Авторизация
 
  • 03:27 – Битва экстрасенсов 10.12.2016 (10 декабря 2016): 17 сезон 15 серия смотреть онлайн – покойник в доме 
  • 03:26 – Биатлон гонка преследования женщины 10 12 2016 результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 03:26 – Очень караочен 10 12 16 с Бузовой: Арбузова и бриллиантик в детстве, почему поменяла цвет волос, успех в сольной карьере, за что ненавидят и откровенные фото 
  • 03:26 – «Битва экстрасенсов» 10.12.16, смотреть онлайн: новая серия не для слабонервных 

Англичанка гадит

162.158.78.98

Не каждый массовый протест объясняется происками зарубежных спецслужб
Англичанка гадит Виктория Нуланд с «печеньками» на Майдане

Одним из главных событий 2014 года стало свержение украинского президента Виктора Януковича. Предшествовавшие этому массовые протесты получили наименование Евромайдан по названию майдана Независимости в Киеве, где собирались оппозиционеры. Участие в манифестациях заметных западных политиков дало любителям конспирологии повод утверждать, что протесты были инициированы извне. В итоге словом «майдан» стали называть чуть ли не каждый антиправительственный митинг в любой точке мира. При этом каких-либо аргументов, подтверждающих уместность аналогии, не приводится.

Согласно данным компании Public.ru, слово «Евромайдан» стало главным неологизмом 2013 года. События начала 2014-го — продолжение протестов в центре Киева и изгнание президента Виктора Януковича — лишь подчеркнули значимость данного понятия. Благодаря этому у существовавшего и прежде слова «майдан» появилось новое значение — «метод политической борьбы, нацеленной на смещение существующей власти». При этом подразумевается, что борьба эта ведется не без помощи внешних сил.

Последнее обстоятельство объясняется тем, что в Евромайдане приняли участие сразу несколько заметных западных политиков. Это были Карл Бильдт (на тот момент глава МИД Швеции), экс-премьер Польши Ярослав Качиньский, Кэтрин Эштон (на тот момент верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности), Гидо Вестервелле (на тот момент глава МИД Германии), американский сенатор Джон Маккейн и, конечно же, Виктория Нуланд. Образ представительницы Госдепа, раздающей «печеньки» митингующим, моментально стал мемом. Когда же Нуланд в апреле заявила, что за годы существования независимой Украины США вложили в нее около пяти миллиардов долларов («деньги были потрачены на поддержку устремлений украинского народа, желающего иметь сильное, демократическое правительство, которое представляет его интересы»), это было расценено как чистосердечное признание в субсидировании переворота. И то, что сама Нуланд тогда же добавила — «Мы, разумеется, не тратили деньги на поддержку Майдана. Это было стихийное движение», — поколебать эту уверенность не могло.

Немаловажный смысловой нюанс термина «Майдан»: это не просто антиправительственные выступления, а протесты, направленные на смещение властей, дружественных России. Массовые выступления в Мексике, спровоцированные пропажей 43 студентов, никто Майданом не называл.


Майдан по всему свету

В сентябре начались волнения в Гонконге. Их участники требовали реформы избирательной системы этого автономного района КНР. Вариант, предложенный Пекином, — выборы главы Гонконга становятся всеобщими, но претенденты должны быть одобрены центральной властью — протестующих не устраивал. Пикантности ситуации придавало то, что выборы должны пройти в 2017 году, то есть выступления начались очень заблаговременно. В результате в российских СМИ замелькали предположения, что в Гонконге начался свой Майдан. То, что весной Россия и Китай заключили стратегическое соглашение о поставках энергоресурсов, убеждало сторонников конспирологии, что жители Сянгана вышли на улицы не просто так.

У профессиональных синологов ничего, кроме улыбки, это вызвать не могло. «Я не видел ни одного доказательства этого тезиса. И я не думаю, что какие-то агенты ЦРУ в черных плащах завозили в Гонконг чемоданы денег, передавали их протестующим и старались мутить воду», — прокомментировал тогда «Ленте.ру» ситуацию китаист Василий Кашин. По его словам, никакое внешнее вмешательство не было нужно, поскольку все предпосылки для взрыва недовольства давно созрели. Причем дестабилизирующими факторами были вопросы не только политические, но и социальные. Тут и раздражение нуворишами с континента, и усталость от понаехавших оттуда же в поисках работы малокультурных мигрантов.

При этом без ответа оставались вопросы: «А чего могли добиться внешние силы, провоцируя Майдан в Гонконге? Отсоединения этого района от материкового Китая? Смены режима в Пекине?». Очевидно, что и то, и другое абсолютно невероятно, какими продолжительными и массовыми ни были бы выступления.

В следующий раз ярлык «Майдан» попытались приклеить к выступлениям в Будапеште. Поводом для них стало введение абсолютно необременительного налога на пользование интернетом (150 форинтов — примерно 50 евроцентов — за 1 Гб; средний мобильный трафик в Венгрии — около 200 Мб). Как и в случае с Гонконгом, нашлись те, кто не поверил, что из-за такой ерунды люди могли выйти на улицы. А раз так, значит кто-то помог раздуть из искры пламя.

Масла в огонь конспирологии подливало то, что нынешние венгерские власти, довольно лояльно настроенные по отношению к Москве, не желали присоединяться к антироссийским санкциям и поддерживали проект «Южный поток». При этом премьера страны Виктора Орбана на Западе обвиняют в авторитарных замашках и даже называют «мини-Путиным». Все это, вкупе с тем, что на митинги протестующие вышли с флагами Евросоюза, а в их поддержку выступила еврокомиссар по вопросам цифровой экономики и общества Нели Крус, дало основание заявить: «Вот и в Будапеште Майдан. Это Орбана и его партию "Фидес" наказывают за дружбу с Россией».

Разумеется, никаких доказательств причастности внешних сил к раздуванию протестов при этом не приводилось. Но, в принципе, можно было бы согласиться, что в словах любителей тайных интриг есть доля истины, если бы не одно «но»: массовые выступления в Будапеште были и при прежней власти, которую в излишней близости с Москвой не обвиняли. В сентябре 2006-го была обнародована аудиозапись речи тогдашнего премьера социалиста Ференца Дюрчаня, в которой он признавался, что врал избирателям. Общественность была возмущена и шокирована. На улицы Будапешта вышли около 10 тысяч человек (столько же людей приняли участие в первом митинге против налога на интернет). Протест не был мирным — более 150 человек получили ранения во время столкновений с полицией. О том, насколько сильно кипели страсти, можно понять хотя бы потому, что демонстранты угнали стоявший возле здания парламента в память о событиях 1956 года танк Т-34.

Надо заметить, что и в то время нашлись те, кто решил, что «народное возмущение» произошло по воле Вашингтона, которому не понравилось, что Дюрчань готов подписать с Путиным газовое соглашение (в день обнародования компромата венгерский премьер находился с визитом в России). Но тогда получается, что американцы своими руками заменили в целом прозападного Дюрчаня на авторитарного «мини-Путина» Орбана.


Майдан на Таксиме

О Майдане говорили и после визита Владимира Путина в Анкару. Из того, что Россия переориентировала газовый поток на Турцию, делался вывод: США и ЕС постараются покарать строптивого Эрдогана за сближение с Москвой. Как именно? Разумеется, устроив Майдан, благо почва для этого есть — в 2013-м в Стамбуле прошли многотысячные антиправительственные акции протеста, то есть тех, кто готов выйти на улицы, требуя отставки правительства и президента, достаточно.

Ситуация в Турции действительно сложная. Хотя правящая Партия справедливости и развития и лично Эрдоган на выборах 2014 года доказали, что все еще пользуются поддержкой большинства населения, недовольных политикой ползучей исламизации в стране хватает. Так что новые массовые акции протеста вполне могут вспыхнуть в любой момент. Но будут ли к этому причастны США? Вряд ли. Если бы американцы могли сместить Эрдогана, то сделали бы это уже давно. Благо в отношениях Анкары и Вашингтона были гораздо более серьезные раздражители, чем российско-турецкое энергетическое партнерство.

Например, когда Соединенные Штаты начинали военную кампанию в Ираке, Турция, будучи членом НАТО, отказалась предоставить свою территорию в качестве плацдарма для этой операции. И это в 2003 году, когда Америка была на пике своего могущества! А уже в этом году Анкара не разрешила США использовать базу Инджирлик для ударов по позициям «Исламского государства». Менее масштабный, но весьма показательный эпизод: 14 ноября 2014 года группа турецких националистов напала на американских моряков в Стамбуле. С криками «Янки, убирайтесь домой!» турки облили их краской. Учитывая, что инцидент произошел на следующий день после одного из главных праздников для американских военных — Дня ветеранов — можно понять жесткость последовавшего заявления Вашингтона, назвавшего произошедшее «непозволительным и омерзительным».


Мягкая сила англичанки

В целом желание расценивать любое массовое протестное выступление против более или менее дружественного Москве режима как инспирированное внешними силами, укладывается в логику хорошо известной концепции «англичанка гадит». Это выражение появилось в годы Большой игры — соперничества между Великобританией и Российской империей в Азии — и отражало уверенность в том, что в Лондоне спят и видят, как бы насолить русским. Во второй половине ХХ века выражение утратило актуальность, поскольку место глобального противника Москвы заняли Соединенные Штаты. Но сама вера в грозную враждебную силу, стремящуюся, где только возможно, навредить, сохранилась. Победа США в холодной войне подкрепила уверенность во всемогуществе заморского врага: крах СССР объяснялся происками этой самой «англичанки», а не неэффективностью советской экономической системы и просчетами руководства Союза.

В новом тысячелетии ситуация осталась неизменной. Так, когда Ближний Восток захлестнула «арабская весна», нашлись те, кто утверждал: режим Мубарака в Египте был свергнут вследствие американского заговора. Какую выгоду извлекли американцы, сменив авторитарного, но абсолютно лояльного Вашингтону правителя на представителя исламистов, никто, разумеется, при этом не объяснял.

Комментируя подобные теории, американисты любят шутить, что такой веры во всемогущество США, как в России, не встретишь нигде в мире, включая сами Штаты. Но значит ли это, что Запад никак не влияет на участников майданов? Конечно же, нет. Правда, связано это не с активностью зловещих стратегов из Вашингтона, а с тотальным господством англосаксонских СМИ в информационном пространстве. Это довольно любопытный феномен: глобальная мощь США идет на убыль, гегемоном их уже мало кто считает, но именно американская пресса самая влиятельная в мире. Да, сегодня КНР вторая, а по некоторым подсчетам и первая экономика планеты, но кто, кроме самих китайцев, начинает день с «Жэньминь жибао»?

А, скажем, The New York Times читают политики и бизнесмены по всему свету. И, что особенно важно, не только они, но и активная вестернизированная молодежь — те самые молодые люди, которые выходят протестовать на улицы. При этом сама западная пресса, как правило, занимает сторону демонстрантов, традиционно представляя их героями и борцами с тиранией, даже если реальность сложнее этой схемы (примером могут послужить репортажи с киевского Майдана, авторы которых молчали о том, что значительную часть собравшихся там составляли неонацисты). Сочувственные публикации в главных мировых СМИ для участников протестов значат гораздо больше, чем позиция официальных лиц США, которые и реагируют-то зачастую значительно менее оперативно. Но делать из этого вывод, что американцы стоят за всеми майданами, было бы неверно.

Артем А. Кобзев


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter