Авторизация
 
  • 05:06 – Танцы на ТНТ 3 сезон 3 декабря 2016 смотреть онлайн 
  • 05:06 – Новый Год 2017: как встречать, что готовить — меню (видео, фото) 
  • 05:06 – Биатлон 2016 Мужчины Спринт 10 км 3 декабря 2016: результаты, смотреть онлайн 
  • 05:06 – Биатлон мужчины Спринт 3 12 2016: результаты, кто победил, смотреть онлайн 

Чудо-остров

162.158.78.175

Станет ли Бахрейн для России вратами в регион Персидского залива
Чудо-остров Бахрейн

Коалиция арабских стран продолжает наносить удары по позициям хоуситов в Йемене. В операции участвуют 15 истребителей ВВС Бахрейна. Это небольшое королевство лишено присущих Саудовской Аравии и Катару глобальных геополитических амбиций. А из-за более скромных, чем у соседей, запасов углеводородов Манама сделала ставку на развитие человеческого капитала и создание в стране привлекательного делового климата. Но в Бахрейне не урегулирован религиозный конфликт между правящим суннитским меньшинством и шиитским большинством. «Лента.ру» попыталась разобраться в хитросплетениях общественно-политической жизни этого островного государства и оценить перспективы отношений Москвы и Манамы.

Власти Бахрейна позиционируют королевство как «ворота в регион персидского залива». Претендовать на это позволяет географическое положение Бахрейна (издревле остров был центром торговли), дополненное уже в новое время развитой транспортной инфраструктурой. На острове расположен аэропорт, на его побережье — порт, а с Саудовской Аравией Бахрейн связывает автомобильный мост протяженностью 25 километров. В планах строительство аналогичного моста между Бахрейном и Катаром (длиной 40 километров).


Все для бизнеса

Однако «воротами в регион» королевство может считаться еще и потому, что из него удобно вести бизнес с соседними странами. На острове очень благоприятный деловой климат.

Бахрейн — одно из первых государств региона, обнаруживших у себя запасы нефти и построивших завод для ее переработки. Однако запасы черного золота в королевстве не столь велики, как у соседей. К тому же нефть — ресурс ограниченный. Осознав это, власти королевства озадачились диверсификацией экономики, а также начали вкладываться в развитие человеческого капитала. В итоге в конце 1960-х годов возник промышленный бум, а десятилетие спустя — банковский. Сейчас Бахрейн старается заниматься инновациями.

На острове крайне привлекательный фискальный режим: нет подоходного налога, нет НДС, нет налога на деятельность корпораций. Кроме того, в 2006 году был открыт Международный инвестиционный парк Бахрейна (МИБП) — промышленная зона площадью 247 гектар, где созданы все условия для компаний, ориентированных на работу со всем регионом, а не только с рынком Бахрейна. Стоимость аренды одного квадратного метра в МИБП менее полутора долларов в год (с учетом коммунальных услуг). При этом в королевстве разрешено стопроцентно иностранное владение компаниями. А если еще учесть, что у Бахрейна есть соглашение о свободной торговле с США и упрощенный визовый режим с большим количеством стран, становится понятно, почему многие компании, работающие в регионе, предпочитают держать свои головные офисы именно в Бахрейне.

Стоит добавить, что нравы в королевстве значительно более мягкие, чем в соседних государствах. Женщины, полностью укутанные в черные одежды, на улицах попадаются, но их в разы меньше, чем дам, одетых по вполне западной моде. Алкоголь подается не только в барах при гостиницах, но и в обычных ресторанах и кафе. Благодаря этому в Бахрейн съезжаются не только любители арабской экзотики, но и туристы из близлежащих стран. В том числе и из Саудовской Аравии, чьим подданным время от времени хочется отдохнуть от царящего на родине ваххабитского благолепия.


Шиитский фактор

Из всего выше сказанного напрашивается вывод, что Бахрейн — едва ли не идеальное государство, совмещающее в себе исключительные возможности для ведения бизнеса с бытовыми удобствами. Однако это лишь одна сторона медали. На другой — крайне нестабильная политическая обстановка.

Большинство населения острова составляют мусульмане, 75 процентов из них — шииты, остальные — сунниты. Причем власть сосредоточена в руках суннитского меньшинства (этой ветви ислама придерживается королевская семья). На волне «арабской весны» шииты организовали массовые выступления, при подавлении которых погибли, по меньшей мере, 50 человек, сотни получили ранения. Характерная деталь: на остров тогда из Саудовской Аравии были введены 1000 военнослужащих (прямо по тому самому 25-километровому мосту). Хотя, как рассказал «Ленте.ру» сотрудник российского посольства в Манаме, непосредственно в усмирении мятежа иностранные войска участия не принимали, сам по себе их ввод показал: саудиты сделают все возможное, чтобы власть в соседнем королевстве оставалась в руках суннитов, а влияние главного политико-религиозного соперника — шиитского Ирана — в Бахрейне не усиливалось. В то же время этот шаг Эр-Рияда служил сигналом шиитскому меньшинству, компактно проживающему в нефтеносных районах Саудовской Аравии: миндальничать со смутьянами власти не станут.

Тем не менее в 2012 году беспорядки возобновились. Шииты требовали реформ и ухода монарха. Успокаивать их пришлось резиновыми дубинками и слезоточивым газом. Король Хамад призвал подданных к порядку и пообещал политические преобразования. Разрядить обстановку должны были выборы в парламент и муниципалитеты, состоявшиеся в конце 2014-го. Однако большинство шиитов их проигнорировали, и явка в день голосования не превысила 30 процентов. Конфессиональное противостояние в любой момент может вспыхнуть с новой силой.

Остроты проблеме добавляет то, что влияние шиитов в регионе усиливается. Недавно шиитские повстанцы-хоуситы захватили власть в Йемене. В результате иранские политики открыто заговорили о том, что теперь под их контролем находятся уже четыре арабских государства: Сирия, Ирак, Йемен и Ливан (в общественно-политической жизни этого государства огромную роль играет шиитская группировка «Хезболла»). Все это, разумеется, заставляет нервничать бахрейнское руководство и его покровителей в Эр-Рияде. Закономерный итог: Манама присоединилась к возглавляемой саудитами кампании против хоуситов.

Неудивительно, что об Иране, его влиянии на жизнь острова и перспективах сотрудничества с Исламской Республикой в Бахрейне говорят неохотно. Так, общаясь с журналистами на полях прошедшего в Манаме в первых числах марта Международного исламского инвестиционного форума, президент Исламского банка развития Ахмад Али аль Мадани (подданный Саудовской Аравии) крайне уклончиво отвечал на вопросы о взаимодействии с Ираном. По сути, он постарался отделаться общими фразами о том, что банк не вмешивается во внутреннюю политику и не делает различий между суннитами и шиитами. Главный исполнительный директор бахрейнского фонда Mumtalakat Махмуд аль Кухеджи, объясняя, почему эта структура не работает с Исламской Республикой, сослался на то, что там плохая бизнес-среда и поэтому безопасность инвестиций не может быть гарантирована. А ведущий специалист Совета по экономическому развитию Бахрейна, Жармо Котилэйн, вообще отказался отвечать на вопрос корреспондента «Ленты.ру» о влиянии Тегерана на жизнь королевства, охотно до этого порассуждав о том, что с Эр-Риядом у Манамы «есть связи на всех уровнях».


Российский интерес

Все собеседники автора этих строк сходились во мнении, что у отношений Москвы и Манамы большой потенциал, но пока связи находятся в зачаточном состоянии. Фактически главным достижением на ниве двусторонних контактов стал запуск прямого авиасообщения между столицами.

«Вы, наверное, слышали, что Бахрейн — это "ворота в регион"? Ерунда это все. Для России эту функцию выполняют ОАЭ. Так исторически сложилось, еще с 90-х, когда наши челноки возили из эмиратов товары на родину. Они привыкли к этой стране, там уже есть связи, инфраструктура. А в Бахрейне все еще нужно наладить», — поделился с «Лентой.ру» дипломатический источник.

Что же касается политики, то тут свою роль сыграл фактор «арабской весны», а точнее — событий в Сирии и отношения к ним России. С одной стороны, Бахрейн, как и его патрон в лице Саудовской Аравии, был не в восторге от того, что Москва последовательно защищала режим Башара Асада. Но, с другой стороны, твердость России в этом вопросе внушала уважение. В конце 2013 года в интервью The Telegraph бахрейнский принц Сальман бен Хамад аль-Халифа крайне резко высказался о Соединенных Штатах. «Складывается впечатление, что, когда дело касается арабских стран, Америка ведет себя как шизофреник. Проблема в том, что политика США подчинена двухгодичным избирательным циклам. При этом долгосрочное планирование отсутствует», — заявил шейх, намекая на отказ Вашингтона атаковать Дамаск и то, с какой легкостью Соединенные Штаты сдали своего верного союзника — Хосни Мубарака. При этом в пример американцам принц Сальман привел русских, которые, предотвратив удар по Дамаску, «доказали, что они надежные друзья».

Вопрос о том, удастся ли России конвертировать реноме надежного союзника в какие-либо практические дивиденды, остается открытым.

Артем А. Кобзев


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter