Коронавирус: здоровье и политика всегда неразрывно связаны в Китае

Коронавирус: здоровье и политика всегда неразрывно связаны в Китае
С начала китайской революции в начале 20-го века цели общественного здравоохранения были неотъемлемой частью идеологии Коммунистической партии Китая (КПК). Огромная бедность Китая, связанная с плохой гигиеной и здоровьем китайского населения, особенно проживающего в сельской местности, свидетельствует о его отсталости перед миром. А Китай был «больным человеком Азии» во многих отношениях. Революционеры и социальные реформаторы, китайские или западные, в том числе медицинские миссионеры, считали, что улучшение здравоохранения для китайцев откроет дверь для модернизации. в ситуации разбирался корреспондент ИА "Экспресс-Новости".

После того, как КПК захватила власть и создала сильную централизованную коммунистическую страну – Китайскую Народную Республику (КНР) – в 1949 году, здоровье продолжало играть огромную роль во внутренней политике коммунистического государства. Сложным образом оно определило положение КНР в мире. И вот новая вспышка коронавируса вновь поставила эти проблемы в центр внимания. В связи с тем, что город Ухань заблокирован, а Китай направил срочную просьбу о помощи в поставке защитного медицинского оборудования, необходимость контролировать распространение вируса считается жизненно важной для стабильности и национальной безопасности Китая, а также политической легитимности КПК.

На протяжении всей истории Китая эпидемии, войны и стихийные бедствия, в том числе голод, считались признаками гибели многих династий – утраты Мандата Небес. Начиная с восстания желтых тюрбанов во 2-м веке нашей эры, почти все основные религиозные восстания в китайской истории включали в себя некоторые формы исцеления верой. Вспышка загадочной болезни была также связана с поражением армии полководца Цао Цао в битве при Красных скалах в 208-209 годах нашей эры. В результате Китай был разделен на три враждующих государства, вступивших в Период Трех Царств (220-280 г.г. н.э.), также известный как «Период разобщенности», который помнят как один из самых кровавых периодов в истории Китая.

В эпоху Мао Цзэдуна работа в области общественного здравоохранения стала одним из основных средств воздействия на массы. Кампании общественного здравоохранения были одновременно политическими кампаниями. В то же время руководство КПК прекрасно понимало, что обещания исцеления и здоровья являются мощными формами пропаганды.

В течение десятилетий после 1949 года руководство Мао и КПК сделали искоренение болезней и улучшение здоровья всего населения одним из центральных элементов своей политики. После большого скачка голода, который унес миллионы жизней, болезни, связанные с голодом, такие как отек, гинекологические проблемы и недоедание среди детей, разрушили всю страну. Чтобы доказать непогрешимость своего социалистического утопического проекта, руководство Мао и КПК снова попытались превратить массы в «верующих» с обещанием здоровья и исцеления. После краха государственной системы здравоохранения после голода они приняли инициативу в области здравоохранения на низовом уровне и превратили ее в революционный бренд – программу для босоногих врачей.

В течение 1970-х годов программа, также называемая «китайский подход к здоровью», стала публичным лицом КНР в ее отношениях с остальным миром. Лидеры Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в то время твердо считали, что опыт Китая в решении проблем здравоохранения с ограниченными финансовыми, технологическими и человеческими ресурсами должен распространяться на глобальном уровне. К 1978 году «Алма-Атинская декларация» ВОЗ утвердила «Здоровье для всех» в качестве глобальной цели первичной медико-санитарной помощи.
Коронавирус: здоровье и политика всегда неразрывно связаны в Китае


Тем временем руководство КНР осознало, что инициативы в области здравоохранения могут быть «недорогими, но прибыльными» мероприятиями, которые могут активизировать их усилия по продвижению нового международного порядка: Народного революционного движения против колониализма и империализма. В период с 1963 по 1989 год КНР направила медицинские бригады в более чем 40 стран Африки. Усиливающаяся медицинская гуманитарная деятельность КНР и узы дружбы, созданные благодаря таким начинаниям, помогли стране в ООН. На Генеральной Ассамблее ООН 1971 года 26 африканских стран проголосовали за восстановление статуса КНР в ООН.

С начала 1990-х годов в Китае произошли беспрецедентные масштабы урбанизации, в результате чего миллионы сельских жителей перебрались в города. Эти города создают все большие риски для здоровья: загрязнение воздуха и пандемии, такие как Sars в 2003 году, птичий грипп в 2013 году и теперь новая вспышка коронавируса, стали самой большой угрозой здоровью людей в городских районах.

Усугубление нынешней вспышки – это состояние системы здравоохранения Китая: перегружено, неэффективно, дорого и хаотично. В то время как были предприняты некоторые попытки реформировать систему здравоохранения в Китае, большинство из них были сделаны случайным образом. Например, после кризиса в Сарсе многие учреждения общественного здравоохранения были преобразованы в местные центры контроля заболеваний, но систематическая программа профилактики инфекционных заболеваний по-прежнему отсутствует.

По мере того, как политическое значение Сарса испарялось, деньги на исследования и профилактику быстро иссякали. Между тем, система здравоохранения Китая остается скорее реактивной, чем проактивной. Он по-прежнему не проходит стресс-тесты и не может справиться с серьезными вспышками заболеваний. Нехватка ресурсов еще больше усугубляется запутанной структурой отчетности в департаментах здравоохранения. Насилие против врачей, известное в Китае как «медицинские беспорядки», возросло в последние годы. У общественного здравоохранения нет долгосрочных целей, потому что этот вопрос подчинен политическим интересам КПК.

Отсутствие доступа к здравоохранению также сделало многих сельских мигрантов более уязвимыми к таким вспышкам. С конца 1980-х годов правительство КНР выбирало рыночную модель для финансирования услуг здравоохранения, что сделало его недоступным для многих, особенно сельских мигрантов в городах. Тем не менее, эти сельские рабочие-мигранты часто живут в ужасных, людных условиях, некоторые из них не имеют доступа к чистой воде. Их дома и рабочие места стали рассадником ряда инфекционных заболеваний и их распространения.
Коронавирус: здоровье и политика всегда неразрывно связаны в Китае


В связи со случаями распространения нового коронавируса, ВОЗ объявила 30 января чрезвычайной ситуацией в мире, обеспокоенной международным имиджем Китая как источника новой глобальной эпидемии, а также экономическим спадом и торговой войной. На фоне надвигающегося США нарастают вопросы о политической легитимности КПК. Некоторые люди в социальной сети Wechat сомневались в том, что если правительство не может контролировать распространение вируса, можно ли доверить ему правление страной, но эти посты были удалены. 2 февраля власти угрожали закрыть свои аккаунты в Вечате о том, что кто-то поймал распространяющих «слухи» о коронавирусе.

Помимо приказа заблокировать Ухань, власти в Пекине превратили контроль над вирусом в политическую кампанию. Так, 21 января высший политический орган КНР, ответственный за правопорядок – Центральная комиссия по политическим и правовым вопросам (КПЛАК) – открыто заявил, что любой, кто намеренно откладывает и скрывает сообщения о (вирусных) случаях из-за своих собственных интересов, будет вечно пригвожден к столбу позора. В сельской провинции Хубэй около Уханя местные власти написали сообщение на большом красном плакате, напоминающем о культурной революции. Он гласил: «Тот, кто не сообщает, что у него высокая температура, является классовым врагом народа».

КПЛАК также призвала все местные органы власти сделать «безопасность жизни людей и их физическое здоровье первоочередной задачей». Но в КНР защита жизни людей и их физического здоровья остается в значительной степени политической риторикой. Спустя семьдесят лет после основания КНР, Китай далек от того, чтобы быть «социалистическим садом», свободным от болезней, который представлялся в утопических планах КПК. Если вспышка Сарса в 2003 году стала тревожным сигналом, текущий кризис с коронавирусом должен стать срочным предупреждением: защита жизни должна иметь приоритет над ростом ВВП, пока не стало слишком поздно.

Посмотрите также интересное видео на нашем YouTube канале:

Коронавирус: здоровье и политика всегда неразрывно связаны в Китае

#Коронавирус #Китай #Здоровье #Политика #КПК #КНР
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: