Авторизация
 
  • 23:16 – «Маша и Медведь» новые серии 2016 года смотреть бесплатно 
  • 23:16 – Турецкая подлодка потопила фрегат – Видео с места события 
  • 23:16 – Дэвид Бекхэм снялся в социальной рекламе ЮНИСЕФ (видео) 
  • 23:16 – Осколки счастья: смотреть 171-172 серию онлайн 

Документ дня: Ее университеты

162.158.78.238

Чему дочь Си Цзиньпина научилась в Соединенных Штатах
Документ дня: Ее университеты Си Цзиньпин и его дочка Си Минцзэ

Как и дети многих других китайских высокопоставленных чиновников и богатых предпринимателей, дочь председателя КНР — Си Минцзэ — высшее образование получила за границей. Тщательно скрывая свое родство с лидером восходящей сверхдержавы, она изучала психологию и английский язык в Гарварде. Чему еще, помимо этих дисциплин, Си Минцзэ научилась в США, что она может рассказать отцу об американских ценностях и образе жизни? Можно ли утверждать, что жизнь в Соединенных Штатах прививает любовь к демократии? Об этом читайте в статье из журнала The New Yorker, перевод которой подготовила «Лента.ру».

Ясным майским днем прошлого года одна из выпускниц Гарвардского университета получила диплом и собралась уехать домой так же незаметно, как когда-то и приехала. Си Минцзэ, единственная дочь председателя КНР Си Цзиньпина и его жены, известной певицы-сопрано Пэн Лиюань, покинула Адамс Хаус — общежитие, в свое время ставшее домом для Франклина Рузвельта и Генри Киссинджера. В Гарварде девушка изучала психологию и английский язык. Жила под чужим именем, а кем она была на самом деле — знали лишь несколько человек с факультета и близкие друзья, «которых можно пересчитать по пальцам», утверждает Кэнзи Минемура, корреспондент японской газеты Asahi Shimbun, присутствовавший на церемонии вручения дипломов и написавший о жизни Си в Америке.

Си Минцзэ была в значительной степени ограждена от внимания прессы, как и другие ее сверстники — дети глав государств. Однако не все отпрыски политических лидеров Китая довольствуются тихой жизнью. До того как бывшего члена политбюро Бо Силая обвинили в коррупции, а его жену Гу Кайлай признали виновной в убийстве, их сын Бо Гуагуа приглашал Джеки Чана в Оксфорд и пел с ним на одной сцене, а будучи студентом Гарварда разъезжал на Porsche. Иначе поступала Си: в Кембридже она вела скромную жизнь. «Все свое время посвящала учебе», — утверждает Минемура.

В возрасте 22 лет Си Минцзэ вернулась в Китай. Она редко появляется на публике, тем не менее вместе с родителями посетила Яньань — сельскохозяйственный регион страны, куда ее отец еще подростком был сослан во времена «культурной революции». По его собственным словам, как личность он сформировался именно в годы, проведенные в Яньань: «Многие мои жизненные установки и личные качества сложились именно в те годы». Тогда ему было столько же лет, сколько его дочери во время учебы в Гарварде.

Хотя Си Цзиньпин много путешествовал, он не жил за границей длительное время — в отличие от своих предшественников Цзян Цзэминя (проходил практику на Московском автозаводе имени И.В. Сталина) и Дэн Сяопина (провел пять лет во Франции и учился в Советском Союзе). Первая жена нынешнего председателя КНР хотела осесть в Британии, но тот был против, и они развелись. По мере продвижения по карьерной лестнице Си Цзиньпин все чаще приходилось иметь дело с представителями Запада, но при этом отношение правительства к заграничным идеям становилось все более строгим. Министр образования Юань Гуйжэнь недавно заявил: «Мы ни в коем случае не должны допустить в наши школьные классы пропаганду западных ценностей».

Многие из тех, кто следит за происходящим в Китае, задавались вопросом: что Си Минцзэ рассказывала отцу об Америке? Как жизнь в студенческом городке, где свободно можно обсуждать самые драматичные главы истории Китая — «большой скачок» и «культурную революцию», — повлияла на мировоззрение Си Минцзэ?

Для граждан КНР обучение в США не сводится к клише «вернулся на родину с новыми идеями». Исследования показывают, что выходцы из Китая более других иностранных студентов склонны остаться в Америке. 92 процента китайцев, ставших кандидатами наук, еще в течение пяти лет после получения степени живут в США. Для сравнения, согласно данным National Science Foundation, лишь 41 процент граждан Южной Кореи поступают аналогичным образом. Исследователи полагают, что причиной тому могут быть давление со стороны семьи или карьерные перспективы. Зачастую возвращение на родину сопряжено со многими трудностями. Согласно данным опроса, проведенного в 2009 году при финансовой поддержке фонда Эвинга Мэриона Кауфмана, 17 процентов китайцев считают, что обосноваться в Соединенных Штатах сложно, при этом в два раза больше респондентов, 34 процента, признались, что возвращаться на родину тоже не просто ввиду ряда причин — обратного культурного шока, плохой экологии и других факторов.

Изучив вопрос влияния учебы за границей на формирование взглядов тех, кто после ее завершения вернулся в КНР, исследователи Донглин Хан и Дэвид Звейг выяснили, что пожившие в другой стране (были рассмотрены примеры с Канадой и Японией) более склонны верить в перспективы международного сотрудничества и менее привержены идеям агрессивного национализма в сравнении с другими представителями среднего класса, никогда не жившими за пределами Китая. Однако исследователи обратили внимание на одну примечательную деталь: поразительно большое число вернувшихся в КНР поддерживают внешнюю политику Пекина «вне зависимости от того, хороша она или нет». Такой подход может быть результатом самоотбора (студенты-националисты чаще возвращаются на родину), но в то же время это подчеркивает эффект, оказываемый проживанием в другой стране. Любому, кто когда-либо жил за границей, думаю, знакомо стремление держаться национальных корней — частично из чувства противоречия, частично от обиды из-за неприятия со стороны иностранцев. Чэн Ли из Brookings Institution отметил, что вопреки расхожему мифу о «впитывании демократии» — согласно этой теории, проживание в США делает иностранцев более восприимчивыми к демократическим и либеральным идеям — многие из вышедших в Китае книг, проповедующих самый жесткий национализм, были написаны теми, кто вернулся из-за границы.

Если Си Минцзе когда-либо станет более публичной персоной, мы узнаем, какие темы для застольных бесед она привезла домой из Штатов. В то же время другие китайцы, проживающие за границей, помогли нам понять, что «впитывание демократии» — не такая простая вещь. В начале этого года в Journal of Studies in International Education вышла любопытная статья под названием «Патриотизм за границей» (Patriotism Abroad), составленная из ответов пожелавших остаться анонимными китайских преподавателей и студентов, живущих за пределами страны. Одна из опрошенных (преподаватель естествознания) заявила: «В Китае люди часто жалуются. Но, живя в Америке, я хочу видеть Китай с положительной стороны. Это вопрос гордости, знаете ли; я хочу гордиться тем, что я китаянка».


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter