Какие часы использовали советские и российские космонавты во время космических полетов

Какие часы использовали советские и российские космонавты во время космических полетов

Согласно сегодняшней крылатой истории, в то время как НАСА потратило миллионы долларов на разработку ручки, которая может писать в условиях невесомости, русские использовали простой карандаш. То же было и с часами, которые должны были стать частью космических миссий

НАСА уделило должное внимание отбору официальных часов для своих астронавтов: составило список требований и назначило специальную комиссию, которая подвергала кандидатов тщательной процедуре. В конце концов, швейцарский бренд Omega выиграл с моделью Speedmaster: поэтому мы могли бы найти на запястьях всех астронавтов Gemini, Apollo и Skylab, но мы увидим их сегодня и у многих пилотов. В Советском Союзе, с другой стороны, никогда не было официального выбора единственной летной вахты. С небольшим преувеличением можно сказать, что если таймер какое-то время показывал правильное время, значит, он был допущен к космическому полету.

Фото: https://magazine.bulangandsons.com/

То, что было хорошо намечено американскими астронавтами Mercury – такими как секундомер Heuer Джона Гленна, Breitling Navitimer Скотта Карпентера или Bull Accutron Гордона Купера – для современных историков гораздо сложнее с их советскими коллегами. Это связано с гораздо более строгим режимом, который правил не только в Кремле, но и в Звездном городке. В то время как американская общественность могла внимательно следить за тем, что выплачивается за счет налогов, советский гражданин в основном был информирован только о дальнейших успехах в области космической добычи полезных ископаемых.

По сей день мы не знаем наверняка, какие часы носил на запястье Юрий Гагарин во время своей исторической миссии. Существует общее согласие по двум моделям: первая – Семья, что в переводе с русского означает «родина», вторая, более вероятно, носит название «Штурманские», псевдоним «навигатор». Хотя Семья ведет воображаемую битву за более короткий конец, и большинство свидетельств говорят против нее, это не помешало неизвестному коллекционеру продать эти часы на онлайн-аукционе eBay за 28000 долларов.

В пользу модели «Штурманские» говорит тот факт, что их приобретали выпускники престижного Оренбургского летного училища, среди которых был и Гагарин. Так что, вероятно, это были его личные часы, которые первыми облетели Землю. Технически эта конструкция произошла от французской модели R26, которую выпускала мануфактура LIP. Завод Chronotechna в Нове-Место-над-Метуйи также скопировал часы того же производителя по лицензии и начал поставлять их на рынок под названием Spartak, а позже Prim.

Однако Советы не только скопировали хронометр, но и усовершенствовали его технически: эксцентричная секундная стрелка была заменена центральной, и была добавлена ​​система остановки, которая позволяет останавливать ее, вытаскивая заводную головку, чтобы часы могли быть точно настроены. Точность в сочетании с хорошим контрастом стрелок и циферблата играют решающую роль для пилотов. Вскоре после исторической миссии Гагарина бренд «Штурманский» было переименован в «Полет» и до сих пор выпускаются под этой маркой.

1965 год стал еще одной вехой в гонке за господство в космосе между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Для Советов было делом престижа снова доказать всему миру, что они ведут необъявленную войну, и в марте они отправили на орбиту Павла Беляева и Алексея Леонова с задачей совершить их первый выход в открытый космос. До тех пор их коллеги из предыдущих полетов обходились обычными тремя стрелками своих собственных часов. Но на этот раз все должно было быть иначе: точное измерение могло стать вопросом жизни и смерти...
Какие часы использовали советские и российские космонавты во время космических полетов
Фото: https://hightech.fm/

Больше всего американские астронавты оценили функции хронографа. Однако это «усложнение» часового производства очень требовательно к производству не только по количеству компонентов, но, прежде всего, по их качеству и точности обработки. Хотя СССР доминировал в производстве наручных часов с 1930-х годов, кража машин и ноу-хау мастеров из немецкой Гласхютте внесла большой вклад в действительно точное производство высококачественных суппортов. Весной 1945 года город стал мишенью наступающей Красной армии, которая планировала занять места с развитой промышленностью. И маршал Сталин определил точную механику как одну из основных дисциплин, в которой Союз должен был доминировать после войны.

Единственный функционал


По мере приближения полета Алексея Леонова сотрудникам космической программы становилось все более ясно, что космонавту понадобится секундомер, чтобы измерить свое время за пределами кабины во время сложного выхода за пределы корабля. Он просто не мог без них обойтись. К счастью, в 1959 году ВВС США разработали хронограф «Стрела», модель которого снова стала французским механизмом, на этот раз Venus. Как и часы Гагарина, они были только хромированными (при частом ношении они начинают «шелушиться» и латунь просвечивает через тонкий слой хрома). Модель имела два регистра: один мог измерять время до 45 минут при включенном секундомере, другой – с постоянной секундной стрелкой. Поскольку ожидался подъем на свободное пространство продолжительностью всего несколько минут, считалось, что достаточно индикатора с максимумом в три четверти часа.

С определенной долей критики можно сказать, что единственная техническая вещь, которая действительно безупречно работала, когда вышел Алексей Леонов – это часы. При возвращении в кабину космический рукав надулся и стал негибким, он был слишком узким, люк нельзя было закрыть. Героическое выступление по праву вошло в историю, и небольшой кусочек головоломки представляли собой часы шириной едва 37 мм на левом запястье. Следует, однако, отметить, что космонавт не остался им верен. Во время совместного полета «Аполлон-Союз» его американский коллега Том Стаффорд подарил ему модель Omega Flightmaster. Леонов очень полюбил этот бренд и был его послом до самой смерти.

Изоляция, в которой оказался Советский Союз после Великой Октябрьской революции, отразилась на повседневной жизни его граждан. В дефицит попали и наручные часы, которые нельзя было импортировать в необходимых количествах. В то же время масштабная индустриализация, которую переживала страна, требовала пунктуальных рабочих. Поэтому в начале 1930-х годов Сталин решил, что Союз должен стать независимым в производстве часов. Это привело к парадоксальной ситуации, когда Советы купили неисправный завод в Огайо в США и перевезли его оборудование и сотрудников в Москву. Там машины избавились от всех необходимых компонентов и упростили производственный процесс. Через несколько лет они выпустили часы в объеме, равном объему швейцарских держав.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: