Авторизация
 
  • 23:06 – «Маша и Медведь» новые серии 2016 года смотреть бесплатно 
  • 23:06 – Турецкая подлодка потопила фрегат – Видео с места события 
  • 23:06 – Дэвид Бекхэм снялся в социальной рекламе ЮНИСЕФ (видео) 
  • 23:06 – Осколки счастья: смотреть 171-172 серию онлайн 

Все Политика Общество Преступность Происшествия Катастрофы Конфликты Архив 12 февраля 2015 В тихом омуте деньги водятся

162.158.78.238

Южная Корея привлекает к себе меньше внимания, чем КНДР, но дружить с ней выгодно
Все

Политика

Общество

Преступность

Происшествия

Катастрофы

Конфликты

 



Архив















12 февраля 2015



В тихом омуте деньги водятся

Когда российские или мировые СМИ говорят о ситуации на Корейском полуострове, почти всегда речь идет о Северной Корее, а не о ее южном соседе — Республике Корея (РК). Оно и понятно: КНДР — место, скажем так, необычное, и поэтому ее политика выглядит куда интереснее, чем в спокойной, успешной, но менее оригинальной РК. Это же касается и российско-корейских отношений. Судя по количеству публикаций в отечественной прессе, посвященных проблемам двух корейских государств, трудно догадаться, что товарооборот России с Южной Кореей превышает товарооборот с КНДР в 200 раз. Действительно, с начала девяностых годов торговли между РФ и КНДР практически не существует. А вот коммерческие связи России и Южной Кореи стабильно расширяются: в 2013 году товарооборот составил 22,6 миллиарда долларов.

Но российско-южнокорейские экономические отношения лишены интриги, и журналисты интересуются ими мало. Российско-южнокорейская торговля как таковая началась только в конце 1980-х годов, незадолго до установления дипломатических отношений между Москвой и Сеулом. В настоящее время Россия — одиннадцатый по значимости партнер Южной Кореи. Это, в общем, неплохой уровень, хотя переоценивать его не следует — Китай, находящийся на первом месте в торговом списке Сеула, превосходит Россию по товарообороту практически в десять раз, а Япония и США — примерно в пять раз.

Структура российско-южнокорейской торговли достаточно предсказуема. Москва поставляет Сеулу в основном сырье и полезные ископаемые. Три четверти (точнее, 77,2 процента) российского импорта в Южную Корею приходится на нефть и нефтепродукты. Кроме этого, из России в РК поступает уголь и металл. Некоторую роль в российском экспорте играют и продукты питания, доля которых составляет 9,3 процента. В основном это морепродукты (корейцы, как и их соседи японцы относятся к числу самых активных в мире потребителей рыбы и других даров моря). Неудивительно, что на любом корейском рынке можно сейчас увидеть, например, камчатских крабов.

Помимо сырьевого экспорта, которым россиянам особо гордиться не приходится, немалую роль играет научно-техническое сотрудничество. В ценовом выражении это сотрудничество выглядит достаточно скромно, но речь идет о весьма престижных проектах. В представлении большинства корейцев Россия — это страна не слишком благополучная, но обладающая высокими технологиями, и события последних лет это представление укрепили. В частности, именно результатом сотрудничества с Россией стал запуск первой южнокорейской ракеты-носителя, которая в январе 2013 года вывела на орбиту первый южнокорейский спутник (до этого спутники запускались на основе контрактов третьими странами). Первая ступень ракеты была изготовлена в России, в ГКНПЦ имени Хруничева. Кроме того, при российском техническом содействии был построен корейский космодром. На российском корабле в 2008-м совершила полет на МКС кореянка Ли Со Ен, ставшая первым корейским космонавтом.

Наконец, следует иметь в виду, что в южнокорейских конструкторских бюро и исследовательских институтах работают сотни российских инженеров и ученых. По национально-патриотическим соображениям корейская сторона не слишком рекламирует их присутствие, однако эти незаметные (но неплохо оплачиваемые) люди вносят серьезный вклад в развитие корейских высоких технологий.

В южнокорейском экспорте в Россию доминируют оборудование, бытовая техника и транспортные средства (73,9 процента), причем в основном речь идет о поставках бытовой техники, автомобилей и комплектующих к ним. Учитывая относительную дешевизну и высокое качество продукции корейского автопрома, ничего удивительного в этом нет.

Помимо этого корейские фирмы в годы нефтяного процветания активно вкладывались в российскую экономику. На настоящий момент суммарный объем накопленных инвестиций из Южной Кореи превысил два миллиарда долларов. Завершено или осуществляется более 1600 проектов. Почти четверть общего объема инвестиций приходится на автомобильный завод фирмы Hyundai в Сестрорецке под Санкт-Петербургом, который действует с 2010-го и может производить до 200 тысяч автомобилей в год. Кроме того, был осуществлен ряд иных масштабных проектов — создание гостиничного комплекса Lotte в Москве (300 номеров), завода бытовой техники Samsung под Калугой, кондитерской фабрики Lotte в той же Калужской области.

Впрочем, российская сторона, не слишком довольна характером торговли, которая сводится к обмену российских энергоносителей и иного сырья на южнокорейскую технологическую продукцию. Однако такова объективная реальность, и ситуация едва ли изменится в ближайшем будущем.

Помимо торговли, которая сводится к формуле «деньги — товар», обсуждаются и проекты, предусматривающие вовлечение Северной Кореи и иных государств региона. В частности, уже почти двадцать лет идут разговоры о возможном соединении российской и южнокорейской железнодорожных сетей. Реализация этого плана, разумеется, возможна только при активном участии КНДР, через территорию которой только и возможно провести это соединение. Строго говоря, сама смычка железных дорог проблемой не является: существуют два технически работоспособных железнодорожных перехода на границе Северной и Южной Кореи, а ветка от станции Хасан обеспечивает прямую связь России с КНДР. Однако на практике никакого транскорейского движения пока нет и, скорее всего, не будет в обозримом будущем. Проблемы отчасти связаны с плачевным состоянием северокорейских железных дорог, которые нуждаются в дорогостоящей реконструкции, но основную роль играет политическая нестабильность на Корейском полуострове. Ни РЖД, ни другие компании пока не рискуют вкладывать большие средства в регион, чье будущее довольно туманно.

Именно опасениями по поводу нестабильности на полуострове было вызвано и недавнее решение «Газпрома» отказаться от строительства транскорейского газопровода. Это проект, о котором много говорили на протяжении последних нескольких лет. Хотя экспорт природного газа в Южную Корею является перспективным направлением бизнеса, при зрелом размышлении в «Газпроме» предпочли сосредоточиться на поставках сжиженного голубого топлива, а не на строительстве газопровода.

Впрочем, не следует думать, что проекты соединения железных дорог и иные подобные проекты абсолютно бесперспективны: рано или поздно придет и их время.

Пока же из трехсторонних проектов с участием обеих Корей и России работает только один — запущенная в ноябре 2014 года схема поставок российского угля в РК с отгрузкой в северокорейском порту Расон. Для того чтобы осуществить этот проект, РЖД капитально реконструировала порт, находящийся в 50 километрах на границе с Россией с приграничной станцией Хасан, причем реконструированная дорога сейчас имеет двойную, российско-корейскую колею. Порт Расон, один из пирсов которого арендован дочерней компанией РЖД, используется для отгрузки партий угля, идущих в основном в Южную Корею, но при необходимости российский уголь может быть перенаправлен и в другие страны. Это означает, что проект останется жизнеспособным даже в случае политических кризисов, которые будут время от времени случаться на Корейском полуострове.

Таким образом, короткая история российско-южнокорейской торговли спокойна, как, наверное, спокойна и история любых благополучных отношений. Стороны торгуют, получают выгоду и собираются заниматься этим и дальше. Россияне ездят на корейских машинах, дома у них стоят корейские телевизоры и холодильники, а корейцы с аппетитом едят российских крабов и отапливают свои дома российским газом, время от времени пользуются и корейскими сотовыми телефонами, в которых используются приобретенные в России технологии.

Андрей Ланьков профессор университета Кукмин (Сеул)


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter