Авторизация
 
  • 03:47 – Битва экстрасенсов 10.12.2016 (10 декабря 2016): 17 сезон 15 серия смотреть онлайн – покойник в доме 
  • 03:46 – Биатлон гонка преследования женщины 10 12 2016 результаты, кто победил, смотреть онлайн 
  • 03:46 – Очень караочен 10 12 16 с Бузовой: Арбузова и бриллиантик в детстве, почему поменяла цвет волос, успех в сольной карьере, за что ненавидят и откровенные фото 
  • 03:46 – «Битва экстрасенсов» 10.12.16, смотреть онлайн: новая серия не для слабонервных 

Дракон и его соседи

162.158.78.98

Что ждет Северо-Восточную Азию в 2015 году
Дракон и его соседи

Ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе продолжит развиваться под воздействием двух ключевых тенденций: нарастания китайско-американской конкуренции и укреплением КНР внешнеполитических и экономических позиций. Несмотря на то, что усиление Пекина пугает соседей и, вероятно, даже приведет к их объединению в некий «альянс недовольных», до полномасштабного конфликта в АТР дело не дойдет. В этом не заинтересован ни Китай, ни Вашингтон, призывающий своих союзников в регионе к сдержанности. О том, что ждет КНР и другие государства Северо-Восточной Азии читайте в новой главе прогноза «Международные угрозы-2015», подготовленного для «Ленты.ру» агентством «Внешняя политика».

Си Цзиньпин гораздо быстрее, чем можно было предположить, завершил консолидацию власти, в том числе и за счет жестких репрессивных мер в отношении отдельных групп влияния в Политбюро, силовых и экономических структурах. Появление решительного лидера, как и оформление национальной идеологии — «китайской мечты», свидетельствует об окончательном превращении Китая в великую державу. При этом масштабные задачи национального возрождения (формирование в стране «общества средней зажиточности», превращение КНР в государство с наукоемкой зеленой экономикой) потребуют максимальной мобилизации ресурсов и купирования рисков нестабильности. Последние порождаются усилением запроса на либерализацию со стороны среднего класса и разрывом в доходах между беднейшими и богатейшими слоями общества. Ответом на эти вызовы станет дальнейшее укрепление авторитарной модели управления государством и усиление роли партии в жизни общества. В 2015 году антикоррупционная кампания в КНР продолжится, а ее динамика будет нарастать. Экономический рост КНР также продолжит замедляться (до 7,1 процента), при этом в ВВП возрастет роль наукоемких отраслей. Для иностранных компаний в Китае завершается «эпоха наибольшего благоприятствования», что выразится в усилении давления на них со стороны антимонопольных и контрольных органов КНР.

Пекин сформулировал и глобальный внешнеполитический проект — морской и сухопутный Экономический пояс шелкового пути. Этот проект предполагает создание разветвленной транспортной сети, которая соединит Тихий океан с Индийским и Атлантическим. Реализация этой и может превратить КНР в транспортно-инфраструктурную сверхдержаву XXI века. Проект будет набирать динамику и сопровождаться в 2015 году расширением практики выдачи «дешевых» кредитов и не обремененных политическими требованиями инфраструктурных инвестиций не только в Азии, но и в Европе. Вероятно, в 2015 году китайские компании начнут проектирование высокоскоростных магистралей Белград-Будапешт и Пекин-Москва.

Вовлеченность США в урегулирование конфликта на Украине и борьбу с Исламским государством сдерживает темпы объявленного Обамой «азиатского разворота». Ситуация усугубляется противоречиями между демократической администрацией Обамы и республиканским Конгрессом. В результате период «стратегических возможностей» для Китая оказался несколько продлен. Стремясь к укреплению в АТР своего лидерства, Пекин будет стремиться к формированию в регионе нового порядка безопасности и экономического порядка — прежде всего, за счет создания собственных финансовых и политических институтов. Одновременно КНР постарается нейтрализовать негативные последствия стратегической конкуренции с Вашингтоном и договориться с США о принципах «мирного сосуществования» в Азии.

Пекин выступит в 2015 году активным посредником в урегулировании внутриафганского конфликта, превращаясь в фактор стабильности в Центральной Азии. В целом, роль диалога с США в 2015 году снизится: Барака Обаму руководство КНР рассматривает как «хромую утку» и не будет стремиться к достижению прорывов в отношениях с Вашингтоном. Сложно складываются и экономические отношения США с государствами региона: затянувшиеся переговоры по соглашению о Транстихоокеанском партнерстве практически не имеют шанса завершиться его подписанием к концу 2015 года, а сам этот проект еще длительное время не сможет стать реальным конкурентом китайской экономической экспансии в регионе.

Отношения с Пекина с Тайбэем станут более напряженными. Этому способствовали протесты в Гонконге, вспыхнувшие осенью прошлого года (за реакцией материковых властей на эти выступления на Тайване следили очень внимательно), а так же поражение правящей партии Гоминьдан на муниципальных выборах, которое многими было расценено, как признак возвращения во власть противников сближения острова и материка.

Япония будет искать залог своей безопасности вне рамок военного альянса с США, стараясь наладить партнерство с другими странами АТР. В 2015 году японские дипломаты сосредоточатся на формировании с Филиппинами, Вьетнамом и другими государствами региона, имеющими территориальные споры с КНР, «альянса недовольных» (в том числе — за счет усиления военных контактов и поставок этим государствам вооружений). Такой альянс не сдержит роста влияния Китая, но скажется на формировании контуров региональной безопасности. Говорить о ремилитаризации Японии, несмотря на рост военных расходов, преждевременно. К тому же, экономические и финансовые проблемы (колоссальный госдолг и стагнация экономики) не позволят Токио сделать приоритетом внешнеполитические задачи.

Наибольшим конфликтным потенциалом в Восточной Азии по-прежнему будут обладать территориальные споры в Южно-китайском, Восточно-китайском и Желтом морях. Китай продолжит отстаивать право на обладание зоной исключительных интересов, но не будет стремиться к эскалации конфликта, как и другие его стороны. Соединенные Штаты, неоднократно призывали союзников не провоцировать Пекин, рассчитывая на то, что Вашингтон немедленно вступится за них в случае обострения ситуации. Китай также стремится отложить разрешение территориальных споров до того момента, когда зависимость государств региона от его экономических ресурсов полностью исключит их готовность вступать в конфронтацию. Вероятность эскалации конфликта в 2015 году, таким образом, остается достаточно низкой, но наличие у него символического измерения привносит в поведение его участников иррациональные мотивы.

Другим ухудшающим региональную обстановку фактором станет продолжающееся наращивание военной помощи США государствам региона, являющимися сторонами конфликта с КНР (в первую очередь — Филиппинам). Сочетание обоих факторов может привести к спорадическим вспышкам конфликтного поведения вплоть до вооруженных, но не к полномасштабной эскалации.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter