Авторизация
 
  • 21:26 – КВН-2016. Кубок мэра Москвы 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 21:26 – Синяя Птица 2 сезон 4 выпуск (04.12.2016) Россия 1 смотреть онлайн 
  • 21:26 – Точь-в-точь (4 сезон 10 выпуск) 04.12.2016 смотреть онлайн 
  • 21:26 – МастерШеф. Дети СТС 2 сезон 9 выпуск 04/12/2016 смотреть онлайн 

Документ дня: Третий крестовый поход

162.158.78.223

Как американцы снова оказались вовлечены в войну на территории Ирака
Документ дня: Третий крестовый поход

Барак Обама надеялся войти в историю, как президент, завершивший два конфликта с участием американцев на Ближнем Востоке. Однако как минимум в случае с Ираком сделать это ему не удалось — сегодня ВВС США снова наносят удары по территории этого государства, а на земле работают американские инструкторы. О том, в каком объеме Вооруженные силы Соединенных Штатов вовлечены в войну с «Исламским государством», читайте в материале, подготовленном экспертом Российского совета по международным делам (РСМД) Александром Ермаковым.

18 декабря 2011 года стало знаменательным днем для американских ВВС: были выполнены последние боевые вылеты в рамках операции «Новый рассвет», финальной фазы Второй иракской войны, начатой в 2003 году. Впервые с начала «Бури в Пустыне» в 1991-м американские самолеты прекратили боевые операции над Ираком (после окончания «Бури в Пустыне» над севером и югом Ирака были установлены бесполетные зоны, патрулировавшиеся международным, в основном американским, авиационным контингентом вплоть до начала Второй иракской войны). Но мирным небо Ирака оставалось недолго. 8 августа 2014 года два палубных истребителя ВМС США нанесли авиаудар по артиллерийской позиции боевиков «Исламского государства» неподалеку от Эрбиля. Началась новая война.

Конечно, это не совсем корректное утверждение. Второй всадник Апокалипсиса не покидает эти земли как минимум с начала Ирано-иракской войны в 1980-м. Меняется только состав участников (кроме самого Ирака). Новой силой стало «Исламское государство Ирака и Леванта», террористическая группировка, появившаяся в Ираке и добившаяся успехов в гражданской войне в Сирии, приведших к ее переформатированию, расширению и обретению названия в виде общепринятой сейчас аббревиатуры ИГ («Исламское государство») и триумфальному возвращению в Ирак. В ходе стремительного наступления летом 2014-го ИГ молниеносно захватил значительную часть северного Ирака — всего за несколько дней пали Мосул и Тикрит, а 12 июня боевики подошли к Багдаду менее чем на 100 километров. Практически сразу иракские власти запросили военной помощи у США.

От неминуемого падения иракскую столицу спас только созыв народного ополчения и помощь Ирана, пославшего в Ирак части Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В конце июня — начале июля из России и Ирана было поставлено несколько штурмовиков Су-25. Как минимум часть их тогда (как и в дальнейшем) управлялась иранскими летчиками. В дальнейшем эти штурмовики сыграют важную роль в борьбе с ИГ и совершат большое количество боевых вылетов.

Создается впечатление, что молниеносность наступления ИГ как минимум на время выбила США из колеи. На ранней стадии конфликта администрация Барака Обамы не предпринимала никаких решительных шагов, ограничиваясь наблюдением за театром разворачивающихся военных действий. После того как остатки Вооруженных сил Ирака остановили с помощью КСИР наступление ИГ на Багдад, основные события сосредоточились на севере, в Иракском Курдистане, — де-юре автономной области Ирака, де-факто квазигосударстве курдов. Пешмерга, вооруженные формирования курдов, зарекомендовавшие себя стойкими солдатами, с трудом обороняли свою столицу Эрбиль от боевиков. Угроза серьезного военного поражения курдов, одной из наиболее боеспособных сил, которые можно противопоставить ИГ, и сохраняющаяся серьезная угроза для Багдада вынудили США приступить к военной интервенции в дополнение к поставкам оружия иракскому режиму и курдам.

7 августа 2014 года президент Барак Обама сделал официальное заявление по иракской проблеме, в котором объявил, что США приступают к нанесению ограниченных авиаударов по ИГ. В качестве официального повода была названа необходимость защитить в Эрбиле и Багдаде американских граждан — дипломатов, военных советников и гражданских специалистов. Не забыл президент и о беженцах-езидах, скрывающихся от боевиков в горах — их злоключения были в то время в центре внимания западных СМИ. В Ираке на момент выступления Барака Обамы уже наступило 8 августа.


Неуверенная «Непоколебимая решимость»

С самого начала проявилось старание политического руководства США сделать операцию насколько возможно незаметной для американского налогоплательщика и избирателя. Для администрации, пришедшей с девизом «закончим войну в Ираке», это неудивительно. Центральному командованию США пришлось обходиться в основном собственными ресурсами — благо на базах в регионе, вновь ставшем театром военных действий, оставалась значительная авиационная группировка. Точный состав ее не афишируется, но ее численность можно определенно оценить в несколько десятков самолетов. Судя по всему, перебазирования действительно крупных сил, хоть отдаленно сопоставимых со стянутыми в 1991-м или 2003-м, не было. Не участвовала в налетах и стратегическая авиация с территории США (небольшое количество бомбардировщиков B-1B Lancer, участвующих в операции, действуют из Катара и размещены были там давно, еще для действий в Афганистане). В Персидском заливе до сих пор действует только один авианосец ВМС США — обычное дежурство для этого региона; еще в октябре начальник штаба ВМС США Джон Гринерт заявил, что второй авианосец посылать не планируется. Для сравнения — перед началом вторжения в 2003-м было стянуто шесть авианосцев. Имели место отказы выплачивать «боевые».

Доходило и до абсурда. Так, собственное кодовое имя у операции — «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve) — появилось только 15 октября. Это уникальный случай, особенно если учесть, что западные союзники США своим операциям, вкладам в общую интервенцию, названия давали сразу (Shader — Великобритания, Chammal — Франция, Impact — Канада, Okra — Австралия). Само название «Непоколебимая решимость» выглядит в общем контексте форменной издевкой военного ведомства над политическим руководством.

В целом для американской глобальной военной машины эта война — в самом прямом смысле слова региональная. В основном в операции участвуют местные силы с относительно небольшими подкреплениями.

В течение первого месяца основную роль играла палубная авиация с авианосца CVN-77 George H.W. Bush. Так, первый удар нанесли два F/A-18F Super Hornet эскадрильи VFA-213 Blacklions. Целью стала артиллерийская позиция боевиков; двумя корректируемыми авиабомбами (КАБ) было уничтожено две гаубицы, обстреливающие Эрбиль. По иронии судьбы ими стали М198 производства США, оставленные во время вывода американских войск вновь образованной иракской армии и захваченные ИГ во время стремительного наступления. Приняли в операции участие и самолеты вертикального взлета и посадки AV-8B Harrier с универсального десантного корабля LHD-5 Bataan, которые нанесли первый удар 8 августа 2014-го. Что касается военно-воздушных сил, то достоверно известно, что в течение первого месяца конфликта в ударах принимали участие истребители-бомбардировщики F-15E Strike Eagle и стратегические бомбардировщики B-1B Lancer. В общей сложности за август было выполнено 100 вылетов с применением вооружения и использовано 211 бомб и ракет (далее АСП, авиационных средств поражения).

С самого начала операции проявилось серьезное неудобство, которое представляло для американской (а в дальнейшем и коалиционной) авиации большое расстояние между основным театром военных действий (северный Ирак, в дальнейшем север Сирии) и базами, с которых действует авиация. От Катара и ОАЭ (где в основном и базируются самолеты ВВС США) до севера Ирака — около полутора тысяч километров. От Кувейта или северного побережья Персидского залива — ближе, но все равно за пределами радиуса действия обычного истребителя. Это вынуждает очень широко использовать самолеты-заправщики. За тот же август было выполнено 675 вылетов танкеров, осуществлена 3971 дозаправка в воздухе, в которых передано более 1800 тонн топлива. Разумеется, заправщики действовали не только в интересах ударной авиации, а также и разведывательной и транспортной (последняя широко привлекалась для поставки оружия лоялистам и курдам, доставки гуманитарной помощи). Но и для выполнения типовой миссии с нанесением авиаудара зачастую требовалась даже не одна дозаправка в воздухе, а две.


Поле битвы — Сирия

Однако основной дилеммой начала операции стало расширение зоны авиаударов. Ирак был для ИГ передовой, и его несомненно надо было срочными действиями спасать. Однако тыл террористической группировки, тренировочные лагеря и один из главных источников ее дохода (инфраструктура нефтедобычи и кустарные НПЗ) находились в Сирии. Если с Ираком не было ни дипломатических, ни юридических проблем — международно признанное правительство Ирака долгое время официально и совершенно искренне просило США оказать всю возможную военную помощь, — то с Сирией все было значительно сложнее. С действующим правительством Башара Асада США по понятным причинам официально договориться не могли — как-никак до сих пор есть курс на поддержку «умеренной» оппозиции и свержение «нелегитимного режима». Трудно сказать, были ли проведены закулисные переговоры, но в итоге Госдеп заявил, что удары по позициям и инфраструктуре боевиков на территории Сирии будут наноситься просто «по просьбе правительства Ирака», что не требует даже разрешения Совета Безопасности ООН. С правительством Сирии американцы официально не договаривались, но «уведомили» его о предстоящих ударах. Дамаск же ограничился обтекаемым ответом, что с ним ничего не согласовывали, но борьбу с терроризмом он, конечно, приветствует. Однако то обстоятельство, что авиация США наносит удары в основном в местах столкновения ИГ с курдами, а также отсутствие до сих пор случаев «дружественного огня» с обеих сторон (не стоит забывать, что у Сирии есть относительно современные ЗРК и активно действующая собственная авиация) позволяют предположить, что определенные договоренности — по крайней мере, в области «раздела территории» — имеют место. Отметим, что ранее сама Сирия также по просьбе Багдада наносила удары по позициям боевиков на иракской территории.

Преодолев дипломатические препоны, ранним утром 23 сентября американская авиация и флот нанесли самый мощный с начала операции (и до сих пор) удар по ИГ. Инфраструктуру и позиции боевиков на территории Сирии последовательно накрыли три волны авиаударов; в том числе состоялся и боевой дебют истребителя пятого поколения F-22A Raptor. Также только в ходе этих атак активно применялись крылатые ракеты морского базирования «Томагавк».

В дальнейшем ходе кампании удары по Сирии наносились примерно поровну, с периодическими перекосами то на одном, то другом фронте. В Ираке теснимым силам лоялистов время от времени требовалась серьезная поддержка — доходило до того, что из аэропорта Багдада приходилось действовать вертолетам AH-64 Apache дислоцированного там небольшого контингента Армии США. В Сирии в октябре сосредоточились на уничтожении нефтеперерабатывающей инфраструктуры с целью подрыва источника доходов ИГ. После выполнения этой задачи подавляющее большинство ударов наносилось по «курдскому Сталинграду» — расположенному у сирийско-турецкой границы городу Кобани, где произошло самое кровопролитное за полгода сражение войны. По городу и его пригородам периодически наносилось более двух десятков ударов в день, а в общей сложности их было нанесено более 700. Руководство операции отчиталось об уничтожении более 280 огневых позиций боевиков, 100 занятых ими зданий, 60 «техничек» и дюжины танков. Только 27 января курдам при поддержке авиации удалось окончательно выбить боевиков из превращенного в руины города.


Созыв знамен

США изначально взяли курс на создание широкой международной коалиции. Это было необходимо, во-первых, для дополнительной легитимизации ударов и обеспечения дипломатической и информационной поддержки кампании на международном уровне, во-вторых — ввиду нежелания привлекать собственные дополнительные резервы. Ключевую роль в оформлении коалиции сыграла конференция, прошедшая в Париже 15 сентября.

С самого начала и до сих пор союзники США четко разделены на две группы: арабские страны Персидского залива и страны условного Запада.

В первую группу на данный момент входят Бахрейн, Иордания, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ. Эти государства наносят удары только по позициям боевиков в Сирии. Их активность явно невелика и крайне скромно освещается, не приводится четкой статистики. Основная польза от них состоит в дополнительной легитимации ударов по Сирии, которые наносятся не одними США, а «широкой антитеррористической коалицией», и предоставлении наземных баз.

Во вторую группу входят основные мировые союзники США — Австралия, Бельгия, Великобритания, Канада, Дания, Франция, Нидерланды (так же к этой группе стоит условно присоединить и Марокко). Эти государства направили свои контингенты на базы в странах Персидского залива — ОАЭ, Иордании, Кувейте.

Большинство контингентов строятся вокруг небольшой группы тактических многоцелевых истребителей (от шести F-16AM Fighting Falcon Бельгии или CF-188 Hornet Канады до девяти Rafale и пяти Mirage 2000 Франции). По возможности к ним добавляется крупный разведывательный самолет с большой длительностью полета, используемый для поиска целей и контроля эффективности нанесенных ударов, самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) и, конечно, самолеты-заправщики. Достаточно будет сказать, что на 31 января танкеры только США выполнили 5950 полетов и произвели 36591 дозаправку.

Определенно самый сильный контингент предоставила Франция; она же первой еще 19 сентября присоединилась к ударам. Пятая республика также планирует послать в Персидский залив свой атомный авианосец Charles de Gaulle, причем это решение было принято еще до терактов в Париже. 25 февраля его авиагруппа приступила к нанесению ударов. Другие страны, предоставившие наиболее сильные контингенты, — Великобритания и Австралия.

Страны этой группы наносят удары только по позициям боевиков в Ираке. Вызвано это слабой дипломатической обоснованностью ударов по Сирии без согласия правительства Башара Асада и/или санкции Совбеза ООН. В качестве исключения можно упомянуть только разведывательные полеты Великобритании над Сирией.

Успешное сотрудничество авиации столь многих государств — хороший пример высокого уровня совместимости техники и подготовленности военных западных стран к совместным действиям. Так, обычным делом является дозаправка в воздухе самолетов одной страны от танкера другой, управление самолетами нескольких стран воздушным командным пунктом (роль которого выполняет самолет ДРЛОиУ), не говоря уже об общем планировании, которое ведется в штабе Центрального регионального командования США, расположенном в Аль-Удейде, Катар.

Несмотря на большое число союзников, основную роль в нанесении ударов играют США. Так, согласно опубликованной в начале ноября 2014-го статистике, американская авиация нанесла 85 процентов всех ударов.


«Только мертвые увидят конец войны»

На конец января 2015 года нанесено 1919 ударов, убито, по американским оценкам, более 6000 боевиков, привлечены в той или иной степени к участию в коалиции десятки стран, а одни только США тратят на операцию более 8 миллионов долларов в день (общие же затраты к 30 января составили более 1,35 миллиарда долларов). Однако несмотря на все это, победа над ИГ сейчас не ближе, чем она была в августе 2014-го. Да, курды отбросили врага от Эрбиля и выиграли страшную битву за Кобани, а иракские лоялисты с помощью Ирана остановили наступление боевиков. Но террористы все еще контролируют огромную территорию. Противники ИГ демонстрируют стойкость, сражаясь на территории, которую считают «своей», но проявляют ограниченный наступательный потенциал и маневренность. Авиация коалиции пока действует практически без потерь — единственным возможно сбитым ИГ можно назвать только F-16C Иордании, однако причина его падения точно не установлена. Но бесконечно так продолжаться не может.

Боевики понесли серьезные потери, но к ним поступает значительное число добровольцев не только из традиционно исламских стран, но и из Европы и даже США, Канады, Австралии. ИГ уже нанесла удары «в тыл» в виде громких терактов в Великобритании, Франции, Канаде и даже в ранее, казалось бы, безумно далекой от радикального исламизма Австралии. Из последних их «подвигов» — казнь двух японцев (официально за то, что Япония, лишенная по Конституции права на применение силы за рубежом, помогла коалиции деньгами), сожжение заживо попавшего в плен иорданского пилота F-16C, обезглавливание 21 египтянина только за то, что они исповедовали христианство (на что Египет ответил авиаударами по объектам ИГ в Ливии).

Так что очередная война на Ближнем Востоке будет продолжаться еще долго. В наступившем 2015 году стоит ожидать только расширения воздушной кампании — недаром пиковыми по количеству примененных АСП стали декабрь 2014-го (1867) и январь 2015-го (2308). Спикер Пентагона Джон Кирби откровенно признал, что не знает, сколько уйдет на победу над ИГ — «возможно, от 3 до 5 лет». Похоже, США получили еще одну войну самого неприятного характера — ту, в которой не видно конца.

Александр Ермаков


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter