Почему мы боимся темноты? Наше поведение по-прежнему определяется доисторическими привычками

Почему мы боимся темноты? Наше поведение по-прежнему определяется доисторическими привычками
Мы включаем свет, когда это необходимо, ездим на машинах со скоростью более ста километров в час и никогда не умираем с голоду. Однако наша голова готова только к обычному бегу, периодическому голоду и ранней темноте. Какие проблемы создает описанное несоответствие?

Окружающий нас мир наполнен современными технологиями, и все же наш мозг настроен на то, чтобы справляться с жизнью в доисторические времена. Анатомически современные люди появились в Африке 200-300 000 лет назад. Однако качественно нашему мозгу требовалось больше времени, чтобы расти: мысли и привычки, которые отделяют нас от более старых гоминидов, сформировались около 50 000 лет назад. С ростом интеллекта пришло все, что мы ассоциируем с современным человеком – захоронение мертвых, абстрактное мышление, изобразительное искусство, символическое мышление или производство более сложных инструментов. Если мы возьмем человека, родившегося 10 000 лет назад, когда человечество медленно переходило от охоты/собирательства к земледелию, и подняли его до сегодняшних стандартов, он легко мог бы стать программистом или писателем. С тех пор человеческий мозг претерпел лишь незначительные изменения.

Фото: https://vplate.ru/

Одно большое «НО»


Наш эволюционный успех буквально соблазняет нас похлопать друг друга по плечу, поздравить себя и решить, что ничто не свяжет нас с нашими древними предками. Но верно обратное – миллионы лет эволюции, которые происходили в совершенно другой среде, чем мы живем сегодня, все еще отчетливо видны в нашем мозгу.

Ежедневная борьба за выживание – либо из-за безжалостных хищников, либо из-за необходимости добывать пищу – была заменена излишками пищи и относительным отсутствием смертельных угроз. За короткое время мы оказались в мире, полном фантастических технологий, беспрецедентных соблазнов и огромного количества других людей. Более того, все произошло так быстро, что эволюция была далеко позади, и наши умы в основном застряли в каменном веке, когда люди жили как охотники и собиратели. Многие из наших инстинктов и реакций развились для совершенно иной среды, чем та, в которой мы находимся сегодня, что называется «эволюционным несоответствием». Некоторые из наших палеолитических инстинктов и эмоций, несомненно, полезны, другие безвредны, но некоторые из них могут вызвать ряд проблем в настоящее время.

Несомненно, одним из самых ярких последствий несоответствия между палеолитическим сознанием и современным существованием является современная эпидемия ожирения и связанных с ним заболеваний. В то время, когда человеческий мозг развивался, наши предки в основном занимались охотой и собирательством, а пищу редко оставляли на потом. Напротив, ее потребление часто было нерегулярным, питательная ценность была низкой, а для ее получения требовались огромные усилия. Поэтому наиболее ценными и востребованными были продукты с высоким содержанием сахара или жиров, полные легкодоступной энергии.

Неудивительно, что эволюция дала нам буквально непреодолимое желание сладкого и жирного. У тех, у кого этого не было, не было такой сильной мотивации искать подобную диету, и особенно в периоды дефицита, поэтому на них могло повлиять меньшее количество рожденных потомков. То же самое можно сказать и о соли, которая играет незаменимую роль в функционировании человеческого тела и большинства других существ. Из-за ее отсутствия необходимо было мотивировать организм не оставлять свои ресурсы неиспользованными.

Однако наши предки употребляли описанные блюда лишь изредка, поэтому опасности их переедания не было. Но сейчас ситуация совершенно иная – жирное, сладкое и соленое нам предлагают практически в неограниченном количестве, вам остается только выбирать. Кроме того, американский психиатр Рэндольф Нессе напоминает нам, что проблема не только в доступности подобных аттракционов, но и в их безупречном дизайне, который атакует наш мозг через зрение или прикосновение:


«Пищевые инженеры сочетают жир, соль, сахар, белок и различные химические вещества в различных формах, цветах и ​​текстурах. Эти продукты представляют собой фантазию, которая стала реальностью, и в некоторых мелочах они доступны на каждом углу».


Почему мы боимся темноты? Наше поведение по-прежнему определяется доисторическими привычками
Фото: https://profile.ru/

Вместо прогулки на четырех велосипедах


Однако проблема не только в снабжении продуктами питания, но и в том, что сегодня нам приходится почти не прилагать усилий для их получения. Наши предки привыкли часами охотиться или собирать, и каждый день они сжигали большое количество энергии; в то время как в настоящее время больше нет необходимости покидать собственный дом, чтобы быть довольным – все, что вам нужно сделать, это заказать все, что мы только хотим, и курьер доставит это к нашей двери.

Возникает вопрос, почему природа не одарила нас такой страстной любовью к активным движениям? И ответ: потому что в этом не было необходимости. Наоборот, поскольку продовольствия часто не было в достаточных количествах, не говоря уже о излишках, необходимо было управлять энергией как можно более эффективно – например, не тратить на еду больше, чем она могла бы обеспечить, и не тратить ресурсы на виды деятельности, которые не являются необходимыми для выживания (как на пробежку).

Напротив, лучше было отдохнуть и дать возможность телу регенерировать, чем мы пользуемся по сей день, а усилия по сохранению сил отражаются в повседневной жизни. Мало кто в метро предпочитает подниматься по лестнице, если они могут воспользоваться эскалатором, да и добраться до ближайшего магазина на машине приятнее, чем идти пешком. Таким образом, тяга к высококалорийной пище и склонность бездельничать – это две стороны одной медали. Однако в то время, как в каменном веке – и для многих людей несколько десятилетий назад – эти эволюционные стратегии казались необходимыми для выживания и рождения потомства, в современном мире они стали смертельной комбинацией с последствиями в виде ожирения, диабета, сердечно-сосудистых заболеваний и т. д. – мы видим депрессию повсюду.

Хотя сегодня человек считается хозяином творения, в прошлом этого, конечно, не было. Представители рода Homo, которые сто лет назад разошлись из Африки во все уголки планеты, составляли вкусную и легкую добычу для тигров, львов, гиен, волков, медведей и других хищников. И им также угрожала смертельная опасность со стороны многих более мелких животных, особенно змей и пауков. Поэтому страх перед ними врожденный, как у человека, так и у его ближайших родственников. В результате этого безжалостного прошлого в нашем мозгу все еще есть ряд стратегий для выживания в дикой природе.

Возьмем, к примеру, страх перед темнотой: люди в первую очередь полагаются на зрение, а темнота не позволяет им хорошо ориентироваться. Каждый треск веточки или шелест листьев вызывает прилив возбуждения, так как это может быть смертельной опасностью. В такой ситуации активируется хорошо известная стрессовая реакция «бей или беги», которая подготавливает организм к трудным моментам: учащается пульс и давление, в кровообращение перекачивается накопленная энергия, выводится адреналин и другие гормоны. Он также ускоряет дыхание, чтобы у тела было достаточно кислорода для возможного побега или борьбы, останавливаются менее важные процессы, такие как восстановление или рост тканей, и обостряются чувства.
Почему мы боимся темноты? Наше поведение по-прежнему определяется доисторическими привычками
Фото: https://www.ideabank.by/

Снаряжение для выживания


Если описанная реакция не сработала для особи, это, скорее всего, означало исключение его генов из естественного отбора. Причем реакцию необязательно включать только тогда, когда животное сталкивается с хищником, но (особенно у млекопитающих) заранее, как только можно ожидать встречи подобного типа – например, после шелеста листвы в темноте.

Проблема возникает, если процесс запускается в совершенно неадекватной ситуации. И это именно то, что происходит сегодня, когда нас больше не беспокоят смертельные хищники, а лишь проблемы на работе, заботы о близких, негативные новости или «тридцатилетняя ипотека». Полезный острый стресс, который длится всего несколько мгновений, становится длительным, хроническим, что имеет ряд неблагоприятных последствий: от гипертонии и повышенного риска сердечно-сосудистых заболеваний до ослабления иммунитета и восприимчивости к инфекционным заболеваниям. И несоответствие между эволюционным происхождением наших телесных процессов или эмоций также может привести к развитию некоторых психических расстройств.

Однако дух палеолита делает нас не только жертвами непреодолимой пищи и хронического стресса. По мнению некоторых авторов, это также влияет на нашу способность решать глобальные проблемы. До сравнительно недавнего времени люди жили в общинах, обычно до 150 членов, и в таком сообществе все знали друг друга, что давало возможность наказать кормильцев и, наоборот, наладить сотрудничество. Но как насчет аналогичной обстановки в глобализированном мире, где мы каждый день встречаем множество незнакомцев? Почему мы должны заботиться об их благополучии?

Если в этом нет корыстного интереса, мы определенно не предпочтем их счастье нашему. Поэтому инстинктивно нам гораздо приятнее наслаждаться большим телевизором, более мощной машиной, более дорогим домом, чем жертвовать такими вещами ради абстрактных целей остановки глобального изменения климата. Таким образом, наше сознание получает от глубоко скрытых инстинктов уже «законченные» решения, которые оно будет только рационально объяснять в ретроспективе, потому что «глобального потепления не существует. Но даже если оно и существует, то в первую очередь не человек может нести за это ответственность, поскольку ты все равно ничего не сможешь с этим поделать».

Контролируем ли мы свои инстинкты?


Эволюционное несоответствие особенно сильно сказывается на области технологий. Известный биолог Эдвард Уилсон как-то сказал: «Настоящая проблема человечества заключается в том, что мы переживаем палеолитические эмоции, средневековые институты и божественные технологии». И неважно, будет ли это в последнем случае высокотехнологичное оружие, быстрое автомобили или компьютеры и Интернет, что слишком сильно удовлетворяет наше стремление к информации и личному признанию через социальные сети.
Почему мы боимся темноты? Наше поведение по-прежнему определяется доисторическими привычками
Фото: https://rg.ru/

К счастью, ситуация не так плоха, как может показаться. Первый шаг к овладению древними инстинктами – осознать, что наш мозг эволюционировал в другой среде. Кроме того, мы не находимся в беспомощной буксировке эмоций, мы можем думать и управлять чувствами силой воли. Особенно это касается тяги к жирному и сладкому, которую мы можем преодолеть и даже избавиться. Точно так же мы можем научить свое тело любви к движению с помощью регулярных тренировок, после которых ему потребуется доза эндорфинов, выделяемых во время упражнений. По сути, то же самое относится к нашим зачастую глубоко укоренившимся расовым предрассудкам, которые не в последнюю очередь оправданы в современном мире. Таким образом, хотя человеческий мозг оставался безнадежно отстающим с точки зрения эмоций и инстинктов в каменном веке и отстает от скорости текущих изменений, у него есть средства, чтобы не отставать от того, что он создал. Надо просто подумать.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: