Круэлла: почему Disney и другие студии пытаются вызвать симпатию к дьявольским персонажам?

Круэлла: почему Disney и другие студии пытаются вызвать симпатию к дьявольским персонажам?

Круэлла, боевик Диснея о ранних годах вымышленной далматинской ненависти Круэллы де Виль, присоединился к тенденции фильмов, которые стремятся вызвать сочувствие к дьяволу, особенно к злодеям из мультфильмов и комиксов нашего детства

Теоретически Круэлла задает сложный вопрос: какая трагическая предыстория может заставить аудиторию посочувствовать злодею, который хочет убить и снять шкуру со щенков? На практике, однако, этот великолепный, но предсказуемый фильм очень мало рассказывает нам о психологии зла – но много о состоянии сегодняшнего Голливуда. Критики выразили аналогичное беспокойство по поводу того, что Джокер (2019) очеловечивает злодея, который в предыдущих фильмах «просто хотел посмотреть, как горит мир». Но во всяком случае «Круэлла», кинематографическая раскраска по номерам, показывает, что мы всегда были очарованы историями о происхождении зла.

Фото: https://www.kino-teatr.ru/

Фильм можно охарактеризовать как сборник утомленных старых сюжетов в ослепительно модном тренчкоте. Подобно Эльфабе из Wicked, юная Эстелла (настоящее имя Круэллы) с самого начала отмечена как изгой из-за своей неестественной внешности. Блестящая, но обеспокоенная, над ней издеваются одноклассники, как злой гений Мегамозг из одноименного мультфильма, или как начинающая девочка-подросток Стивена Кинга Кэрри.

Падение Эстеллы начинается с убийства ее любезной матери самовлюбленной иконой моды по имени баронесса. Подобно Уолтеру Уайту из «Во все тяжкие», Эстелла принимает на себя темное альтер-эго, Круэллу, чтобы спрятаться за ней, когда она требует мести. Как и Люк Скайуокер из «Звездных войн», она затем обнаруживает, что ее заклятый враг на самом деле является ее биологической матерью. И, как бесчисленные злодеи из комиксов, она скрепляет свое превращение фальшивой смертью и сменой имени, заявляя, что «Эстелла» мертва и осталась только Круэлла.

Примечательно, что отсутствуют какие-либо злые дела со стороны Круэллы. Ни один человек, не говоря уже о собаке, не пострадал в фильме. Круэлла мучается из-за того, что она злая и плохая, но ее злодейские действия сводятся к срыву модных показов. Когда она заключила баронессу в тюрьму в кульминационный момент, это за преступление, которое действительно совершил ее враг. В какой-то момент баронесса убеждена, что Круэлла убила и сняла шкуру с трех своих далматинцев, но это оказывается уловкой, и Круэлла принимает собак в качестве домашних животных. Эта версия Круэллы – не извинение или ревизионизм: это практически фильм о другом персонаже.

Эффект голливудской вселенной


Круэлла и Джокер – это не просто история о том, почему современные зрители тянутся к злодеям. Они рассказывают нам историю о том, как крупные голливудские студии справляются с меняющейся аудиторией и рыночными условиями. Первая тенденция, которую они раскрывают, это стремление к созданию расширенных сюжетных миров на основе существующих свойств.

Сегодня в Голливуде правят «вселенные»: вселенная Marvel, вселенная «Звездных войн», миры Гарри Поттера или «Властелина колец». Когда мы, как потребители средств массовой информации, окружены огромным количеством каналов и вариантов выбора, облегчение этого выбора, предлагая нам больше того, что мы уже знаем и что нам нравится, это верный способ для продюсеров выделиться и снизить риск провала нового фильма. Как и предыстории, рассказанные в таких фильмах, как «Соло» (2018) или сериал «Фантастические твари», Круэлла предлагает заглянуть в ранее неизведанный уголок известной и любимой истории. Эта производственная стратегия превращает линейные истории с определенным началом и концом в огромные миры, в которые зрители могут возвращаться.
Круэлла: почему Disney и другие студии пытаются вызвать симпатию к дьявольским персонажам?
Фото: https://www.besthdwallpaper.com/

Решение рассказывать более мрачные, более зрелые истории, исследующие внутренний мир злодеев, отражает стремление студий расширить свою аудиторию. Ключевая целевая аудитория – взрослые, выросшие на фильмах «Диснеевский ренессанс» 1989–1999 годов, в том числе «Русалочка» (1989), «Красавица и чудовище» (1992) и «Король Лев» (1994). Студии стремятся привлечь внимание этой группы как родителей детей, которые теперь покупают игрушки и самих потребителей. Мы видим ностальгию по 80-м в популярной культуре последних 15 лет, от очень странных дел до недавних ремейков классических анимационных фильмов She-Ra и He-Man.

Обещая рассказывать неописуемые истории и отвечать на вопросы, на которые нет ответов, взрослые переосмысления привлекают поклонников, которые годами пересматривали оригиналы. Эти более мрачные и сложные фильмы также нацелены на достижение престижа и культурного признания для жанров, которые обычно считаются низкими или малолетними: супергероев, фэнтези и детской анимации. Стремясь рассказывать морально сложные и психологически реалистичные истории, студии, такие как Disney, стремятся расширять и улучшать свои бренды – особенно важная стратегия для конкуренции на рынке потокового контента.

Исследования показывают, что престижный оригинальный контент, который привлекает элитную взрослую аудиторию, является главной привлекательностью для таких платформ, как Netflix. Круэлла с ее сложными длинными кадрами и великолепным дизайном костюмов полна кинематографических шоу-лодок – именно то, что требуется потоковому сервису Disney + для своего совершеннолетия.

Мало что может быть более естественным, чем переосмысление вещей из детства, которые мы безоговорочно принимали. Рассказ Круэллы в более серых тонах, чем черный и белый, ничем не отличается. Эта тенденция отражает не столько внезапный культурный интерес к сочувствию злодеям, сколько желание студий удержать молодую аудиторию, которая теперь уже выросла.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: