Авторизация
 
  • 20:46 – В чем встречать 2017 год Петуха по знакам зодиака: фото и советы 
  • 20:46 – Молодёжка 4 сезон 25 и 26 серия (06.12.2016) сериал смотреть онлайн 
  • 20:46 – Экс на пляже 2 сезон 6 выпуск (06.12.2016) смотреть онлайн 
  • 20:46 – Ревизорро 4 сезон в Москве выпуск 06.12.2016 смотреть онлайн 

Плацдарм на Одере

162.158.78.155

Зачем Германия и Польша нужны друг другу
Плацдарм на Одере Ангела Меркель и Владислав Бартошевский

Вопреки распространенному представлению о Польше как о безропотном вассале Вашингтона, Варшава проводит в Европе собственную активную политику. В ее основе — отношения с признанным европейским лидером, Германией. Берлин разыгрывает польскую карту, когда речь заходит об изменениях на постсоветском пространстве или очередных спорах с «Газпромом», а Варшава надеется при помощи Берлина укрепить свои позиции в мировой политике и стать ведущим союзником ФРГ к востоку от Одера.

В преддверии 70-летнего юбилея капитуляции нацистской Германии мировые политики зачастили с заявлениями о том, куда они не поедут. Например, канцлер нынешней Германии Ангела Меркель отказалась от поездки в Москву. Но совсем недавно посетила Варшаву. Судя по составу германской делегации, визит был сугубо деловым. Согласно официальной информации, на редкость скудной, поездка была мемориальной или просто дружеской. Было сказано немало слов памяти жертв Второй мировой войны, умершего накануне польского политика Владислава Бартошевского и о важности польско-германских отношений.

В следующем году отмечается еще одна круглая дата — 25-летие польско-германского соглашения о добрососедстве и сотрудничестве. Тандем Берлина и Варшавы в современной Европе и за ее пределами крепок как никогда прежде. И в том главная заслуга канцлера Германии Ангелы Меркель и бывшего премьера Польши Дональда Туска, благодаря германской протекции возглавляющего Евросовет.

Отчасти поездка Ангелы Меркель со значительной частью своего кабинета в Варшаву была демонстративной акцией. Подобный, столь масштабный визит представителей польского правительства в Берлин пока невозможен, поскольку в стране это могло бы породить волну критики и обвинений в отсутствии у властей национальной гордости. Но именно такие шаги Берлина, поддерживающие у поляков впечатление собственной значимости в европейской политике, открывают возможности для встречного движения. Оно уже началось и безусловно будет усиливаться.

Еще четыре года тому назад выступление тогдашнего польского министра иностранных дел Радека Сикорского в Берлине о необходимости более активной германской политики в Европе прозвучало как гром среди ясного неба. «Наверное, я буду первым в истории министром иностранных дел Польши, который это скажет: я начинаю меньше бояться немецкой мощи, чем немецкого бездействия», — заявил он тогда. Лидер парламентской оппозиции Ярослав Качиньский даже инициировал голосование в Сейме о вотуме недоверия министру иностранных дел и собрал противников прогерманской ориентации на уличном митинге. Однако теперь близкие отношения с Германией воспринимаются основной массой польского населения уже достаточно позитивно, а для немцев проблемы вообще нет — там об отношениях с Польшей думают только в правительстве и только когда это необходимо.

Практические цели визита были весьма разнообразны: значительное внимание уделили выработке совместной позиции по внутриевропейским вопросам. Обсуждались и иммиграционная политика ЕС, и проведение в жизнь принятых за несколько дней до этого постановлений чрезвычайного саммита Евросоюза по этому вопросу. Их общий смысл в том, что необходимо обеспечить более-менее равномерное распределение миграционного потока внутри ЕС и постараться оградить Европу на самом сложном южном направлении, испытывающем колоссальное давление со стороны африканских беженцев. Польский премьер Ева Копач напомнила, что Польша обещала помощь и обязательно пошлет самолет в регион Средиземного моря.

Большое внимание уделялось вопросам энергетики и объединения трубопроводных систем. Было заявлено, что в ближайшие месяцы Польша и Германия приступят к работе над энергетической унией ЕС. Законодательные изменения должны быть подготовлены в этом и следующем году: для начала европейские страны обяжут раскрывать Еврокомиссии параметры газовых контрактов с тем, чтобы все покупатели имели представление о «честной цене». Главным образом нововведение коснется «Газпрома», работающего по системе долгосрочных контрактов.

Еще один звонок для газового монополиста: Еврокомиссия предъявила официальное обвинение «Газпрому» в нарушении антимонопольных правил. Речь идет о якобы имевших место попытках «Газпрома» обеспечить себе доминирование на рынках Центральной и Восточной Европы. Началось все с литовского обращения в Стокгольмский арбитраж в связи с переплатой за импортируемый российский газ. Однако именно сейчас и в более широком контексте вопрос поднят не случайно. То, что делает Еврокомиссия, практически никогда не расходится с мнением и пожеланиями Берлина.

Польский госсекретарь по европейским делам Рафал Тшасковски сразу же заявил, что сам шаг Еврокомиссии, инициировавшей расследование в отношении «Газпрома», показывает, что обвинения возникли не на пустом месте. Польша — давний рупор энергетической интеграции европейских стран, а Германия через европейские институты пытается усилить свое лидерство на континенте. Так что потенциал для сотрудничества в энергетических вопросах у двух стран немалый.

Еще одной из тем польско-германского общения в Варшаве было согласование шагов на предстоящем саммите Восточного партнерства в Риге. Как минимум там ожидается борьба трезвого расчета европейцев и совсем нетрезвых амбиций тех, кто волевым решением объявил себя европейцем. Например, Украина и Грузия надеются, что на саммите будет урегулирован вопрос об упразднении виз с Европой, хотя на европейских площадках он и не поднимался. С другой стороны, для этих двух стран саммит — возможность напомнить о своих устремлениях и сделать волнующую их проблему предметом обсуждения. Конечно, Польша на словах поддержит старания Украины и Грузии, а Германия проявит сдержанность и строгость. Но это не более чем распределение ролей.

Впрочем, там обсудят и немало серьезных вопросов, требующих согласования позиций Берлина и Варшавы — ключевых в Европе вдохновителей политических изменений на постсоветском пространстве. Переговорная активность вокруг саммита просто колоссальная, а вот о его содержании пока можно только догадываться. Несомненно, для России готовится сюрприз.

Помимо встреч коллег-премьеров и на министерском уровне, Ангела Меркель нашла время и для польского президента Бронислава Коморовского. Обсуждали политику ЕС в отношении России и украинского вопроса. Еще одна тема — саммит НАТО, который пройдет в Варшаве в следующем году. Разумеется, это был не более чем обмен мнениями.

Дело в другом. Польша сейчас на пороге президентских выборов, и этот визит в Варшаву — хороший комплимент польской национальной гордости — в какой-то мере сыграл на руку действующей власти. Бронислав Коморовский участвует в предвыборной гонке и готовится переизбраться на второй срок. Его победа практически не вызывает сомнений, а в Германии поддерживают нынешнее состояние отношений с Польшей и сложившийся расклад сил в польской политике.

Германия в данный исторический момент активно и в то же время мягко добивается лояльности своей политике среди малых стран Восточной Европы. Когда-то именно они более всего опасались германской угрозы, но в современном мире вероятность конфликта между европейскими странами сведена к нулю, и доминирование Берлина предстает в новом свете. Прежде всего это патернализм, забота и готовность делиться.

Долгое время германская политика отличалась крайней пассивностью. В сложных международных вопросах Берлин плелся в хвосте французской дипломатии, восточная политика была едва ли не полностью сосредоточена на особых отношениях с Россией, а внутри Европы немцы старались себя вести скромно и сдержанно, чтобы никого случайно не напугать. Ангела Меркель старается не торопить события, и ее политика требует весьма филигранной работы — соблюдая меру, укреплять позиции Германии, а также практически подвластные ей институты ЕС. Даже в тех странах, где к Германии относятся с подозрением, в целом не против, чтобы Берлин взял на себя побольше ответственности. Другое дело, что найти союзников в своей политике Германии крайне нелегко, и Польша в этом смысле выполняет уникальную роль как внутри ЕС, так и за его пределами.

Особый характер отношений с Германией несет Польше множество выгод, очевидных для поляков. Это и международный статус, и возможность принимать участие в решении европейских вопросов, поддерживая германские инициативы, и кураторство того же Восточного партнерства. Кроме того, в Варшаве верят, что тесное сотрудничество Польши и Германии — лучшая гарантия от возвращения Берлина к особым отношениям с Москвой. Верят, но не понимают, что вес союзника, оказывающего множество мелких услуг, всегда меньше веса партнера, отношения с которым строятся на стратегической основе.

Германская политика пока находится в состоянии трансформации, но в скором времени этот процесс будет завершен. К новой роли Германии привыкнут в Европе и в мире, и тогда у Берлина появится больше возможностей выстраивать прочные и предсказуемые отношения с остальными европейскими и неевропейскими странами, а ценность Польши в германской политике обретет свое реальное значение.

Дмитрий Офицеров-Бельский доцент НИУ Высшая Школа Экономики


КОММЕНТАРИИ:

  • Читаемое
  • Сегодня
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Twitter