Черное золото под водой: горнодобывающие компании обращают внимание на подводные ресурсы

Черное золото под водой: горнодобывающие компании обращают внимание на подводные ресурсы

Подавляющее большинство мировых запасов нефти остается на дне океана, поэтому горнодобывающие компании строят гигантские платформы, и об их эксплуатации заботятся сотни сотрудников, которые отдают свою жизнь борьбе с усталостью и пожарами

Согласно статистике Международного энергетического агентства, ежедневное мировое потребление нефти составляет 100 миллионов баррелей, что эквивалентно примерно 15,9 миллиардам литров. А поскольку это невозобновляемый источник энергии, нефтяные компании постоянно ищут новые места. Строительство береговых горнодобывающих станций обходится дешевле, но классических месторождений, которые бы извлекали черное золото из однородного пласта, найти практически невозможно. Вместо этого компании сосредотачиваются на добыче нефти из небольших трещин в породе с помощью так называемого фрекинга, который, например, в США охватывает 65% добычи. Однако он значительно дороже традиционных методов и требует огромного количества воды. Именно поэтому месторождения ищут и в Мировом океане – по подсчетам ученых, под его дном скрыто 84% всех невозобновляемых ресурсов.

Фото: https://www.shutterstock.com/

Однако построить устойчивую платформу в море намного сложнее, чем на суше. Сначала необходимо найти месторождение, что сложно сделать под поверхностью и часто требует работы в течение нескольких месяцев. После проверки образцов подыскивается подходящее место для постройки платформы, и только после этого может начаться само строительство: обычно оно занимает около трех лет и в среднем стоит $700 миллионов. Однако гигантские платформы, такие как Thunder Horse, могут стоить инвестору целых 107 миллиардов долларов.

Хорошо оплачиваемая опасность


Как только станция упирается в воду — будь то закрепление сталью, бетоном или анкерной системой — начинается бурение земной коры. Затем обнаруженные залежи нефти и газа откачивают и хранят в резервуарах для хранения. Платформы рассчитаны на непрерывную работу, а за их работой следят сотни сотрудников. Они работают посменно, что обычно означает 14 дней напряженной работы и три недели отдыха. Таким образом, всего за две пятых года майнеры получат интересные деньги: средний техник зарабатывает $200 тысяч в год, но высокая награда компенсируется значительными требованиями и опасностями.

Рабочие должны полностью подчиниться жизни на платформе. Итак, если их смена начинается в полночь, это означает, что они обедают в шесть часов утра, ужинают в два часа и ложатся спать около четырех часов дня. Каждые два часа у них короткий перерыв. В изоляции далеко в море малейшее осложнение может иметь гораздо худшие последствия, чем на суше, и поэтому постоянный отдых помогает сохранять бдительность.

Неугасимый огонь


Подводные нефтяные месторождения часто находятся под давлением и могут взорваться на платформе после некачественного бурения. Взрывы нередко превращаются в пожары, которые часто неуправляемы, поэтому у рабочих нет другого выбора, кроме как ждать и дать им прогореть. Несмотря на все меры безопасности и регулярно повторяющиеся тренировки, пожар стал причиной 7% всех смертей на платформах.

Второй фактор риска – усталость, и никто не может избежать ее во время двухнедельных смен. Усталость не только усложняет работу с тяжелым оборудованием, но и приводит к падениям или несчастным случаям. Легкие травмы будет лечить фельдшер в лазарете, но медицинские учреждения в море не заменят госпиталь. Поэтому, если пациент требует более серьезного вмешательства, он может умереть до того, как вертолет доставит его на большую землю… Работа на платформе вообще одна из самых опасных: означает печальный рекорд для всей американской промышленности.
Черное золото под водой: горнодобывающие компании обращают внимание на подводные ресурсы
Фото: http://jkroom.blogspot.com/

После кризиса наступает кризис


Чтобы две недели разлуки и сокрушительного обязательства не сломили психику рабочих, на платформах есть кинотеатры, спортзалы, настольный теннис и другие игры. В каютах есть компьютеры с высокоскоростным доступом в Интернет, телевизоры. Поэтому жизнь на борту намного приятнее, чем много лет назад, когда единственная связь с материком обеспечивалась телефоном с ограниченным количеством бесплатных минут. Также на платформах есть специальные зоны для курения, где любители табака могут зажечь спички. Так что все устроено так, чтобы у рабочих было самое лучшее – но события последних лет не сильно облегчают им жизнь.

Пандемия затормозила отрасль в 2020 году: замедление мировой экономики привело к снижению спроса на нефть, которая начала терять в цене. Платформенная добыча резко упала – работы только в Мексиканском заливе были остановлены, а добыча была самой низкой с 2000 года. Это был второй нефтяной кризис за пять лет. Поэтому, по мнению экспертов, многолетняя тенденция отказа от оффшорной добычи набирает обороты. Если в 2005 году добыча достигла 26 миллионов баррелей в сутки, то десять лет спустя она составила «всего» 24,5 миллиона. В том же году материк давал 70,5 млн баррелей в день.

Европейский упадок


Перспективы старого континента намного хуже: он не только пострадал от ценового кризиса, но и запасы на берегах Европы истощаются. Хотя передовые технологии позволяют глубже проникать в пласты, этого недостаточно для финансовой устойчивости сектора. Поэтому ожидается, что более 200 платформ будут выведены из эксплуатации относительно скоро. Почти 2500 скважин закрыты, и только в Северном море осталось 78 000 километров устаревших трубопроводов.

При этом закрытие скважин – это вопрос не только исчерпания ресурсов, но и экологического мышления: даже Норвегия, добывающая больше всего нефти и газа в Европе без конкуренции, не игнорирует тяжелые последствия изменения климата. Поэтому в сентябре норвежцы избрали лидерами социалистов, которые пообещали постепенно отрезать экономику от ископаемого топлива. Таким образом, страна откажется от основного источника своего богатства, который позволил ей за последние 25 лет привлечь в государственный инвестиционный и резервный фонд более $1,2 триллиона – больше, чем у любого другого государства в подобной «копилке».

Поэтому в будущем строительство майнинговых станций будет осуществляться в основном развивающимися странами и климатически настроенными державами. Например, в прошлом году на индийском побережье заработала первая нефтяная вышка производства отечественной компании Megha Engineering & Infrastructures Ltd. Компания работает еще над 46 платформами и к 2026 году глобальный рост подводной добычи полезных ископаемых в странах третьего мира будет оцениваться в 3-5%.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: