Авторизация
 
  • 13:11 – Обратная сторона Луны 2 сезон: 7 и 8 серия смотреть онлайн от 08.12.16 — финал 
  • 13:11 – Битва экстрасенсов 10 декабря 2016 (10.12.2016): смотреть онлайн 15 выпуск 17 сезона на ТНТ: Поиски в цирке 
  • 13:11 – Волчонок 6 сезон 4 серия смотреть онлайн на русском: «Остатки» 
  • 13:11 – Похороны детей, погибших под Ханты-Мансийском в Нефтеюганске: видеозапись уже опубликована в сеть «Интернет» 

Нет границ, нет проблем

162.158.78.178

Юго-Восточная Азия: рост стратегического недоверия
Нет границ, нет проблем

Судя по экономическим показателям, в Юго-Восточной Азии (ЮВА) все очень неплохо. Но с учетом политической нестабильности региона общая картина смотрится совсем иначе. Государства ЮВА страдают от внутриполитических противоречий, к тому же многие из них еще и имеют территориальные претензии друг к другу. Фактически таких раздражителей нет лишь в отношениях тех стран ЮВА, которые лишены общей границы. Что ждет Юго-Восточную Азию в 2015 году, читайте в новой главе прогноза «Международные угрозы-2015», подготовленного для «Ленты.ру» агентством «Внешняя политика».

В начале 2015 года ситуация в Юго-Восточной Азии со многих точек зрения выглядит позитивно. В первую очередь это касается экономики. По таким показателям, как рост ВВП, активность местных и иностранных инвесторов, большинство членов АСЕАН по-прежнему обгоняет многие другие развивающиеся и развитые страны. В самом конце 2015 года ожидается официальный запуск Экономического сообщества АСЕАН. Меры по формированию единого экономического пространства с населением в 615 миллионов человек позволят ЮВА сохранить присущий ей хозяйственный динамизм.

Однако если в качестве обязательной предпосылки экономического роста рассматривать политическую стабильность, то оснований для оптимизма значительно меньше. Признаки неустойчивости и неопределенности отчетливо видны в не самых отсталых странах, на уровне двусторонних отношений между ними и в масштабах всей ЮВА. В 2015 году эта тенденция не только не прервется, но получит дальнейшее развитие.

Тот, кто исходит из неразрывной связи экономики и политики, не увидит в этом ничего неожиданного. Центр тяжести глобальной экономики (а именно так сейчас говорят об АТР и ЮВА) — та зона, куда в поисках исключительных выгод устремляются предприимчивые игроки со всего света. У некоторых из них складываются отношения продуктивного сотрудничества, но другие жестко конкурируют друг с другом. Сталкиваются интересы, обостряется борьба за контракты и рынки при политической поддержке со стороны соответствующих государств. Чем интенсивней развивается экономика, тем выше «политическая температура» региона и его конфликтный потенциал.

В последние несколько лет едва ли не каждая избирательная кампания в странах АСЕАН — будь то Таиланд или Малайзия, Камбоджа или Индонезия, а отчасти даже Сингапур — дает пищу для размышлений о разногласиях внутри правящих элит, о конфликтах между властью и альтернативными элитами, между обществом и государством в целом. Массовые уличные противостояния с силами правопорядка перерастают в попытки «цветных революций». Первопричина этих явлений — ускоренная модернизация, решающая одни проблемы, но порождающая другие, создающая новые социальные дисбалансы, разрывы и противоречия. Наряду с завышенными ожиданиями, она стимулирует и протестные настроения (сфокусированные, в частности, на бурно расцветающей коррупции — непременной спутнице модернизации). И все это происходит в недрах этнически и конфессионально неоднородных обществ, где многие меньшинства чувствуют себя хронически обделенными, а политизация религии — в порядке вещей. Мусульманский юг Филиппин и мусульманский юг Таиланда, национальные окраины Мьянмы и места проживания мусульман-рохинжа, территории Новой Гвинее, входящие в состав Индонезии, остаются зонами застарелых конфликтов, обострения которых в 2015 году нельзя исключать.

В Таиланде противостояние между традиционной бангкокской элитой, тяготеющей к королевскому двору, и новобуржуазными группировками, ищущими поддержки непривилегированных слоев населения, продолжается уже более 10 лет, но готовности сторон к компромиссу по-прежнему не видно. Решение о суде над бывшим премьер-министром Йинглак Чинават, принятое в начале 2015 года, может обострить ситуацию.

В Малайзии ни у власти (в лице Национального Фронта, ядро которого составляет Объединенная малайская национальная организация), ни у оппозиции (в лице межэтнической коалиции Пакатан Ракьят) нет решения главной дилеммы местной политики. А именно: что делать с конституционными привилегиями малайцев, если коренное население страны категорически не хочет расставаться с ними, а некоренное (представленное китайцами и индийцами) требует их отмены. Причем Национальный Фронт, словно утомленный бременем многолетнего правления, и партия Пакатан, состоящая из временных попутчиков, не производят впечатления надежных опор «двухпартийности».

В 2015 год Индонезия — крупнейшая страна ЮВА и традиционный лидер АСЕАН — вступила с новым парламентом, новым правительства и новым президентом Джоко Видодо, пообещавшим глубокие преобразования в народных интересах. Однако кабинет министров сформирован на основе столь многочисленных компромиссов с политиками традиционного типа, что его дееспособность как «штаба реформ» не очевидна. Тем более что главный соперник президента — отставной генерал Прабово Субиянто — сплотил вокруг себя парламентское большинство. Если год пройдет в препирательствах исполнительной и законодательной власти, это вряд ли упрочит молодую индонезийскую демократию.

В октябре-ноябре состоятся выборы парламента и президента в Мьянме. Реформы последних трех-четырех лет, связанные с отказом военных от прямого управления государством и переходом к рынку, благоприятствуют легальной оппозиции. Наблюдатели не исключают, что ей (в той или иной мере) будет сопутствовать успех. Но как отреагирует на это армия? Готовы ли критики правительства не только к борьбе за голоса избирателей, но и к слаженной и конструктивной работе по продолжению реформ? В силах ли они поддержать государственную целостность Мьянмы?

Во Вьетнаме, где бурное развитие рыночных отношений пока не приходит в явное противоречие с существующими политическими порядками, сохранится верховенство компартии. Вопрос о том, в каком направлении, какими темпами и методами следует корректировать политическую систему Вьетнама, чтобы при ускорении модернизации страна не споткнулась и не растеряла своих достижений.

Что касается ситуация внутри АСЕАН как целого, то тут все чаще говорят о «росте стратегического недоверия». Размораживаются многочисленные территориальные и пограничные споры между странами-соседями, отложенные когда-то ради совместного противостояния коммунизму, но сегодня опять осложняющие межгосударственные отношения. Кажется, претензий такого рода не предъявляют друг другу лишь те, у кого (как, например, у Лаоса и Сингапура) нет общей границы. Самый болезненный случай — многосторонний спор о принадлежности островных территорий в Южно-Китайском море и доступе к природным ресурсам этой акватории. Тем временем страны Индокитая ищут, но часто не находят взаимопонимания в вопросе о совместной эксплуатации хозяйственного потенциала Меконга. Эти две группы проблем напомнят о себе в 2015 году.

Практически у всех стран ЮВА возникают мотивы для наращивания арсеналов, модернизации вооруженных сил, полицейских формирований и спецслужб. Хотя призывы к развитию регионального сотрудничества постоянно звучат из уст официальных лиц, все страны АСЕАН переживают подъем национализма — причем на самых разных общественных этажах.

Сходным образом складывается обстановка и по периметру АСЕАН. На словах, а в экономическом смысле и на деле, все великие и средние державы из числа диалоговых партнеров Ассоциации настроены на конструктивный, «интеграционный» лад. Однако в политических отношениях между рядом важнейших игроков — в первую очередь, США и Китаем, Китаем и Японией — продолжает накапливаться негатив. Проекция соперничества великих держав внутрь ЮВА — тенденция, ощущающаяся все сильнее, и 2015 год вряд ли станет в этом аспекте исключением.

Самое тревожное — возможность наложения всех вышеперечисленных трендов. Главный вопрос — где та грань, за которой неблагоприятные политические тенденции начнут угнетающе действовать на экономику ЮВА и АТР? То факт, что политизации подверглась сама тематика региональной экономической интеграции, не предвещает ничего хорошего. Соперничество таких проектов, как продвигаемое Вашингтоном Транс-Тихоокеанское партнерство (ТТП, с участием Брунея, Вьетнама, Малайзии и Сингапура), и Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП), за которое ратует АСЕАН, грозит обернуться глубоким размежеванием в Ассоциации. Между тем администрация США взяла курс на форсирование переговорного процесса по линии ТТП. Активизация Вашингтона на этом направлении явно повысит градус напряженности в ЮВА и АТР в 2015 году.


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter