Авторизация
 
  • 17:36 – Прекрасный музыкальный фильм 1973-го года «Днестровские мелодии» 
  • 17:36 – «Тайны следствия» 16 сезон 1 и 2 серии от 5.12.2016 смотреть онлайн 
  • 17:36 – ДТП с автобусом в Югре 4 декабря: в Ханты – Мансийске задержан организатор перевозки детей 
  • 17:36 – Унчеые олеипрелди поохежиирнсде Гбора Гонподся в Ирлеумсиае (ВЕДИО) 

Братья по террору

162.158.78.89

Как и почему благочестивые исламисты превращаются во врагов государства
Братья по террору

Телеканал Rabia TV, принадлежащий организации «Братья-мусульмане», обнародовал в начале февраля предупреждение о физической расправе, грозящей иностранцам, не покинувшим Египет до определенного срока. Туристам — до 11 февраля, служащим компаний — до 20-го, «последними из Египта, до 28 февраля, должны выехать дипломаты и послы иностранных государств». Ранее, 31 января, президент страны Абдель Фаттах ас-Сиси заявил, что «Египет ждет затяжная и трудная борьба с террором». Не секрет, что главный источник террористической угрозы в Египте — «Братья-мусульмане». Между тем еще недавно страной управлял представитель этого движения, а его члены занимали большинство кресел в парламенте. «Лента.ру» предлагает читателям ознакомиться с историей «Братьев», помогающей понять, почему они снова оказались в подполье.


Вождь салафитов

Ассоциация «Братья-мусульмане» была основана в 1928 году 21-летним школьным учителем Хасаном аль-Банна в городе Исмаилия в зоне Суэцкого канала, находившейся тогда под управлением англичан как просветительско-благотворительная организация. «Братья» проводили лекции в кофейнях и мечетях, открывали школы, больницы и так далее. Первыми, кого Хасан привлек в свои ряды, были местные рабочие. Поскольку колонизаторы не хотели, чтобы среди суэцких пролетариев процветали идеи коммунизма, они благосклонно относились к религиозной организации и даже выделили ей 50 тысяч фунтов стерлингов на строительство мечети.

Свою идеологию аль-Банна охарактеризовал 2 февраля 1939 года, выступая перед делегатами Пятой конференции «Братьев», как салафизм. Салафиты — фундаменталистское крыло мусульман, мечтающее о возврате в эпоху «праведных халифов», правивших после пророка Мухаммеда. Тогда якобы не было бедности, никто никого не угнетал, все мусульмане были равны и управлялись справедливым посланником Аллаха. В своем программном труде «От вчера к сегодня» (1939) аль-Банна порицал губительную для мусульман «передачу политической власти неарабам — сначала персам, потом дейлемитам, туркам и мамлюкам, не познавшим истинного ислама». Дейлемиты воцарились в Багдаде в 945 году, откуда их выбили в 1055-м турки-сельджуки, мамлюки захватили власть в Египте в 1250 году. Персы-шииты свергли в 750-м династию Омейядов, правившую халифатом. То есть, по мнению аль-Банны, почти вся история исламского мира за последнюю тысячу с лишним лет была «неправильной». Его организация изначально представляла собой некое подобие секты, чье вероисповедание в 1939 году аль-Банна прямо назвал «исламом «Братьев-мусульман». Как показывает опыт сект на Западе, подобный подход при умелой пропагандистской работе приносит плоды. К 1936 году организация насчитывала уже 20 тысяч членов по всему Египту.

Вот о чем вряд ли знали англичане, так это о том, что аль-Банна был империалистом, мечтавшим о восстановлении халифата, причем «здесь и сейчас». «Мы стремимся, чтобы исламский флаг вновь гордо реял над землями, которым повезло быть исламскими в определенный период времени и где голос муэдзина прославлял Аллаха, — заявил аль-Банна в 1939 году. — Андалусия (Юго-Восточная Испания, бывшая в Средние века под властью мавров. — прим. «Ленты.ру»), Сицилия, Балканы, берега Южной Италии, так же как острова Средиземноморья, — земли, которые должны быть возвращены исламу… Наша обязанность — возродить славу исламской империи». Здесь нужны были уже совсем иные союзники, и «Братья» нашли их в другой, как ни странно, европейской стране.


Разворот к нацизму

«Как германский Рейх считает, что обязан поддерживать каждого в мире, в чьих жилах течет немецкая кровь, так же и наша религия требует, чтобы мусульманин поддерживал другого мусульманина». Это цитата из того же выступления вождя «Братьев» от 2 февраля 1939 года. Как пишет в книге «Джихад и ненависть к евреям» (2007) немецкий историк Матиас Кютцель, в конце 1930-х «Братья» открыли в Египте крупную типографию, издававшую массовыми тиражами перевод на арабский язык «Майн кампф» Гитлера (под названием «Мой джихад») и переводы статей из газеты Der Sturmer. Интерес к идеологии нацизма был неслучайным. «Быстро развивавшееся исламистское движение финансировалось из немецких фондов», — считает Кютцель. О том же, основываясь на документах, изъятых англичанами после начала Второй мировой в немецкой миссии в Каире, говорит и норвежский историк Бриньяр Лиа в книге, вышедшей в 1998 году в США и посвященной ранней истории «Братьев-мусульман».

Копией с нацистского способа прихода к власти — «победы демократическим путем над демократией в условиях демократии» (Гитлер) — выглядит и смена формата деятельности организации во второй половине 1930-х годов. «Необходимо, — сказано в манифесте "К свету", — прекратить конкуренцию партий, чтобы все политические силы народа объединились в одном строю». «Пора возвысить голос за уничтожение партийной системы в Египте», — заявил аль-Банна 20 февраля 1938 года на Первой конференции студенческой федерации «Братьев», а затем сам попытался баллотироваться в парламент от Исмаилии. Для салафитов и прочих ортодоксальных мусульман подобное — дичайшая ересь, ибо они в принципе отвергают идею, что власть может исходить не от Бога, а от народа и выбранных им граждан. Но Гитлер, освободившись в 1926 году из тюрьмы Ландсберг, где отбывал срок за «пивной путч» в Мюнхене, считал выборы единственно возможным способом прихода к власти, хотя не забывал и о ценности уличных «штурмовых отрядов». Нацистским штурмовикам подражали созданные в 1930-е «Братьями» военизированные «фаланги Аллаха».

Благодаря брутальному имиджу, нагнетанию ненависти к англичанам и евреям — они, как провозгласил в марте 1939 года аль-Банна, «понимают только один язык — язык силы и крови» — и финансовым влияниям из Берлина ряды «Братьев» стремительно пополнялись. В начале 1939-го их было уже 100 тысяч человек, в 1944-м — 400 тысяч, притом что все население Египта в те годы составляло 17-18 миллионов человек. Но и англичане не сидели сложа руки. В феврале 1941-го, когда в Ливии высадился немецкий Африканский корпус, двинувшийся затем к Каиру, где уже вовсю бушевали митинги под лозунгом «Роммель, вперед!», аль-Банну и ключевых активистов «Братьев» выслали подальше, на юг страны. «Блицкриг» рейха в Африке, как известно, не состоялся, и в том числе ввиду умелой изоляции прикормленных нацистами местных исламистов.


«Наш метод — террор»

Неудачи преследовали «Братьев» и на поприще легального завоевания власти — аль-Банну дважды, в 1942 и 1945 году, снимали с выборов в парламент. Тогда «Братья», располагавшие к тому времени тысячами боевиков, перешли к силовым методам.

2 ноября 1945 года по крупнейшим городам Египта — Каиру, Александрии и Порт-Саиду — прокатились полномасштабные погромы. Пылали культовые здания, магазины и жилые дома, принадлежавшие евреям и христианам. «Облаченные в униформу боевики "Братьев" маршировали по улицам, щеголяя оружием и гранатами», — пишет автор биографии аль-Банны историк Гудрун Кремер.

Не лучше приходилось иностранцам и госслужащим. «В Каире, — отмечает советский историк Анатолий Агарышев, — не проходило дня без покушений на английских солдат и офицеров. Правительственные чиновники боялись ходить по улицам. Сам начальник каирской полиции Рассел-паша признавался, что испытывал страх, когда ездил по городу. Особая роль в этих террористических актах принадлежала организации «Братьев-мусульман», которые… в конце войны стали выпускать газету с самым большим тиражом в стране, обвинявшую короля в нарушении предписаний ислама, режим — в коррупции и забвении народных интересов». В следующем году градус террора только повысился. «В течение только одной недели в 1946-м, — отмечает редактор сайта MideEastwWeb.org Ами Исерофф, — в ходе четырех нападений на британских военнослужащих с использованием огнестрельного оружия и бомб были ранены 128 человек».

Арабо-израильская война 1948 года придала деятельности «Братьев» новый импульс. Хотя из обещанных аль-Банной 10 тысяч добровольцев на фронт реально доехали менее полутысячи, исламисты получили доступ к почти неограниченному количеству оружия и взрывчатки. 16 ноября 1948 года полиция задержала в Каире джип, доверху нагруженный взрывчаткой и автоматами, которым управляли члены организации. При обыске по месту их жительства, как сообщила 21 ноября New York Times, «полиция нашла документы, карты и рисунки, свидетельствующие о подготовке взрывов в магазинах, иностранных и египетских учреждениях в Каире и Александрии». 8 декабря премьер-министр Нукраши-паша подписал указ о ликвидации «Братьев-мусульман» и изъятии имущества организации. За это спустя 20 дней его застрелил один из «братьев». Реакция властей не заставила себя долго ждать: 12 февраля 1949-го аль-Банна был убит, после чего «Братья» ушли в подполье.

23 июля 1952 года король Фарук был свергнут в результате военного переворота, за которым стояло тайное общество «Свободных офицеров», созданное Гамалем Абделем Насером. «Братья» вернулись в политику. Приписав себе победу «июльской революции», они потребовали от Насера принять исламскую конституцию, на что тот ответил отказом. 26 октября 1954 года на Насера, выступавшего с уличной речью в Александрии, было совершено покушение. Как выяснилось, стрелявший, 25-летний Ясир Арафат, в 1948-м воевал в Палестине в парамилитарной части, сформированной «Братьями». В этой же организации состояли его брат и отец. Четыре тысячи «Братьев», включая верхушку организации, были арестованы, другие бежали за границу. С тех пор организация находилась на нелегальном положении. Все изменилось в 2011 году, когда Хосни Мубарак, наследовавший преемнику Насера Анвару Садату, пал жертвой «арабской весны».

«Братья», не принимавшие заметного участия в революции, сумели лучше других воспользоваться ее плодами на ближайших выборах. Во-первых, благодаря армии фанатично настроенных членов, объединенных в устоявшую перед репрессиями структуру, которой не было у левых и либералов. Во-вторых, благодаря широкой сети их клиник (где обслуживали гораздо качественнее и дешевле, чем в государственных учреждениях) и иным благотворительным инициативам. В-третьих, организация располагала множеством собственных СМИ, интернет-ресурсов и аккаунтов в социальных сетях. Наконец, многие жители Египта в силу религиозности уже изначально были более восприимчивы к пропаганде исламистов. Поэтому неудивительно, что на выборах в парламент в конце 2011 года созданная «Братьями» Партия свободы и справедливости получила 213 из 508 (41,93 процента) депутатских кресел (на втором месте — 108 мандатов — оказалась еще более консервативная салафитская партия «Ан-Нур»). На состоявшихся в мае-июне 2012-го президентских выборах кандидат «Братьев» Мухаммед Мурси вышел во второй тур и победил, набрав 51,73 процента голосов.

Всего за год пребывания исламистов у власти Египет пережил волну нападений как на христиан-коптов, так и на местных мусульман-шиитов, которых салафиты не считают настоящими единоверцами. Губернатором провинции Луксор, охваченной погромами коптов, стал член исламистской группировки «Аль-Гамаа аль-Исламия», устроившей в этом регионе в 1997 году резню туристов (погибли 62 человека). Развал экономики довершал картину, и в июне 2013-го Каир и другие города сотрясли массовые митинги с требованием отставки Мурси. В уличное противостояние исламистов и их противников вмешались военные. 3 июля 2013 года Мурси был отстранен от власти. Вслед за этим страну накрыла настоящая волна террора — «Братья» десятками сжигали полицейские участки и административные здания, не забывая и про христианские церкви. Впрочем, власти Египта не дрогнули, отправив лидеров организации и несколько сотен их активистов под суд, вынесший им впоследствии смертные приговоры. Конечно, до победы над гидрой исламизма в стране еще далеко, но всем уже ясно, что для фундаменталистов, регулярно маскирующихся под благочестивых верующих, никаких послаблений быть не может.

Владислав Мальцев


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter