Китай использует мифологию и научную фантастику, чтобы продать миру свою космическую программу

Китай использует мифологию и научную фантастику, чтобы продать миру свою космическую программу
17 июня 2021 года Китай начал свою долгожданную программу Шэньчжоу-12, согласно которой три китайских космонавта будут отправлены в направлении основного модуля Тяньхэ. Сам модуль был запущен в конце апреля и стал частью постоянной космической станции Tiangong, которая, как планируется, будет оставаться на орбите в течение следующих десяти лет.

Строительство Китаем собственной космической станции происходит из-за исключения страны из Международной космической станции в результате обеспокоенности США по поводу передачи технологий, которые могут повысить военный потенциал Китая. Не обращая внимания на это, Китай продвигает свои собственные космические программы и альянсы. С тех пор страна продемонстрировала, что китайский «бренд» космической техники заслуживает уважения и может удерживать свои позиции на международной арене.

Фото: https://decider.com/

Впечатляющий послужной список замечательных космических начинаний – не единственное, что отличает космический бренд Китая от других национальных игроков. Правительство и связанные с ним организации приложили согласованные усилия для создания уникальной «китайской космической культуры» наряду с достижениями страны в области космических технологий. В то время как целевая аудитория для многих из этих культурных творений остается внутренней, космические амбиции Китая направлены на глобальную аудиторию различными способами.

Легендарное начало


Возможно, наиболее очевидным примером этого является присвоение этим программам названия традиционных корней Китая. Название Тяньгун переводится как «Небесный дворец». Это была резиденция божества, обладающего высшей властью над Вселенной в китайской мифологии, Небесного Правителя. Это название особенно подходит для китайской космической станции, которая служит домом на небесах для тайконавтов страны. Смысл Шэньчжоу – миссий, отправляющих тайконавтов в космос – «Божественный сосуд», который также является омофоном древнего названия Китая, «Божественная земля».

Между тем китайские миссии по исследованию Луны названы в честь легендарной богини Луны Чанъэ. Легенда гласит, что Чанъэ полетела с Земли на Луну после того, как украла эликсир бессмертия у своего мужа Хоу И. Согласно китайской мифологии, Чанъэ продолжает жить на Луне со своим спутником-кроликом, который тратит свое время на то, чтобы готовить эликсир бессмертия в ступе для богини. Кролик известен как Юту, или «Нефритовый кролик». Два китайских лунохода, второй из которых первым прилунился на обратной стороне Луны в 2019 году, названы в его честь.

Ключевым компонентом этой миссии по высадке на Луну был спутник-ретранслятор Queqiao. Он был назван в честь мифа о «Сороковом мосту», который соединяет «Пастушку» и «Ткачиху» через Млечный Путь в романтической сказке. Спутник выступал в качестве жизненно важного моста для связи между компонентами миссии Chang'e и китайским центром управления полетами. Связь традиционного прошлого Китая с его перспективной космической деятельностью укрепляет идентичность этих космических программ как явно китайских.
Китай использует мифологию и научную фантастику, чтобы продать миру свою космическую программу
Фото: http://gttrussia.ru/

Связывая эти достижения с культурным наследием страны, они представлены не как простые копии своих предшественников космической державы, а как развитие национальных талантов и достижений. Они также служат напоминанием о том, что, хотя программы нацелены на самые дальние уголки космоса, будущее Китая никогда не будет оторвано от его национальных и культурных корней. Кроме того, эти легендарные имена являются сигналом для международного сообщества о том, что космос не является исключительной прерогативой исторических западных фигур, таких как Аполлон или Артемида, но что он также принадлежит к линии китайского народа.

Будущее Китая в художественной литературе


За последние несколько лет несколько корпораций, базирующихся в Китае, совместно с официальными космическими организациями Китая, от престижных модных брендов до KFC, выпустили коммерческие продукты космической тематики и рекламные кампании. Но, пожалуй, самое заметное продвижение космических амбиций Китая – это фильмы. В 2019 году вышел научно-фантастический блокбастер «Блуждающая земля». Фильм был хорошо принят и разрекламирован международными медиа-платформами государства как обязательный к просмотру.

Режиссер Франт Гво говорил о важности послания, лежащего в основе фильма, утверждая, что образ мыслей Китая о космосе сильно отличается от идеологий США. По словам Гво, в то время как США мечтают в конечном итоге покинуть Землю и отправиться на другие планеты, китайская космическая мечта – улучшить жизнь на Земле за счет использования космических ресурсов. Фильм продвигает идею о том, что мы не должны пытаться сбежать с нашей планеты, но вместо этого мы должны стремиться защитить ее.

В то время как большинство коммерческих продуктов космической тематики по-прежнему нацелены на внутренний рынок, китайская фантастика становится все более популярной за рубежом. Такие книги, как «Проблема трех тел» Лю Цысиня, написавшего рассказ, по которому была адаптирована «Блуждающая земля», «Складывание Пекина» Хао Цзинфана, который также адаптируется для экрана, и «Искупление времени» Баошу – все они имеют успех. Признанные политиками в качестве потенциально мощного инструмента для продвижения утвержденных государством нарративов, правительственные органы поощряли китайских создателей научно-фантастических фильмов включать нарративы, которые соответствуют более широким идеологическим и технологическим амбициям режима.
Китай использует мифологию и научную фантастику, чтобы продать миру свою космическую программу
Фото: http://gttrussia.ru/

Фэнтезийный аспект научной фантастики может объяснить, почему этот жанр продвигается на международном уровне в первую очередь по сравнению с другими коммерческими продуктами, которые содержат изображения реальных космических миссий Китая. В отличие от растущих возможностей Китая в космосе, которые США рассматривают как угрозу, вымышленные космические разработки страны не представляют реального риска. Такие истории, способные включить фон технологически мощного Китая в увлекательные и убедительные повествования, позволяют иностранной аудитории проникнуться идеей Китая как космической державы без политического дискурса, который окружает ее реальную космическую деятельность.

В конце концов, иностранная аудитория может начать привыкать к представлению о Китае как о мировом технологическом лидере. А это, в свою очередь, может стимулировать интерес к деятельности китайской национальной космической программы.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: