другими государствами Евроазиатского экономического союза (ЕАЭС)?

В настоящее время ведется подготовка к встрече с представителями Белоруссии. Кроме того, реализовывались отдельные проекты с Казахстаном, и, разумеется, и в будущем планируется сотрудничество с государствами региона. Естественно, в той мере, в какой это позволяют возможности РС. И для нас крайне важно, чтобы евразийская модель была как можно более сильной, чтобы она являлась альтернативой другим глобальным проектам.

Каким вы видите будущее вашего государства, Республики Сербской?

Ключевым моментом является сохранение автономии и самостоятельности. И, разумеется, прогресс в экономическом развитии, которое сделает возможным высокий уровень жизни населения. Мы не можем быть изолированной страной, мы должны быть интегрированы.

Нас фактически заставляют интегрироваться в ЕС. Непонятно, насколько это хорошо. Можно сказать, что уровень еврооптимизма уже не такой, каким был несколько лет назад как здесь, так и в самом ЕС. Но, тем не менее, этот проект и далее является сильным проектом.

Что касается интеграции в НАТО, то решение должен принять народ Республики Сербской на референдуме. Сейчас общественное мнение в РС против такой интеграции. И это логично, учитывая целый перечень исторических причин. Один из таких фактов — НАТО 20 лет назад бомбило сербов в Боснии. После бомбили и Сербию. Белград в этой ситуации заявил о своем нейтралитете. Мы считаем неправильной и опасной ситуацию, когда Сербия остается нейтральной, а РС идет к членству в НАТО. Еще одна важная деталь. Одна из основных стран, проводников идеи интеграции Боснии и Герцеговины в НАТО является Турция, которую сербы не воспринимают позитивно. И это плохой знак. Кроме того, люди не видят никаких плюсов в такой интеграции — одни туманные обещания. И еще: НАТО не является политически нейтральной организацией. При этом у нас в самой Боснии и Герцеговине существует проблема сложных политических отношений внутри страны. И все это в совокупности приводит к тому, что общественное мнение в РС не поддерживает интеграцию в НАТО. И президент как политик должен иметь это в виду. Точно так же, как политики на Западе учитывают общественное мнение в своих государствах.

Хотя, довольно часто на Западе мне говорят, что не у всех одинаковые права и не все должны себя вести одинаково.

Как общественное мнение РС относится к РФ? Меняется ли оно в лучшую или в худшую сторону?

Мы, безусловно, понимаем текущую политическую ситуацию и поддерживаем борьбу президента Путина и русского народа. Мы ясно видим, почему ситуация развивается именно таким образом. Основная «проблема» России — то, что она сумела вернуть утраченные позиции, снова стать сильной страной на международной арене. Таким образом, Запад просто не мог позволить России сохранить такие темпы развития. На Западе пытаются представить Россию страной, которая проводит экспансию и обвинить в дестабилизации, представить ее угрозой миру. Можно предположить, что из-за этого была сгенерирована проблема на Украине. Россия имеет право беспокоиться о судьбе своих соотечественников в других странах.

Михаил Чернов


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter